Мотивация на лечение.

Большое количество родственников обращаются с одной и той же проблемой: сын пришел из реабилитации (неважно какой, все понимают какой) и начинает употреблять. «Что нам делать? Мы хотим отправить его на лечение к Вам, к другим, хоть куда-нибудь, но вот не хотелось бы нам насильно его куда-то отправлять. Как же нам быть?», - спрашивают взволнованные родственницы.

Когда узнаёшь, что происходит в доме в текущее время, то там всегда одно и то же: Он, наркоман, живёт с мамой. Всегда с мамой. Мама его там обстирывает, обглаживает, кормит. Но денег ему мама не дает. Это «жесткая любовь» у них называется. И всех их это объединяет, эта модель отношений.

Хотите я вам дам сейчас алгоритм простой, рабочий, который действительно помогает?

Всё, что нужно сделать, друзья мои, забрать его из теплой маминой кроватки!

Конечно, ни один добровольно на это не согласится, но ведь то, что нам необходимо сделать, это и есть жёсткая любовь, этот приём называется «закрыть ключ». Я спрашиваю у этих матерей, в глазах которых плещутся паника и страх за «кровиночку»: «Чего вы боитесь? Ему 23, 25, 30 лет!». И я в шоке от их ответов: «А куда? А как он пойдёт? Он же там пропадет вообще!!!».

Да не пропадет он, поверьте. Ему это просто необходимо. Он иначе просто ничего не поймёт. Он же так стремится ко всему запрещенному, к этой свободе. Вы же помните с детства как было? Чем больше запрещают - тем больше этого хочется.

Простой пример. Вот стоит в холодильнике пирожное. И стоит, и ещё неделю бы стояло. Пока папа не подойдет и не скажет: «Так, это пирожное не трогать, никому нельзя его есть, я только буду его есть!». И в эту же секунду у тебя желание просыпается, и ты думаешь: «Во – первых, а что же там за пирожное такое, чем оно заслужило такое внимание? А во-вторых, почему именно папа должен его съесть, почему бы МНЕ его не съесть?» Так всегда.

Синдром сопротивления срабатывает. То есть, как только кто-то что-то начинает запрещать - мы начинаем это сильно хотеть. То же самое у вас происходит в отношениях с наркоманом. Вы запрещаете ему употреблять. У вас особая игра - вы запрещаете, а он хитрит, обходит, маневрирует для того, чтобы получить желаемое.

А вы лишите его этой игры. Смотрите, как состоит диалог. Вообще он очень прост. Садитесь напротив сына, и без вот этих вот «всё, иди употребляй, иди помирай. Мы для тебя все сделали!!». Нет, давайте без надрыва, размазывания слёз и соплей, без внушения чувства вины, стыда и других чувств. Говорить надо спокойно, уверенно, вы же со взрослым разговариваете, не так ли??? Говорите примерно следующее: «Слушай, я уважаю твой выбор. Хочешь наркоманить? Думаю, вся молодежь 21 века хочет употреблять. И ты хочешь. Ничего страшного, иди. Даже если ты станешь геем и будешь спать с мужчинами, я тебя не буду осуждать. Это твой выбор».

Лишите его вот этой игры в сопротивление, в то, что кто-то будет его осуждать, кто-то будет это запрещать. Никто ничего не запрещает. Все взрослые. Все сделали свой выбор. Хочешь – иди. Дверь закрывается, и тогда мы переносим этого человека в тот мир, к которому он так стремился.

А знаете, свобода - она как фрукт. Начинаешь есть незрелый фрукт, а он очень кислый, а зачастую и горький. Вот и со свободой так же. Личности к свободе нужно созреть. И чтобы обрести эту свободу, и чтобы она была по вкусу. Мы же знаем, кого мы «на свободу» отправляем. Он стопроцентно хлебнет горя и поймет, что свобода - это не то, что он себе нафантазировал. Он потусит, по друзьям побегает, да и надоест ему. Друзья достаточно быстро скажут: «Слышь, ты уже надоел, Вася. Ты иди уже куда-нибудь».

Оттуда выгонят, отсюда выгонят и поймет «кровиночка», что не так все чудесно, как рисовало воображение, поймет, что такое «мама», что такое теплая кровать, почем нынче хлеб, и чего стоит тарелка горячего маминого супа, а также придет осознание, что «чудеса» закончились.

И вот уже из этих условий человека можно и нужно забирать на реабилитацию.

Поверьте, это очень большая разница: забирать его с улицы, и, тогда, мы, приехавшие за ним – спасители и миротворцы, или забирать его из дома, и в этом случае, мы для него – враги, вторгшиеся в его жизнь. Смотрите, ведь это вопрос мотивации. Это очень важный момент. Внутренние изменения почти всегда происходят, когда есть внешний стимул. Почти всегда.

