Ислам и национальная безопасность России: цивилизационный выбор

Возрастающее влияние как на внешнеполитической арене, так и во внутриполитической жизни большинства стран мира таких акторов, как «религиозный экстремизм», являющихся пагубными социальными последствиями глобализации в XXI веке, заставляет в корне пересмотреть взгляды и подходы к обеспечению национальной безопасности многих государств, и, в частности, Российской Федерации.

Пытаясь усилить и интенсифицировать процессы глобализации и американизации (которые в Америке многими отождествляются), действуя грубо, жестко, бескомпромиссно, - «огнем и мечом», а не путем убеждений, не останавливаясь ни перед чем, прибегая в своей деятельности ко всем запрещенным и антигуманным приемам, Запад активно проводит свою политику на внешнеполитической арене.

И «современные реалии такого «торжества глобализма», на наш взгляд, таковы: повсеместный маниакальный сепаратизм, «махровый национализм» (а местами даже – фашизм), религиозный экстремизм и международный терроризм, являющие из себя так сказать «корону мировых социальных проблем глобализации». [1,78]

Причем подобные процессы происходят как в исламских странах, где на смену традиционному мазхабу приходит ваххабизм и исламский фундаментализм, так и в христианском, где исконные православие, католицизм и протестантство уже давно «потеснены в душах верующих» неохристианскими и лжехристианскими течениями и учениями.

«Демон исламского экстремизма», выпущенный на свободу странами НАТО, и в первую очередь США, в целях борьбы с геополитическими противниками и создания очагов «управляемого хаоса», похоже, вышел из-под контроля его идейных отцов и стал, с развитием процессов глобализации, настолько неуправляемым, что в настоящее время угрожает всем странам без исключения, включая и главного прародителя – США.

Активно вооружая, подготавливая и поддерживая моджахедов в их борьбе против СССР и далее – против афганского правительства Наджибуллы, боевиков в Чечне и Дагестане, пестуя «борцов за свободу» в странах Ближнего Востока, финансируя и поддерживая радикалов на Балканах, создавая отряды радикальных исламистов для использования их в целях смены власти в государствах, входящих в зону геополитических интересов, США, «открыв ящик Пандорры», не заметно, исподволь, способствовали созданию не виданные ранее в современной истории транснациональных исламских радикально-террористических группировок, таких как Аль-Каида, Талибан и ИГИЛ.

И если Аль-Каида и Талибан, не смотря на их политический вес, огромное количество сторонников, серьезную материально-техническую и финансово-экономическую базу, являются региональными радикально-террористическими группировками, то ИГИЛ, трансформировавшийся в ИГ («Исламское государство»), являет собой абсолютно новую формацию, новый вид государствоподобного транснационального образования (с наличием элементов полноценного государства), своей организацией, иерархией и структурой напоминающего ведущие мировые транснациональные корпорации, однако «усиленный» своеобразной корпоративной идеологией, маскируемой под Ислам, сущность которой – радикализм и терроризм. Это, на наш взгляд, абсолютно новый, ранее не встречающийся вид организационной структуры мирового терроризма, ставший новым актором мировой политики.

Опасность нового актора мировой политики, «вобравшего в себя» черты таких знакомых всему мировому сообществу явлений, как «исламский фундаментализм», «религиозный экстремизм», «международный терроризм», «международная организованная преступность» и др., заключается в синергетическом эффекте вышеуказанных акторов.

Кроме того, негативная синергия достигается и за счет пренебрежения угрозами, исходящими от различного рода сектантских религиозных течений (христианских, исламских, языческих и им подобных), со стороны гражданских обществ различных стран, их правительств, представителей традиционного духовенства, а порой - и со стороны спецслужб, которые не придают им особого значения.

Усиливает негативный эффект ряд объективных и субъективных факторов: неподготовленность большинства стран к новым вызовам их Национальной безопасности и всей архитектуре мировой безопасности в целом, недооценка опасности, исходящей от ИГ, дефицит информации о деятельности ИГ, его взаимосвязи и отношениях с другими террористическими организациями, о источниках и потоках финансирования и материально-технического снабжения ИГ, аффилированных лицах, лоббистах интересов ИГ в самых разнообразных структурах по всему миру, отсутствие стратегии противодействия ИГ, и, прежде всего, в «борьбе за души» людей, а, особенно, молодежи, которые легко попадают под воздействие проповедников и вербовщиков всех мастей.

