Городские заметки. Обычное утро.

Обычное утро. Забежав в маршрутку с холодного ветра и упав на свободное место, начинаешь отогреваться и медленно впадать полусонное состояние. Кто-то, с хищностью зоркого орла завидев заветное пустое сиденье несется к нему, всех расталкивая, кто-то же медленно, словно нехотя плюхается на первое попавшееся. Кому же места не хватило, хмуро болтается на поручне. К слову сказать, большая часть попутчиков становится знакома, когда ежедневно ездишь на одном и том же автобусе, в одно и то же время. Некоторым из них я начала давать прозвища, чтобы запомнить, но об этом в другой раз.
Так было и в это утро: все свободные места для сидения были заняты и вновь заходящие люди медленно плелись в середину салона, чтобы повиснуть на поручне. На одной из остановок зашла женщина лет 50 в темном пуховике, пристально оглядев сидевших, встала рядом с самым молодым парнем, заткнувшим уши наушниками. Маршрутка медленно отъезжала от остановки, как вдруг резко остановилась, открылась дверь – забежал подросток и громко сказал: «Спасибо». Стоит отметить, что мальчик этот большинству из попутчиков был известен – он страдал каким-то заболеванием. Трудно было сказать, что он умственно отсталый, скорее чрезмерно непосредственный, с поведением на уровне 5-7-летнего ребенка. Заходя в маршрутку он, уже по обыкновению, громко говорит: «Уступите мне кто-нибудь место!». Народ встрепенулся с недоумением глядя на мальчика. Женщина в темном пуховике разразилась неистовым возмущением:
- Ты совсем взбрендил? С чего тебе должны место уступать?
- Мальчик, иди сюда, - подскочила со своего места женщина лет 32, - иди сюда, я тебе место уступлю.
- Девушка сидите, - в попытке ее остановить быстро протараторила женщина в пуховике, - я его знаю, мы пытаемся его приучить к хорошим манерам. Мы живем в одном доме.
Кто-то впереди уступил ему место, и девушка опустилась назад.
- Вообще-то, это ты должен уступать место женщинам и пожилым людям, - никак не успокаивалась женщина. - Ты здоровый мужик, а просишь уступить место. Что за молодёжь пошла, никто место не уступит! Ладно мы еще постоим, а беременные, а пожилые? Никого не чтут, плевать они хотели на всех. Уткнутся в телефоны, наушниками заткнут уши и сидят – ничего не вижу, ничего не слышу!
- Так они это специально делают, чтоб не уступать место, - подхватила пожилая женщина, сидящая впереди.
- Да! Так и есть! Ты понял? На будущее – ты должен уступать место, - обращалась снова к мальчику женщина в пуховике, - не смотря ни на что! Понял?
-Даже если у тебя спина болит! – опять подхватила пожилая женщина. - Даже если ты устал!
- Да! Я понял! Я учту это в будущем! – ответил мальчик.
- Вот и молодец!
Маршрутка останавливается, заходит девушка. Найдя применение совету, мальчик подскакивает и радостно кричит: «Девушка, садитесь!».
- Да сиди уже, - махнула рукой пожилая женщина.
- Нет! Мальчики должны уступать девочкам, Вы сами это сказали! – обняв портфель, гордо стоял мальчик.
- Вот молодец! Быстро учишься!
- Да! А Вы знаете, в каком я классе учусь? В пятом!
- А в какой школе? – решила поддержать разговор женщина в пуховике.
- В семнадцатой, - в силу своего заболевания мальчик говорил громко, немного шепелявя, иногда подергивая головой во время речи. Для ученика пятого класса он был достаточно крупный и рослый. Пухлые губы были практически всегда приоткрыты и выдавали неправильный прикус. При этом выглядел он всегда ухожено и чисто, а одежда вполне удовлетворяла последним модным тенденциям классической школьной одежды.
- А Вы знаете, у нас во дворе живет мистическая девочка?
- Почему мистическая? – хмыкнув, спросила женщина в пуховике.
- Потому что… Потому что она то появляется, то исчезает! Вот вроде бы смотришь, она на качели катается, а потом раз и ее нет!
- Да ты что! И куда же она девается? - уже откровенно хихикала женщина.
- Ну она же мистииичееескаааяяя!!! – протянул мальчик. - Никто не знает!
