Как заработать на списанных самолетах

Компания RU-SKY специализируется на производстве предметов интерьера из деталей настоящих самолетов. О том, где найти списанный Ту-134 и как превратить его в бизнес, рассказал управляющий партнер RU-SKY, выпускник СКОЛКОВО MBA Александр Очков.

Фото: из личного архива
Фото: из личного архива

Проект мы запускали вразрез привычным правилам ведения бизнеса. Мы решили, что проекту быть еще до того, как приступили к расчетам и анализу отрасли. Однажды мы наткнулись на статью в журнале с упоминанием об американской компании, создающей мебель из самолетов, увидели фотографии изделий, и нам эта идея очень понравилась. Среди разнообразия предметов интерьера там оказались по-настоящему интересные решения.

Когда мы начали изучать индустрию, поняли, что в мире возрастает спрос на предметы, выполненные в авиационном стиле, в том числе на те, что сделаны из частей самолетов. Спрос формируется людьми, которые связаны с авиацией, а также теми, кого интересуют нестандартные интерьерные решения, кому смелость позволяет поставить у себя дома или в офисе необычную вещь.

История создания

На момент зарождения идеи в России уже были частные мастерские, которые выпускали единичную продукцию на уровне хобби. Никто из них не занимался массовым производством. После предварительного анализа было решено начать с небольших вложений, чтобы проверить, как откликнется рынок на такое предложение.

Александр Очков (фото: из личного архива)
Александр Очков (фото: из личного архива)

Думали над несколькими вариантами названия, и среди них наиболее логичным показалось сочетание RU-SKY, сокращение от Russian sky. Нам было принципиально важно в названии компании подчеркнуть связь с советским и российским авиационным наследием, которое мы стремимся сохранить.

Мы понимали, что рано или поздно выйдем на международный рынок — интерес к советскому прошлому станет дополнительным трамплином для нашего бизнеса. В реализации своей продукции компания рассчитывает на рынки США, Китая, стран Евросоюза, Ближний Восток, где почитается российская и советская летная история.

Где найти детали

Еще десять лет назад в России существовали свалки, где стояли брошенные гражданские и военные самолеты. Это были не обязательно аэродромы, но просто «бесхозные» пустыри рядом с ними. Некоторые из этих самолетов раньше служили музейными экспонатами, например, на Ходынском поле. В итоге по всей стране несколько десятков самолетов стояли под открытым небом без охраны. Любой мог их разобрать на металлолом, и никто бы этому не воспрепятствовал. Но со временем ситуация изменилась. Авиационных свалок в России больше нет, а брошенные самолеты могли остаться лишь на Крайнем Севере, Дальнем Востоке, Сахалине, откуда их слишком нерентабельно вывозить в Центральную Россию.

Мы начали изучать вопрос на авиационных форумах и выяснили, что есть неструктурированный рынок «утилизаторов». Некоторые люди зарабатывают на жизнь тем, что закупают списанные борта и затем по своим каналам отправляют их на переплавку. Через профессиональные авиационные форумы удалось выйти на нескольких таких поставщиков.

Фото: из личного архива
Фото: из личного архива

Потом мы узнали, что в летных училищах остались судна, которые не используются по своему назначению.

Еще один канал поставки — авиационные ремонтные заводы. У моего партнера отец работал в гражданской авиации. В его функции входило снабжение авиакомпаний запчастями и заключение договоров по ремонту самолетов. У него сохранилась база авиаремонтных заводов, благодаря которой мы получили доступ к целому ряду таких предприятий.

Иногда собственник самолета после его прибытия на техническое обслуживание или ремонт понимает, что смысла нести дальнейшие расходы на машину нет и оставляет борт невостребованным на территории завода.

Как списанные самолеты оказываются на заводах? Иногда собственник самолета после его прибытия на техническое обслуживание или ремонт понимает, что смысла нести дальнейшие расходы на машину нет и оставляет борт невостребованным на территории завода. В итоге на авиаремонтных заводах находится много списанных самолетов, в основном это старые советские борта, у которых летный ресурс уже выработан. Какие-то самолеты используют как доноры для аппаратов, находящихся в строю, часть из них заводы продают тем же «утилизаторам», часть отдают под нестандартные формы проведения досуга: внутри самолета делают кафе или помещают судно на дно водоема для дайверов. В ряде случаев самолеты передают для исследований или проведения учебных операций.