Вкупе все вышеперечисленное позволяет утверждать, что на сегодняшний день ИГ выигрывает борьбу, причем не только за «умы и души» правоверных мусульман, но и набирает популярность среди представителей других религий и атеистов. Подтверждением этому является лавинообразно увеличивающее количество представителей всех стран (в частности, в России – преимущественно, за счет молодежи), для которых вожделенной мечтой становится участие в боевых действиях и терроре в рядах ИГ. Количество россиян в рядах ИГ (по словам первого заместителя директора ФСБ генерала армии Сергея Смирнова «2400 граждан Российской Федерации принимают участие в бандформированиях «Исламского государства»[2,1]) дает основания утверждать, что, к сожалению, не смотря на значительные достижения в обеспечении национальной безопасности, пока не все так гладко в Российской Федерации, как хотелось бы.

Необходимо не забывать, что сценарий «захвата умов и сердец верующих» с последующим захватом власти, с успехом и размахом применяемый на всем протяжении Евразии - от Испании до Индии - очень продуманный и действенный.

Именно благодаря ему в недалеком прошлом радикальному религиозному течению «салафийа» удалось добиться небывалых успехов в Афганистане и Чечне, Дагестане и во всех республиках Северного Кавказа, результатом чего было образование во главе с Докку Умаровым «Имарата Кавказ», главным идеологом и пропагандистом идей которого был Шейх Саид Абу Саад (Саид Бурятский). Благодаря именно его успешным действиям, и, прежде всего в киберпространстве, в Имарат стягивалась экстремистки настроенная Исламская молодежь со всей территории России и близлежащих стран, очарованная идеей утверждение Халифата – всемирного Исламского государства, охватывающего всю территорию Евразии.

«Дискредитация нравственных устоев Ислама, окрашивание Ислама в кровавые тона, разжигание межконфессиональной и межрелигиозной неприязни, перерастающей в кровопролитнейшие войны, разрушение основ государств и уничтожение самобытной культуры народов» [3,1] - вызовы, с которыми необходимо не только эффективно бороться, но и превентивно нейтрализовывать.

Ряд основополагающих документов Национальной безопасности России, такие как «Концепция внешней политики Российской Федерации» (от 12 февраля 2013 г.), «Военная доктрина Российской Федерации» (Указ Президента РФ № Пр-2976 от 26 декабря 2014 г.), «О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года» (Указ Президента Российской Федерации от 12.05.2009 г. № 537) содержат меры, направленные на предупреждение и реагирование на вызовы и угрозы таких акторов внешней и внутренней политики, как «исламский фундаментализм», «религиозный экстремизм», «международный терроризм», «международная организованная преступность» и т.п.

Так, например, в статье 20 «О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года» (Указ Президента Российской Федерации от 12.05.2009 г. № 537) точно и емко сформулирован необходимый минимум задач всех ветвей власти в Российской Федерации: «Для предотвращения угроз национальной безопасности необходимо обеспечить социальную стабильность, этническое и конфессиональное согласие…» [4,8]

Кроме того, закладываются долговременные, стратегические механизмы профилактики, предупреждения и борьбы с действием вышеуказанных акторов на Национальную безопасность России: Статья 40. «В целях обеспечения государственной и общественной безопасности: совершенствуется структура и деятельность федеральных органов исполнительной власти, реализуется Национальный план противодействия коррупции, развивается система выявления и противодействия глобальным вызовам и кризисам современности, включая международный и национальный терроризм, политический и религиозный экстремизм, национализм и этнический сепаратизм» [4,13]

Необходимо отметить, что авторы основополагающего документа Национальной безопасности - «О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года» (Указ Президента Российской Федерации от 12.05.2009 г. № 537), смогли осознать и юридически закрепить важнейшую для постиндустриального общества мысль:

Статья 84. «Решение задач обеспечения национальной безопасности …достигается за счет признания первостепенной роли культуры для возрождения и сохранения культурно-нравственных ценностей, укрепления духовного единства многонационального народа Российской Федерации…» [4,24]

Более того, авторы документа четко фиксируют первоочередную задачу для обеспечения гомеостаза Российского государства: « … создания системы духовного и патриотического воспитания граждан России, развития общей гуманитарной и информационно-телекоммуникационной среды на пространстве государств - участников Содружества Независимых Государств и в сопредельных регионах». [4,24]

Уникальный феномен России – отсутствие межконфессиональной розни как в прошлом, так и в настоящем. И эта важнейшая черта многонационального, многоконфессионального государства - залог обеспечения Национальной безопасности Российской Федерации.

