Тюрьма Самарские "Кресты"

К концу XIX века перед властями многих регионов Российской империи остро встала проблема размещения следственных арестованных и уже осужденных, приговор в отношении которых вступил в законную силу. Существовавшие в то время тюрьмы были переполнены, порой в три-четыре раза выше санитарных норм. В начале 90-х годов вновь образованное Главное тюремное управление Российской империи приняло решение о возведении новых тюремных замков в ряде городов. В частности, в Самаре при таком строительстве за образец были приняты питерские «Кресты», поскольку этот волжский город уже тогда был одним из крупнейших в России пересыльных пунктов на железнодорожном пути, по которому тысячи каторжан и ссыльных отправлялись в Сибирь.

По столичному проекту

В январе 1896 года тюремное управление заключило договор на строительство тюрьмы в Самаре с проверенным подрядчиком - купцом первой гильдии Пимоновым. При этом устройство пароводяного отопления и вентиляции приняла на себя фирма «Братья Кертинг», а электрического освещения - фирма «Сименс и Гальске».

Закладка здания новой тюрьмы состоялась 29 июня 1896 года. Сразу же после этого началось строительство, которое велось по проекту, разработанному архитектором Главного тюремного управления профессором Томишко. Он был далеко не новичок в российском тюремном деле: в частности, именно Томишко был автором проекта знаменитых «Крестов», открывшихся в 1893 году в Санкт-Петербурге. Свое название такой тип тюрем в народе получил потому, что на плане это здание имело хорошо заметную крестообразную форму. А поскольку и у петербургских, и у самарских «Крестов» был один и тот же архитектор, никого не могло удивлять, что здание Самарского централа в итоге стало уменьшенной копией петербургского тюремного замка.

Строительством руководил губернский архитектор Хилинский. Хотя чертежи здания были подготовлены в срок, различные дополнения увеличили первоначальный размер сметы на строительство более чем на треть. Полная же стоимость тюремного комплекса достигла 900 000 рублей - суммы, доселе невиданной в деле возведения казенных зданий в российской провинции.

В своем окончательном варианте самарские «Кресты», как окрестили в народе новую тюрьму, были рассчитаны на 969 арестантов. На тюремном дворе располагалось четырехэтажное крестообразное здание тюрьмы. Это четырехэтажное здание выглядело совсем не по-тюремному, на фоне расположенных вокруг него одно- и двухэтажных деревянных строений оно весьма резко выделялось своим внешним видом. При этом по решению архитектора для еще большего облагораживания пейзажа весь комплекс тюремных сооружений был обнесен каменной оградой толщиною в полтора кирпича и высотой в 5,5 аршина. В ней через равные промежутки стояли столбы, выступающие наружу на 2,5 кирпича. Для въезда во двор в ограде были устроены аккуратные латунные ворота, а для прохода людей в воротах открывалась калитка.

Торжественная передача всего тюремного комплекса в ведение казны состоялась 12 декабря 1898 года. В новые камеры тут же была доставлена первая партия заключенных, а в соседние здания вскоре переехало и тюремное руководство в полном составе. Согласно проекту, в главном административном корпусе поселились начальник тюрьмы, его помощники, тюремные фельдшеры, священник, псаломщик и заведующий электростанцией.

Чудо тогдашней техники

Самарский тюремный замок стал грандиознейшим сооружением своего рода, не имеющим себе равных в рамках российской провинции, а по условиям содержания заключенных - одной из наиболее комфортных тюрем в России. Показательно, что в то время в Самаре подобные бытовые удобства имели лишь единицы из числа ее «свободных» жителей. Зато заключенным здесь были предоставлены электричество, водопровод, вентиляция, паровое отопление и даже канализация.

Одно лишь сооружение электросистем в самарских «Крестах» обошлось казне в громадную по тем временам сумму - в 41 000 рублей. При этом необходимо отметить, что даже само по себе устройство электрического освещения в тюрьме в конце XIX века многие современники считали настоящим чудом. Большинство арестантов, оказавшись в камере «Крестов», особенно мужики из отдаленных деревень, вообще впервые в жизни видели электрическую лампу, недоумевая при этом, как она может светиться без видимого пламени. Показателен и такой факт: за весь первый год работы новой самарской тюрьмы лишь однажды лампочка была испорчена по вине заключенного, да и тот при этом находился в ненормальном состоянии. Прочие же арестанты откровенно боялись притрагиваться к электрическим проводам и приборам, опасаясь сокрушительного действия незнакомой им силы природы.

