А. Ахматова и Ф. Раневская: что связывало этих двух женщин?

Обложка книги "Ахматова и Раневская. Загадочная дружба." Веры Брем
Обложка книги "Ахматова и Раневская. Загадочная дружба." Веры Брем

Анна Ахматова и Фаина Раневская - две великие женщины, ставшие олицетворением целой эпохи: одна в поэзии, другая в кино.

Они такие разные - непреступная, холодная, с виду надменная "царица всея Руси" и остроумная, взбалмошная, с виду беспардонная "королева второго плана".

Ф. Раневская: путь от забитой девочки к великой актрисе
3 мужа Анны Ахматовой: несчастливая судьба поэтессы

Однако, они нашли общий язык, а их дружба прошла суровое испытание действительностью (огонь, воду и медные трубы) и выстояла.

«В сущности, никто не знает, в какую эпоху он живет. Так и мы не знали в начале 10-х годов, что жили накануне первой европейской войны и Октябрьской революции. Увы!» – писала Анна Ахматова.

Купить на ОЗОН.РУ - "Ахматова и Раневская. Загадочная дружба" В. Брем

1️⃣ Знакомство поэтессы и актрисы

О моменте их знакомства ведутся споры, так как каждая сторона давала свою версию. Самая распространенная версия - это личное знакомство в Ташкенте во время эвакуации (1941 год).

Однако сама Раневская настаивала на другом. Мол, еще живя в Таганроге впервые познакомилась с творчеством Ахматовой и была настолько потрясена, что сразу же отправилась в Ленинград выразить свое уважение.

«Открыла мне сама Анна Андреевна. Я, кажется, сказала: «Вы мой поэт», – извинилась за нахальство. Она пригласила меня в комнаты – дарила меня дружбой до конца своих дней…»

Поэтому она всякий раз в разговоре с друзьями упоминала: «Любила, восхищалась Ахматовой. Стихи ее смолоду вошли в состав моей крови»

2️⃣ Зарождение большой дружбы в Ташкенте

Фаина Раневская попала в Ташкент вместе с семьей Павлы Вульф, а Ахматова попала в этот город благодаря Лидии Чуковской, которая взяла на себя все хлопоты по перевозке уже немолодой поэтессы из Чистополя (Татарстан) в "хлебный город".

«В первый раз, придя к ней в Ташкенте, я застала ее сидящей на кровати. В комнате было холодно, на стене следы сырости.
– Я истоплю вам печку.
– У меня нет дров.
– Я их украду.
– Если вам это удастся – будет мило.
Большой каменный саксаул не влезал в печку, я стала просить на улице незнакомых людей разрубить эту глыбу. Нашелся добрый человек, столяр или плотник, у него за спиной висел ящик с топором и молотком. Пришлось сознаться, что за работу мне нечем платить. «А мне и не надо денег, вам будет тепло, и я рад за вас буду, а деньги что? Деньги – это еще не все». Я скинула пальто, положила в него краденое добро и вбежала к Анне Андреевне». А я сейчас встретила Платона Каратаева». У нее оказалась картошка, мы ее сварили и съели» - воспоминания Ф. Раневской первой встрече в Ташкенте.

Ахматова часто навещала свою подругу в доме семьи Вульф - они собирались в одной комнате и долго читали стихи. Эрзац-внук Раневской вспоминал о ташкентском периоде:

"Когда указывали на Анну Андреевну и просили сказать кто это, я отвечал: «Мировая тетя». Раневской нравился мой ответ, в нем она видела силу моего младенческого интеллекта и в Ташкенте называла Ахматову «мировая тетя». А еще Фаина Георгиевна называла Ахматову «Рабби» и ласково «Раббенька» – за мудрость; я отчетливо помню приглушенную, нежную интонацию ее низкого голоса: «Раббе, скажите…».

Актриса восхищалась талантом Ахматовой и даже посвятила ей четверостишие, о котором рассказала коллеге Константину Михайлову:

«О, для того ль Всевышний Мэтр
Поцеловал твое чело,
Чтоб, спрятав нимб под черный фетр,
Уселась ты на помело?»

Ахматова в свою очередь, тоже дала подруге прозвище - за любовь к актерству и привычку импровизировать называла Раневскую шутливо «Чарли».

