ТРУДОВАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ЗАКЛЮЧЕННЫХ В ТЮРЬМАХ СМОЛЕНСКОЙ ГУБЕРНИИ (1917–1929 гг.)

Предисловия автора

В своей деятельности я (пусть это и не соответствует научной этике) ставлю задачу развеять мифы, сложившиеся в умах людей, о жестоком режиме содержании в тюрьмах советского периода (а именно в 1920-е годы) как следствие тоталитарного режима и политических преследований. Я постараюсь показать, что все условия были объективны, а не специально загонялся народ с целью «геноцида».

В современном мире целью применяемых процессуальных норм к заключенному является его исправление и предотвращения возможных рецидивов. Чтобы добиться положительных результатов в проведении реформ уголовно-исполнительной системы, необходимо изучить исторический опыт применения основных средств и методов, направленных на исправление преступника, находящегося в местах заключения.

Во второй половине XVIII века формируется новый взгляд на цели наказания в уголовном праве. Согласно теории Ч. Беккариа, цель наказания «заключается не в истязании и мучении человека, а в том, чтобы воспрепятствовать виновному вновь нанести вред обществу и удерживать других от совершения того же» [7. С. 89-157.]. В ходе исторического процесса существовали различные подходы и взгляды на роль трудовой деятельности в исправлении заключенного.

В 1703 году Папа Климент XI устроил первый в истории исправительный дом для несовершеннолетних, где были организованы дневные работы. В дальнейшем тюремные общества, созданные представителями различных христианских конфессий, выделяли исправление, как цель наказания, реализуемое через труд [13. С. 243.].

В России до XIX века труд заключенных существовал как способ эксплуатации в интересах государства. С середины XIX века он становится одним из способов исправления заключенного. В советский период привлечение заключенных к трудовой деятельности являлось основным направлением в процессе их исправления, для реализации которого необходимо было организовать различные виды производства.

Проблемы организации труда в российских тюрьмах в современной историографии недостаточно исследованы. О.О. Гармс в своей работе говорит об основных видах работ заключенных, а также указывает на то, что проблема их организации были актуальны на рубеже XIX-XX веков [9. С. 37.]. О.Н. Бортникова в своей монографии «Возникновение и развитие пенитенциарной системы в Западной Сибири, 1801-1917 гг.»[8] уделяет внимание трудовой деятельности заключенных и подробно описывает основные проблемы, которые при этом возникали. Е.Г. Михеенков в своей статье на основе нормативно-правовых актов, материалах центральных и местных архивов дал историко-правовой анализ правовых основ и практики труда осужденных в пенитенциарных учреждениях на территории Западной Сибири в 1920-х годах[12].

Целью данной статьи является изучение вопросов, связанных с трудовой деятельностью заключенных в местах лишения свободы на территории Смоленской губернии в период с 1917 по 1929 годы.

В первые годы советской власти государство, ввиду отсутствия собственного законодательства, было вынуждено разрешить подразделениям уголовно-исполнительной системы руководствоваться законодательством Российской империи с целью обеспечения порядка[10. С. 98].

В апреле 1923 года вышел совместный приказ Народного комиссариата внутренних дел (далее – НКВД) с Главным управлением местами заключения (далее – ГУМЗ) и Управлением милиции «О передаче арестных домов милиции в ведение Главного управления местами заключения», в результате которого места отбывания наказания осужденных перешли в полное подчинении ГУМЗ[1.Л.108]. В связи с этим местные губернские управления мест заключения получили право издавать инструкции для мест лишения свободы.

В Смоленской губернии такая инструкция предусматривала и частично регламентировала трудовую деятельность заключенных. Согласно этому документу к труду привлекались только трудоспособные заключенные по распределению начальника места заключения в соответствии с его знаниями и умениями, чтобы достичь максимальной эффективности труда.

Заключенные, находящиеся под следствием и судом, могли привлекаться к физическому труду только с разрешения соответствующих властей (следственных или судебных) и только на внутренние работы[1 Л.об.147.]. На внешние работы их в обязательном порядке должен был сопровождать конвой, с целью не допущения побега[1.Л.149]. Но согласно осмотру Демидовского дома предварительного заключения (далее – ДПЗ) в сентябре 1924 года данные правила нарушались.