Кроме того, были устроены и другие невиданные для того времени удобства - принудительная вентиляция во всех помещениях, паровое отопление от собственной котельной, водопровод и автономная система канализации. В начале XX века все эти устройства по праву называли «чудом тюремной техники». Правда, административное здание, а также дома, где жили начальник тюрьмы, охрана и прочие тюремные чиновники, в отличие от главного корпуса в холодное время года обогревались с помощью печного отопления.

Что касается водоснабжения, то в главном здании также был свой самостоятельный водопровод, питавшийся от подземного источника. На всех четырех этажах основного корпуса были устроены специальные кипятильники в виде медных колонок для снабжения арестантов кипятком. Местная же канализационная система и вовсе считалась гордостью самарской тюрьмы. Она состояла из керамических труб, проходивших внутри всех зданий и затем - по всему тюремному двору, чтобы в итоге грязные воды стекались в один колодец глубиной в 24 сажени, снабженный фильтром.

Кроме того, в течение 1913-1914 годов весь тюремный комплекс заново отремонтировали, оборудовали электросигнализацией и телефонной сетью, а также расширили больницу для заключенных. В 1914 году ремонтные работы проводились в основном в зданиях женского отделения тюрьмы. Одновременно была начата постройка новой женской больницы. А еще перед самыми революционными событиями 1917 года здесь успели установить дезинфекционную камеру японского производства и запустить собственную мельницу для мукомольных работ.

На нарах и большевик, и губернатор

В Самару направляли наиболее опасных преступников со всего Поволжья, с Кавказа и из Туркестанского края. Часто горожане могли видеть, как на ж/д вокзале останавливался прицепленный к основному составу столыпинский вагон, и солдаты конвойного полка, выводили очередных узников "Крестов". Их строили в колонну и под штыками трехлинеек заставляли идти по Ильинской улице к месту заключения. В "Крестах" сидели уголовники и политические. Особо опасные "медвежатники", "карманники", авторитетные воры на долгие годы занимали одиночки без права общения с другими узниками, чтобы не передать опасные для государства знания и опыт.

Во времена трех русских революций в одиночных камерах Самарской губернской тюрьмы побывало немало известных революционеров. Так, в 1913 году здесь несколько суток провела Инесса Арманд, сосланная в это время в Самару за принадлежность к РСДРП(б). Затем здесь побывали многие другие известные большевики: А.И. Рыков, Н.М. Шверник, Л.Б. Красин, а также В.В. Куйбышев и его гражданская жена П.М. Стяжкина, которые нелегально проживали в Самаре после бегства из иркутской ссылки. Кстати, Стяжкина 3 марта 1917 года прямо в камере этой тюрьмы родила сына Куйбышева, впоследствии названного Владимиром. Для нее и ребенка это были последние часы за решеткой: в тот же день в тюрьму ворвалась толпа местных жителей, вдохновленных отречением от престола Николая II, которая освободила всех политзаключенных.

А после февральских событий в камерах губернской тюрьмы оказались те самые царские чиновники, которые еще месяц назад сажали сюда большевиков. По распоряжению Комитета народной власти 3 марта 1917 года были арестованы самарский губернатор Л.Л. Голицын, начальник жандармского управления полковник М.И. Познанский, двое его помощников - В.А. Станкевич и Н.И. Еманов, самарский полицмейстер А.К. Крокосевич и некоторые другие должностные лица. Правда, все они сидели в тюрьме недолго: уже 7 марта тот же Комитет постановил их освободить.

В июне 1916 года, когда большевики при наступлении чехословацкого корпуса бежали из Самары, на тюрьму совершила налет «революционная банда» численностью в 150 человек. Угрожая пулеметами, анархисты овладели зданием и выпустили из камер 470 матерых уголовников. Одновременно бандиты разгромили тюремный цейхгауз, забрали оттуда все более-менее ценное, в первую очередь запасы продовольствия, а затем скрылись на полубронированном автомобиле.

При советской власти губернская тюрьма, переименованная в СИОН (Самарский изолятор особого назначения), некоторое время использовалась по своему прямому назначению, пока 1 августа 1932 года не вышло в свет постановление СНК СССР «Об обеспечении учащихся осеннего 1932 года набора общежитиями». И уже к 20 августа того же года распределил все 14 тысяч квадратных метров жилой площади этого здания между вузами и втузами города Самары. В качестве общежития для студентов Самарского медицинского института она используется до сих пор.