Это работает в любой сфере жизни, не только с наркоманией. Взять, хотя бы, пример девушки с лишним весом. Ей и самой не нравится ей ее фигура. И вот эти ушки на боках, и целлюлит, и прочее. Но она мирится с этим, ровно до тех пор, пока она не пойдет на первое свидание и какой-нибудь интернет - знакомый ей не скажет: «Лен, а ты себя в зеркале видела?», и уйдёт. И именно эти сильные чувства (гнев, обида, стыд) дадут толчок и мощную энергию для начала трансформации, сначала внутренней, а затем и внешней. Лена сядет на диету и займется спортом. Это реальная история.

Всё, что происходит внутри нас, имеет внешний стимул. На нас кто-то или что-то должны повлиять. Ты, мама, будешь влиять. Потому что скорее всего, читает это мама. Папы не читают. И в этих семьях, о которых я сейчас говорю, папы всегда невнятные. Он не папа, не лидер. Мамы лидеры. Поэтому в этих семьях дети никогда-никогда не слушают ни маму, ни папу. Творят, что хотят.

Еще 200 лет назад А.С Грибоедов писал: «Не надобно иного образца, когда в глазах пример отца». С тех пор ничего не изменилось. А с кого детям брать пример? Это, кстати, для девочек информация к размышлению. Если вы не хотите мучиться в дальнейшем, выбирайте себе сразу нормального мужчину. Чтобы это был настоящий мужчина, лидер. В чём смысл нормального мужика? Он если видит, что жена нервничает, а сын приходит и творит беспредел, он сыну всю шею размылит, никогда не позволит на своей территории такому быть. Настоящий мужчина скажет: «Ты – наркоман, ты в этом доме больше не живешь». И выгонит. Это слово Отца, и оно имеет вес и последствия. И это страшно. А если мужик никакой не отец… Эти все проблемы мы потом разгребаем до конца дней.

Этот алгоритм прост, друзья мои. Дети ведут себя так, не потому, что они плохие, а потому, что они росли в этой семье и имели такое воспитание. Женщины, у которых нет мужчины, мужа, лидера сильного, или он есть чисто номинально, всегда прибегают к запрещенным приемам, манипуляциям. Представьте себе, у женщины нет спины, за которую можно спрятаться, нет человека, который примет решение, возьмет всю ответственность на себя. Конечно, ей приходится самой всё контролировать, со всеми договариваться, вести эту женскую политику бесконфликтности. И она и там с этим поговорила, и здесь замяла. А ведь ни к чему хорошему это не приводит.

У такой матери все время в ход идут манипуляции через вину, стыд. «Как тебе не стыдно. Вот у меня здоровье. Ты меня расстраиваешь, не жалеешь мать!». Манипулирует, а дети не воспринимают таких матерей всерьёз. Вообще. Дети ведь манипуляторы почище взрослых, они и мастер – класс дать могут, а, главное, они чётко знают, чего стоит весь этот цирк. Для них это всё шито белыми нитками. Мать сидит и плачет: «Как же так?! Почему он меня не слушает? Почему он вообще никак на мои слова не реагирует?». Ответ очевиден.

Что в итоге? Необходимо собрать последнюю волю в кулак, ключики, закрыть дверь и сказать: «Всё, под этой крышей только я - человек старой закалки, понимаешь? Я - женщина из Советского Союза. У нас не принято ерунду всякую курить, колоться. Поэтому, давай так, ты двигаешь к своим и там у вас происходит, то, о чем ты мечтаешь. А мы находимся в своем мирке, у нас все хорошо и комфортно». При этом очень важно отметить, что «Я вижу сын/дочь, что тебе безразлично мое здоровье. Ты же знаешь, как я нервничаю, потихонечку умираю. Поэтому я сейчас фокус внимания смещаю с тебя, ведь смысла нет тебя контролировать, т.к. тебе безразлично мое здоровье, а мне есть до него дело, и я сейчас занимаюсь собой, а ты занимаешься собой и все довольны. Я тебя не осуждаю».

Полное разрешение, то есть, карт-бланш на то, чтобы человек шел и занимался чем он хочет. Лишите его игры с запретом. И всё. Нет бунта. Потом недельки через две - три, неизвестно, сколько ему понадобится времени, но он уже будет полуфабрикат, так называемый. Он уже почти готов. Да, некоторые затягиваются, которые действительно до мозга костей наркоманы. Они месяцами могут, годами могут так жить. Но поймите, уж лучше он так живет там, а не в вашем доме и вы при этом не умираете. С глаз долой, из сердца вон. Без всякого чувства вины, контроля. Отпустили, расслабились.

Ну, а если произошла реальная беда и его уже нужно выдергивать из этой среды, мы тоже можем в этом помочь. Не только мы. Много таких. Так называемые миротворцы, которые приезжают и забирают человека из ада. Но для начала он должен в этот ад погрузиться, чтобы не из домашней кровати его выдергивать. Ведь никто не будет рад поменять кровать домашнюю на реабилитантскую. А вот когда он на улице ночует - в реабилитации ему будет даже интересно.

Вот такое послание. Действуй.