России, одной из немногих стран в мире, удалось стать признанным духовным центром 3-х мировых религий – Христианства, Ислама и Буддизма.

Так, не смотря на ожесточенные дискуссии о том, можно ли считать Россию преемницей Византии и соответственно, что Москва – это Третий Рим или нет, абсолютно все исследователи, эксперты, да и простые обыватели придерживаются одной истины: Россия – величайшее православное государство мира.

В связи с этим именно у РПЦ (Русской Православной Церкви Московского Патриархата), находящейся в настоящий момент в каноническом общении с Русской Православной Церковью Заграницей (документ, провозглашающий объединение Русской Православной Церкви Заграницей (РПЦЗ) с Московским Патриархатом, подписан 17 мая 2007 года в Москве в Храме Христа Спасителя Патриархом Московским и всея Руси Алексием II и Первоиерархом РПЦЗ митрополитом Лавром), - уникальный статус, Патриарх Московский и всея Руси является духовным наставником и пастырем подавляющей части православных во всех странах мира.

Кроме того, Русская Православная церковь, занимающая лидирующие позиции в православном мире, задает определенные тренды развития богословской мысли, поэтому, соответственно, можно утверждать, что «повестка дня» православного мира формируется по многим позициям именно в России. Этот факт является важным моментом в создании позитивного, благоприятного образа России в мире и обеспечивает лояльность к России в общем как к государству среди православных верующих.

Наличие на территории России величайших святынь буддизма, таких как: статуя Сандалового Будды - Зандан Жуу, Атлас тибетской медицины, Драгоценное тело Хамбо Ламы Д-Д.Итигэлова; наличие известных на весь мир буддийских учителей: Первый Пандито Хамбо лама Дамба-Даржай Заяев (первый выдающийся бурятский лама, получивший полное классическое буддийское образование в Тибете, сумевший убедить Правительство Царской России придать Буддизму статус государственной религии); наставник Далай ламы XIII, известный дипломат и просветитель Агван Доржиев; признанный мировым буддийским сообществом тулку - воплощением великого индийского философа и йогина Нагарджуны (легендарного основоположника Махаяны, жившего во II века н.э.) Цыден Соодоев (Соодой лама) и др. – по праву дает Российской Федерации считаться одним из мировых центров Буддизма.

Говоря об Исламе в Российской Федерации, о российской умме и ее численном составе, необходимо отметить, что в России, как и во всех демократических странах, граждане которых пользуются правом свободы совести и вероисповедания, религиозная принадлежность считается личным делом человека.

Официальный учет верующих не ведется, поэтому статистические данные о религиозном составе населения фрагментарны и приблизительны, однако согласно проводимым социологическим исследованиям, по разным данным от 4,7 до 7 % населения Российской Федерации исповедуют ислам. [5,1]

Согласно данным оценки Росстатом численности населения России, общее количество россиян по состоянию на 1 января 2015 года - 146 267,3 тыс. человек. [6,1]

Таким образом, опираясь на вышеприведенные данные, можно утверждать, что по самым скромным подсчетам от 6,88 миллионов до 10,24 миллионов граждан России - мусульмане.

Согласно статистическим данным издания «World Christian Encyclopedia» количество мусульман в России в 2001 году уже составляло 11,14 млн. человек [7,12], а согласно данным научного труда "История религий в России" под редакцией Н.А. Трофимчука, количество мусульман, проживающих на территории России уже в начале 21 века превысило отметку в 20 млн. человек.[8,58]

Беря за основу прогнозные значения Трофимчука и учитывая количество мигрантов из стран ЦА, находящихся на территории России, можно сделать предположение, что численность российской уммы на сегодняшний день приближается к отметке в 30-35 млн. человек, что сравнимо или даже превосходит количество последователей Ислама в таких странах, как Китай, Ирак, Афганистан или Саудовская Аравия.

Сравнивая этот показатель с размерами мусульманских общин в разных странах мира, можно убедиться, что в России проживает одна из самых многочисленных умм исламского мира.

