Рубенс. Неисправимый маньяк и древнеримские байки.

Ой, и вот только не надо меня обвинять в том, что я пихаю в Дзен эротику. Вы как хотите, но ничего эротического я на этом полотне Рубенса не усматриваю. Для тех, кто не в курсе, это "Отцелюбие римлянки", 1612 год.

История ветхозаветная. Типа, этого дядю зовут Цимон, а это его дочь Перо. за какие-то там нехорошие дела древнеримские власти в Первом веке нашей эры папашу приговорили к смерти от голода. И это была привилегия патрициев, ибо плебеям просто рубили голову, вешали, ну или, для развлечения, отдавали на растерзание львам. Если кто не в курсе, смерть от голода очень долгая и мучительная, смерть от топора намного проще и гуманнее. Дальше в этой истории следуют совсем какие-то байки - дескать, судьи с палачом нетерпеливо ждали смерти Цимона, дабы скорее освободить место для нового злодея, но, тем не менее, пускали к нему дочь, чтобы та "меняла подстилку, поила отца водой, умывала его". Вот объясните мне, нафига? Вы верите? Я нет. Казнь - это казнь. Человека убивают тем или иным способом. Никто же не приходит к висельнику подержать его за ручку и постричь ногти на ногах? А тут прям идиллия. Надо же, какими сердобольными были римские законники.

Но сейчас не об этом. Итак, дочь Перо ходит к папаше, видит, что он чахнет день ото дня и вот принимает решение кормить его своей грудью. Такой вот акт самопожертвования. Откуда молоко? Ну, в некоторых источниках написано, что как раз незадолго до этого у Цимона родился внук. Ладно, пусть так. Итак, ходит, кормит. Судьи с палачом уже начали волноваться. А чегой-то он до сих пор живой то? Уже очередь из приговорённых выстроилась, камер не хватает! Ну и, типа, проследили и вызнали в чём дело. Подивившись находчивости и дочеринской любви, древнеримские инквизиторы, которые, как мы уже выяснили выше, отличались мягким нравом и добрыми сердцами, вместо того, чтобы бросить дочь к отцу (тем более, что подобные деяния оценивались римским правом совершенно однозначно как инцест), прослезились и выпустили обоих на свободу. Тем более, что, судя по картине, папа выглядел вполне упитанно и ничуть не пострадал в результате казни. Хочется произнести знаменитое "я плакалъ". И не только я. Оказалось, данная история волновала многие нездоровые умы и писалась на полотнах десятки раз. Это я так, погуглил:

Рубенс не остался в стороне. Меня всегда немного настораживало обилие обнажёнки в его картинах, но тут всё встало на свои места. Не показать голую сиську в устах старика он просто не мог. Причём настолько, что в 1630-м году он повторил данный сюжет:

Обратите внимание, в правом верхнем углу добавлены два подглядывающих маньяка. Видимо это те самые, которые "незаметно подглядывали" за действиями Перо. Что ещё больше убедило меня в извращённости великого художника. Или вы считаете, что он реально просто восторгается героическим поступком римлянки?