Так мы постепенно выстроили связи с теми, у кого есть доступ к списанным бортам.

Изначально акцент был на советской авиации, выбирали самолеты, которые начали летать в 1960 — 1980-е годы. Позже мы расширили линейку бортов, с которыми готовы были работать, так как самолеты иностранного производства тоже летали в России под ливреями наших компаний, следовательно, являлись частью истории российской авиации. Из советских самолетов нам «достаются» Ан-12, АН-26, ТУ-134, Ту-154, а из зарубежных бортов мы активно работаем с Bombardier и Boeing.

Каждое свое изделие мы сопровождаем специальным обозначением — интерактивной ссылкой на историю конкретного борта, из которого это изделие изготовлено.

Как устроено производство

В дизайне изделий мы всегда отталкиваемся от заданных форм самолетных деталей. Корпус наших часов состоит из части фюзеляжа, которая не подвергается никакой трансформации — форма часов предопределена изгибом корпуса самолета и геометрией иллюминатора. Циферблат сделан в лаконичном стиле, с отсылкой к авиационным приборам.

Слева   —  деталь фюзеляжа Bombardier CRJ-200, справа  —  часы RU-SKY
Слева — деталь фюзеляжа Bombardier CRJ-200, справа — часы RU-SKY

Недавно мы начали сотрудничать с промышленными дизайнерами, вместе с которыми разрабатываем серию мебели из носовой части Ту-134 — корпуса штурманской кабины. Завершить работу планируем в феврале, а весной представим первую партию изделий.

Сейчас мы систематизируем производственные процессы и налаживаем полуконвейерное производство. Пока вся наша продукция — это единичные выпуски, так как тонкая обработка металла требует ручного труда, например, весь циферблат часов набирается вручную пинцетом и потом приклеивается на основу. По этой причине продукция у нас недешевая.

Диван, выполненный из корпуса двигателя самолета ТУ-134 А
Диван, выполненный из корпуса двигателя самолета ТУ-134 А

Наладкой производственного процесса мы занимались с апреля по август 2018 года. Специалистов по обработке металла нашли в профессиональных тюнинговых автомастерских. Кроме того, нам потребовались мебельщик и технолог. Также мы сотрудничаем с дизайнерами, специалистами по 3D-моделированию и интерьерным решениям.

Поиск новых рынков

В Евросоюзе и Америке много авиационных коллекционеров, которые восстанавливают советские самолеты и даже летают на них. Для нас это интересный рынок. С помощью Московского и Российского экспортных центров мы планируем представить нашу продукцию на тематических международных выставках. Кроме того, сейчас формируем новую команду из продавцов, структурируем сайт под зарубежную аудиторию, налаживаем работу в социальных сетях на английском языке.

В планах выйти на популярные электронные площадки для продвижения продукции, такие, как AliExpress. Но больших надежд на них не возлагаем, потому у нас нишевая продукция для очень избирательной аудитории. Мы активно ищем партнеров в секторе премиальных продуктов в России, а с помощью специалистов по внешнеэкономической деятельности — за границей.

Сейчас RU-SKY ведет диалог с немецкой компанией, и мы уже отправляем в Дубай первую партию через наших локальных партнеров — «ТФТ-Аэро». Эта компания занимается производством гражданских развлекательных авиасимуляторов, приближенных к профессиональным. Они устанавливают свои симуляторы в одном из торговых центров Дубая. Там же будет размещена и наша продукция. Так мы надеемся оценить отклик ближневосточного рынка. Мы кастомизируем свои изделия под местного клиента, например, специально для арабского рынка покрыли золотом несколько экземпляров наших часов.

В среднем выручка компании составляет 500 тысяч рублей в месяц. В первом квартале этого года мы должны окончательно выйти на самоокупаемость, а к марту-апрелю планируем достигнуть стабильного роста объемов реализуемой продукции. Сейчас показатели каждого месяца у нас разные, но в целом мы находимся «около нуля», поскольку вкладываем прибыль в оборудование и материалы.