Такие исследователи, как А. Мусаев и Д. Мусаев, анализируя состояние дел в Исламском мире, ставят Россию на 21 место по количеству мусульман, проживающих в стране. Однако немало исследователей в корне не согласны с этой оценкой, и утверждают, что в настоящее время Россия занимает 11 место по количеству последователей Ислама, проживающих в стране. [9,1]

Таким образом, опираясь на вышеизложенные количественные данные и учитывая наличие мусульманских святынь на территории Российской Федерации, многовековую историю (по свидетельству председателя Совета муфтиев Равиля Гайнутдина «на территории Дербента уже в VIII в. была построена мечеть» [10,12]) и роль Ислама в истории России (независимые мусульманские государства на территории современной России существовали тысячу лет - с Волжской Булгарии до окончания Кавказской войны), а также имеющиеся в современной России авторитетные школы исламской теологии, авторитет российских духовных лидеров, можно утверждать, что

Россия не только великое Православное государство, но и великая Исламская страна.

Авторитет России как государства в Исламском Мире, заложенный еще во времена Руси и Российской империи благодаря политике уважения чувств правоверных и отсутствия малейших признаков дискриминации или притеснений по религиозному признаку со стороны царских чиновников, усилившийся в 20 веке благодаря позитивной роли Советского Союза в обретении независимости многих исламских стран мира, позволяет играть заметную роль в предотвращении и урегулировании различных споров и конфликтных ситуаций. Кроме того, проводимая Россией политика и ее шаги на внешнеполитической арене направлены на выполнение структурирующей функции в арабском мире. И роль России в стабильности Исламского Мира трудно переоценить.

В отличие от многих российских чиновников, экспертов, политиков и общественных деятелей геополитические противники России прекрасно осознают роль и место России в Исламском мире, поэтому значительная часть их усилий направлена на деструкцию российской уммы, создание очагов религиозного экстремизма, оппортунистических и радикальных течений, проповедь чуждых российской умме установок ваххабизма, салафизма и иных течений, содержащих неотъемлемые компоненты фанатизма, радикализма, насилия и религиозной вражды.

Именно поэтому, в основе информационных атак и негативного воздействия геополитических противников России и их союзников на состояние национальной безопасности РФ лежат «…попытки пересмотра взглядов на историю России, ее роль и место в мировой истории, пропаганда образа жизни, в основе которого - вседозволенность и насилие, расовая, национальная и религиозная нетерпимость» [4,23]

И, увы, приходится констатировать, что геополитическим противникам российского государства это удается. Все эксперты и исследователи отмечают рост ксенофобии, национальной и религиозной нетерпимости и насилия в Российской Федерации за последние десятилетия.

Подводя итог вышеизложенному, учитывая новые вызовы и угрозы Национальной безопасности России со стороны ИГ и других террористических организаций, прикрывающихся Исламом, количество которых в условиях противодействия процессам американизации и глобализации будет перманентно возрастать, необходимо предпринять ряд мер, заключающихся в способствовании превращения «…Российской Федерации в мировую державу, деятельность которой направлена на поддержание стратегической стабильности и взаимовыгодных партнерских отношений в условиях многополярного мира» [4,8]:

1. Создание государственной концепции «Россия – великая исламская страна» с выработкой стратегии реализации концепции, перечня практических мер и шагов (перспективный план строительства и открытия мечетей, духовных центров, богословских изысканий, международное теле и радиовещание религиозных каналов на русском языке и языках народов России и СНГ, запуск электронных СМИ и образовательных ресурсов и т.п.)

2. Всесторонняя государственная поддержка (финансовая, организационная, учебно-методическая, техническая и т.д.) и развитие официально признанных, исповедующих традиционный мазхаб, духовных центров Ислама на территории Российской Федерации (Москва, Санкт-Петербург, Казань, Республики Северного Кавказа и др.) и стран СНГ (Самарканд, Бухара и т.д.)

3. Создание на всей территории Российской Федерации, наряду с успешно функционирующими, новых Исламских центров (Исламских Университетов, школ богословия, медрессе и т.п.) в целях создания государственной системы подготовки, переподготовки и повышения квалификации религиозных проповедников, деятелей и учителей

4. Выделения квот для обучения в Исламских образовательных учреждениях России молодежи из всех стран мира и, в первую очередь, из стран СНГ, за счет средств федерального бюджета РФ

5. Содействие активной интеграции исламского богословского сообщества стран СНГ (регулярные научно-практические и теологические конференции, обменные визиты, стажировки и т.п.)

6. Активное вовлечение широких слоев общественности и духовенства в обсуждение проблем религиозного образования, межконфессионального диалога, воспитания подрастающего поколения, формирования мировоззрения и т.п.