Улыбки на лицах пассажиров начали медленно растягиваться.
- А еще, - никак не успокаивался мальчик, - в нашем доме есть таинственная комната!
- Да ты что! – захохотала женщина, - и где же она находится?
- Под моей квартирой, этажом ниже!
- Сколько лет живу с тобой в одном доме, но что-то ни мистических девочек, ни тайных комнат не видела! – смеялась женщина, ее заразительный смех породил широкие улыбки на лицах пассажиров, - и где же живет эта твоя мистическая девочка?
- Я думаю, в этой таинственной комнате!
- Ну да, конечно же! Где ж ей еще жить!
- Да ты прям детектив! – во весь голос хохотала пожилая женщина.
- Да! Я уже раскрыл одно преступление!
- И какое же?! Наверное, какая квартира не платит за коммуналку? Видимо это та самая таинственная комната! – уже не сдерживаясь, во весь голос смеялась женщина.
Мальчик замешкался, не зная, что ответить. Попутчики подхватили хохот его собеседницы и уже особенно не стеснялись её поддерживать.
- Ладно, сыщик! – успокаиваясь, начала разговор женщина, - ты лучше скажи, с тобой раньше мужчина ходил, дядя твой? Где он сейчас?
- А, не, не дядя! Это дворник наш. Он уволился, потому что ему мало платили.
- Да с такого-то двора точно уволишься! То комнаты таинственные, то девочки-привидения бегают! Еще ты ходишь – тут точно кукушкой поедешь! – разразилась смехом женщина, а следом за ней и вся маршрутка. Она оглядывалась по сторонам, словно ища своей шутке поддержку. Мальчик стоял, не понимая, почему они смеются. В его глазах читался поиск ответа на этот вопрос. Так и не поняв, он решил блеснуть знаниями:
- Я коллекционирую монеты. Я нумизмат. И у меня есть вот что!
Он достал из кармана советский рубль и показал его женщине.
- Это очень редкая монета! Советский рубль! – он сказал это с особой гордостью, по всей видимости так, как это ему говорил кто-то из его родных. - Между прочим, эта монета самого Лееенииинаааа!
- Не хочу тебя огорчать, но это не самая редкая монета, - перебила его женщина в пуховике.
- А еще я коллекционирую машины, - не растерялся мальчик, - и у меня есть советская копейка! У вас хоть у кого-нибудь были копейки?! А у меня есть!
- Ладно, ладно! Смотри, как ты людей повеселил! Все смеются! То ехали на работу грустные, а сейчас смотри какие веселые! – уже более успокоившись, заговорила женщина.
Мальчик оглянулся на всех, посмотрел в окно и, повернувшись к водителю сказал:
- Я опаздываю, откройте мне дверь!
- Я не могу открыть дверь посреди дороги. Открою на остановке.
Доехав до остановки, мальчик отдал деньги водителю и, выходя из автобуса громко сказал: «Good Bay, my friends!»
Волна хохота пронеслась по всей маршрутке.
В этот момент я сделала любопытное заключение – смеялись люди старше 40 лет. Никто из молодых пассажиров не подтрунивал и не смеялся над мальчиком. Все с недоумением смотрели на хохотавших женщин, но и замечания им никто не сделал. Осмысление этого факта остановило резкое торможение маршрутки и выкрики водителя:
- Куропатка!
Затем полился нескончаемый поток ненормативной лексики. Оказалось, что водитель отставал от графика и хотел проскочить на красный свет светофора, но автоледи впереди него, «неожиданно» остановилась у стоп линии. Затем водитель забормотал что-то не связное, периодически стуча кулаком по рулю.
- О! Куропатка! Такого я еще не слышала! Ну ладно курица, но куропатка – это что-то новенькое! – заговорила одна из смеявшихся женщин.
Остальные тут же поддержали ее хихиканьем.
- Видать осеннее обострение у шизиков! – захохотала другая.
- Я этих тварей ненавижу, - повернувшись в салон автобуса с акцентом заговорил водитель, - эти мрази должны сидеть дома и жрать готовить, а не на мерседесах ездить!
- Точно обострение, - утвердительно сказала женщина в пуховике.

Так и живем: смеемся над инвалидами, нарушаем правила, ненавидим окружающих из-за собственной никчемности, а молодежь невоспитанная – место не уступает!