В фильме «Родные берега» персонаж Раневской декламировал стихи Анной Андреевны:

«Дай мне горькие годы недуга,
Задыханья, бессонницу, жар,
Отыми и ребенка, и друга,
И таинственный песенный дар —
Так молюсь за Твоей литургией
После стольких томительных дней,
Чтобы туча над темной Россией
Стала облаком в славе лучей»

Но такое близкое общение с Фаиной Раневской одобряли не все знакомые поэтессы, нелестно отзываясь об актрисе, ее привычках и скверном характере. Некоторые из ее окружения прямо заявляли, что она «роняет себя», снисходя до Раневской. Это стало причиной раздора между Ахматовой и Лидией Чуковской.

Однажды, в кругу друзей Анна Андреевна предложила учредить общество людей, которые не обсуждают окружающих, так как необходимо было сохранить хотя бы минимальную «чистоту воздуха».

Во время болезни Ахматовой осенью 1942 года именно Раневская занималась ее выхаживанием: готовила ей диетические блюда, кормила с ложечки, помогала с процедурами, развлекала.

3️⃣ Продолжение дружбы: в Москве и Петербурге

Весной 1943 года Раневская покинула Ташкент, вернувшись в Москву. А в 1944 году в Ленинград вернулась и Ахматова. Весь этот год их дружба продолжалась - они часто писали друг другу письма, после - еще и навещали друг друга то в Москве, то в Ленинграде.

В июне 1945 года, когда Раневская легла в больницу с опасениями на злокачественную опухоль, ее навестила Ахматова, подарив свое фото.

«Спасибо, дорогая, за вашу заботу и внимание и за поздравление, которое пришло на третий день после операции, точно в день моего рождения в понедельник. Несмотря на то, что я нахожусь в лучшей больнице Союза, я все же побывала в Дантовом аду, подробности которого давно известны. Вот что значит операция в мои годы со слабым сердцем. Обнимаю вас крепко и благодарю»

В июне 1946 года уже в Ленинграде Ахматова подарила Раневской экземпляр «Поэмы без героя». А всего через пару месяцев, вышло партийное постановление о закрытии журналов "Звезда" и "Ленинград", в которых печаталась поэтессе, а саму Ахматову исключили из Союза советских писателей.

Это время было самым тяжелым для нее - отвернулись многие знакомые и "станция Ахматовка", как сама поэтесса называла многолюдные собрания в своей квартире, приказала долго жить. Среди немногих друзей, продолжавших поддерживать связь с опальной писательницей, была Фаина Раневская, часто навещавшая ее во время ленинградских съемок.

«Сегодня хорошая газета, сегодня меня не ругают» - шутливо замечала поэтесса, пролистывая очередную газету.

Стихи Ахматовой перестали считать крамольными лишь после 1960 годов - тогда она стала чаще давать интервью зарубежным журналистам, ей присвоили звание доктора Оксфордского университета, и даже дважды номинировали на Нобелевскую премию по литературе.

В 1965 году Раневская в письме своим друзьям Гариным с восторгом напишет:

«Была у меня с ночевкой Анна Ахматова. С упоением говорила о Риме, который, по ее словам, создал одновременно и Бог и сатана. Она пресытилась славой, ее там очень возносили и за статью о Модильяни денег не заплатили, как обещали. Премию в миллион лир она истратила на подарки друзьям, и хоть я числюсь другом — ни хрена не получила: она считает, что мне уже ничего не надо, и, возможно, права.
Скоро поедет за шапочкой с кисточкой и пальтишком средневековым, — я запамятовала, как зовется этот наряд. У нее теперь будет звание. Это единственная женщина из писательского мира будет в таком звании. Рада за нее. Попрошу у нее напрокат шапочку и приду к Вам в гости».

5 марта 1966 года умерла Анна Ахматова.

«Гений и смертный чувствуют одинаково в конце, перед неизбежным. Все время думаю о ней, вспоминаю. Скучно без нее… ».

А в 1991 году была издана книга воспоминаний об Анне Ахматовой, только воспоминаний Раневской там не было. Она объясняло это так:

«Меня спрашивают, почему я не пишу об Ахматовой, ведь мы дружили… Отвечаю: не пишу, потому что очень люблю ее».

Подписывайтесь! Ставьте "палец вверх"!

Дон-жуанский список Анны Ахматовой: романы поэтессы
7 цитат Ф. Раневской: категорично о женской логике
Марина Цветаева: жестокая мать для младшей дочери
Марина Цветаева: романы с мужчинами и женщинами