7. Законодательное запрещение деятельности всех религиозных течений, проповедующих особую исключительность либо нетерпимость к представителям иных религий

8. Созданием сети тин-танков и экспертных пулов в рамках СНГ-ОДКБ-ЕАЭС для всестороннего изучения как существующих, так и вновь возникающих религиозных течений, риторики и идеологии их формальных и неформальных лидеров, методов и способов привлечения сторонников, декларируемых и реальных целей и т.д.

9. Создание учебника для школ, ССУЗов и ВУЗов по истории и основам традиционных религий с отражением истории возникновения, развития и мирного сосуществования мировых традиционных религий на территории Российской Федерации

10. Тиражирование и бесплатное распространение официально утвержденных печатных изданий Корана и комментариев к нему на русском языке и языках народов России и СНГ на территории РФ и стран СНГ.

11. Пропаганда исконно присущего России толерантного отношения ко всем традиционным религиям

12. Создание концепции новых туристических продуктов - «Духовные центры России» (желательно с льготными ценами) для внедрения их в пакеты туристических услуг международных и отечественных тур-операторов

13. Создание концепции детского отдыха в дни школьных каникул с посещением «Духовных центров России» с частичным или полным финансированием ознакомительных поездок за счет средств федерального бюджета и бюджетов субъектов Российской Федерации

14. В рамках существующих программ «Здравствуй, Россия», «Золотое кольцо России» и им подобных, создание культурологическо-исторической туристической программы для детей и молодежи «Золотой Полумесяц России», направленной на ознакомление молодежи из разных стран мира с богатейшим исламским культурным и историческим наследием Российской Федерации

Уверены, что реализация предложенных мер позволит Российской Федерации в кратчайшие сроки укрепить позиции и влияние России среди мусульман всех стран мира, влиять, а в некоторых вопросах и формировать «повестку дня» в Исламском мире, в превентивном порядке нейтрализовать внешние и внутренние угрозы, исходящие от исламского фундаментализма и радикализма, противостоять глобальным вызовам и кризисам современности, включая международный и национальный терроризм, политический и религиозный экстремизм, национализм и этнический сепаратизм, и противодействовать влиянию таких акторов мировой политики, как ИГ, на внешнюю политику и Национальную безопасность Российской Федерации.

Литература

1. Петрушков М.Г. «Национализм, сепаратизм, религиозный экстремизм и международный терроризм как пагубные социальные последствия глобализации в XXI веке». / М.Г.Петрушков // Международный сборник научных трудов. Социальная синергетика и актуальная наука. Россия в глобальном мире: вызовы и перспективы развития. 2010 г.

2. Интервью первого заместителя директора ФСБ генерала армии Сергея Смирнова по итогам 27-го заседания Совета региональной антитеррористической структуры (РАТС) Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). http://www.newsru.com/russia/18sep2015/fsb.html

3. Петрушков М.Г. «Рост активности и распространение догматов Салафийа как угроза традиционному исламу и существованию государства Таджиков» / М.Г.Петрушков // Современные Евразийские исследования.-2015. - №4. – С. 55-59

4. Указ Президента Российской Федерации от 12.05.2009 г. № 537 «О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года» http://www.kremlin.ru/acts/bank/29277

5. Религиозный состав населения России

http://megabook.ru/article/%D0%A0%D0%B5%D0%BB%D0%B8%D0%B3%D0%B8%D0%BE%D0%B7%D0%BD%D1%8B%D0%B9%20%D1%81%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B0%D0%B2%20%D0%BD%D0%B0%D1%81%D0%B5%D0%BB%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D1%8F%20%D0%A0%D0%BE%D1%81%D1%81%D0%B8%D0%B8

6. Раздел «Демография»./ Показатели // Население (на 1 января 2015г.). Данные Федеральной службы государственной статистики.

http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/rates/bfd61f804a41fabfbdc9bf78e6889fb6

7. World Christian Encyclopedia. 2nd edition. A comparative survey of churches and religions in the modern world. Oxford University Press. 2001.

8. "История религий в России", под ред. Н.А. Трофимчука, изд-во РАГС, 2002, с.582.

9. Мусаев А., Мусаев Д. «Сколько мусульман в мире?» / Всемирный исламский сайт мусульман. http://www.muslim-info.com/skolko-musulmsn-v-mire.html

10. Равиль Гайнутдин «Богословский межрелигиозный диалог можно начать с обсуждения Корана как «третьего завета». / Материалы международной конференции «Межкультурный и межрелигиозный диалог в целях устойчивого развития». // Агентство религиозной информации «Благовест-инфо» http://www.blagovest-info.ru/index.php?ss=2&s=3&id=15835