Администрация использовала следственных заключенных в качестве рабочей силы на внутренних работах, без разрешения и указаний на то следственных органов, что являлось грубым нарушением[2.Л.25.].

Также в инструкции указывались условия оплаты труда заключенных. Если они работали меньше установленного рабочего дня (8 часов), то и оплата должна была уменьшаться пропорционально отработанному времени. Все поступления и траты, сделанные администрацией от имени заключенного, например, на переписку или покупку табака, записывались в специальную учетную книгу. Одна треть зарплаты списывалась за его содержание в тюрьме[1. Л.148.], и устройство и содержание места заключения[1. Л.об.148.].

Согласно архивным данным за один месяц в 1917 году Смоленская каторжная тюрьма заработала 2440 рублей 25 копеек, что являлось в то время значительной суммой. При этом 998 рублей ушло на заработную плату заключенным. В соответствии с отчетными финансовыми документами, в то время работало на производстве 192 человека[3. Л.9-27.].

Таким образом, уже с вычетом денег необходимых на содержание, средняя заработная плата заключенного составляла 5 рублей 20 копеек. Но поскольку большинство из них не имели необходимых навыков для работы, то первые шесть месяцев они работали в качестве учеников и не получали за свою работу платы[4. Л.843.].

Труд в местах заключения был обязательным, а заключенные, которые отказывались работать, подвергались различным дисциплинарным наказаниям. Согласно постановлению Народного комиссариата юстиции от 23 июля 1918 года «О мерах репрессии к заключенным» принудительны меры могли применяться к заключенным, которые нарушали порядок и дисциплину, а также не желали работать без основательных причин. При этом меры воздействия были регламентированы:
1.ужесточение режима (лишение свиданий, право на переписку и прочих привилегий);
2.меры изоляции (одиночное заключение, карцер на 14 дней);
3.при частых рецидивах правонарушений заключенного переводили в специальные тюрьмы, изоляторы[5. Л.204.].

В следующей части мы продолжим рассказывать о нормативном регулировании труда в местах лишения свободы на примере Смоленской губернии в период с 1917 по 1929 года. Расскажем о основаниях отстранения заключенных к труду и типах производств существовавших в типичных местах заключения.

Продолжение следует

Библиографический список
1.Государственный архив Смоленской области (далее - ГАСО) Ф. Р – 437.О.1.Д.500.
2.ГАСО Ф.Р. – 42.О.1.(1.10.1924-25.10.1925) Д.4.
3.ГАСО Ф.Р. – 42.О.1.(2.01.1917-1.07.1918гг.) Д.431
4.ГАСО Ф.Р. – 42.О.1.(1.1.1925-5.5.1925гг.) Д.3.
5.ГАСО Ф.Р. – 42.О.1.(30.08.1918-16.12.1918) Д.1497.
6.ГАСО Ф.Р. – 42.О.1.(16.10.1923-25.06.1924) Д.3.
7.Беккарриа Ч. О преступлении и наказаниях. М., 2004.
8.Бортникова О.Н. Возникновение и развитие пенитенциарной системы в Западной Сибири, 1801-1917 гг. Тюмень, 2001.
9.Гармс О.О.Проблема организации труда арестантов в первой половине XIX В. (по материалам Томского губернского попечительного о тюрьмах общества) // Известия Алтайского государственного университета. 2007. № 4-2.
10.Дедков М.Г. Тюрьмы, лагеря и колонии России (к 120-летию Главного тюремного управления России). М., 1999.
11.Евсеев И.В. Пенитенциарный и исправительно-трудовой компонент в истории советской уголовно-исполнительной системы // Вестник Омского университета. Серия «Право». 2011. №2.
12.Михеенков Е.Г. Организация труда осужденных в пенитенциарных учреждениях Западной Сибири в эпоху новой экономической политики // Вестник Кемеровского государственного университета. 2014. №4. Т.3.
13.Скоморох О.А. История тюремного служения христианской церкви в связи с пенитенциарными реформами XVIII-XIX вв. // Вестник Русской христианской гуманитарной академии. 2011. №1. Т.12.

Изображения из архива автора и с лицензией ССО

Об авторе: Аспирант исторического факультета Смоленского государственного университета