Еврейские гангстеры против нацистов. Ч. 1

3 April 2019

В 1933-м в Германии к власти пришли нацисты. Для евреев правление нацистов стало черной страницей истории. Для нас, славян — тоже.

В Америке нацисты к власти не пришли, но пользовались некоторой популярностью и поддержкой со стороны местных воротил, вроде Форда. Что очень не понравилось американским гангстерам-евреям.

В первой части статьи — о личной мести Мейера Лански, Багси Сигела и прочих нью-йоркских мафиози в Нью-Йорке тридцатых годов. Здесь — о том, как нацистам ломали ребра и проламывали черепа в остальной Америке.

Скотины
Скотины

Нью-Джерси

Еврейские гангстеры против нацистов. Ч. 1

Защищенные первой поправкой к Конституции, обожатели нацизма собирали митинги по всей стране, от сельской глубинки Алабамы до сумрачных трущоб Чикаго. Маршировали по улицам, размахивали флагами со свастиками и крестами, издавали пропагандистские журнальчики и занимались прочими веселыми делами, вместо того, чтобы работать.

И почти везде нацисты встречали отпор. Вблизи Нью-Йорка, в Ньюарке, штат Нью-Джерси, жила большая немецко-американская община. И еще там жили евреи. В том числе соратник Лански, Абнер “Лонги” Цвиллман, преступный руководитель города.

В 1934 году Цвиллман, побродив по родным улочкам, пришел с просьбой к Нату Арно, американской звезде, бывшему профессиональному боксеру и еврею. Цвиллман предложил Арно организовать в городе анти-нацистскую ватагу.

Арно в молодости, 1920-е
Арно в молодости, 1920-е

Арно с криминалом раньше дел не имел, но согласился с радостью. Он лично стал отбирать и тренировать крепких еврейских юношей и бывших боксеров. Ватага Арно окрестила себя минитменами — в честь ополченцев из первых американских колоний, прославившихся в годы американской войны за независимость. Минитмены восемнадцатого века - собственно, minuteman - получили свое имя потому, что должны были быть готовы к бою, с индейцами и англичанами, в любой момент, “мобилизоваться” за минуту.

Минитмены Ньюарка; Арно с сигарой во рту
Минитмены Ньюарка; Арно с сигарой во рту

Минитмены Ньюарка должны были быть столь же скоры на подъем. Разбуженные посреди ночи, они за минуту собирались, хватали биты с кастетами и шли выщелкивать зубы любителям свастик. Уже с 1933-го у бундовцев, членов американо-германского союза, загорелась земля под ногами. Любые митинги и шествия в Ньюарке и других городах Нью-Джерси срывали, жестоко и беспощадно. Членов бунда поджидали по отдельности, в аллеях-закоулках, где устраивали им тёмную, на несколько месяцев больничной койки.

Цвиллман, теневой глава города, поддерживал Арно с минитменами финансово и политически. Гангстер контролировал полицию Ньюарка, поэтому у Арно сотоварищи не только не было проблем — полицейские сообщали минитменам, где и в какое время соберется Бунд. Когда евреи в силах тяжких приходили бить нацистскую сволоту — полицейские непостижимым образом пропадали со своих постов и не слышали криков избиваемых.

Сам Цвиллман и его правая рука, Макс “Падди” Хинкес, периодически присоединялись к разгонам Бунда.

Хинкес; тоже боксировал, по молодости
Хинкес; тоже боксировал, по молодости

Хинкес оставил воспоминание об одном из самых известных мордобоев с участием минитменов в 1933-м, в Шваббен холле (что-то среднее между дворцом культуры и рестораном) на Спрингфилд-Авеню, на границе с немецким районом Ирвингтона:

“Нацистские отморозки собрались как-то вечером на втором этаже. Мы с Нэтом Арно поднялись наверх и бросили бомбы-вонючки в комнату, где сидели подонки. Когда они выбежали из комнаты, спасаясь от ужасного запаха, и побежали вниз по ступенькам, на улицу, наши мальчики уже ждали их, с битами и железными прутьями. Наши парни выстроились с двух сторон от двери, и мы начали бить, целясь в головы, или куда придется. Мы молотили их битами и прутьями, а нацисты только кричали, что есть мочи.
Это был один из самых счастливых моментов в моей жизни. Жаль, что мы не поубивали всех их там. ... Нацисты умоляли полицию о помощи и защите, однако полиция благоволила к нам.”

Хеши Вайнер, другой участник драки, вспоминает, как один из нацистов, сбежавший по лестнице, на свою беду крикнул “хайль”. Любителя Гитлера встретили градом ударов. По словам Вайнера, после нападения “я больше никогда не слышал о встречах Бунда в нашем районе”.

Минитмены всё чаще стали выезжать за пределы города, вычищая коричневую заразу из других городов Нью-Джерси.

На стиле
На стиле

Чикаго

Еврейские гангстеры против нацистов. Ч. 1

В Чикаго сторонники нацизма создали несколько организаций, крупнейших из которых стала “Хаусфатеранд” (Hausfaterland, домашняя родина, в одно слово). В 1938-м Херб Брин, статный голубоглазый ариец - чистокровный еврей, разумеется - работавший криминальным репортером в городских газетах, вступил в “Хаусфатерланд”. С заданием от местной еврейской антидиффамационной лиги (АДЛ) Б‘наи Б’рит. В 1938-1939 годах Брин рассказывал своим коллегам из АДЛ - которых курировали местные еврейские гангстеры - о будущих нацистских маршах и митингах.

Сам Херб Брин описывал свою работу просто: “сперва я шел с нацистами, а потом возвращался с еврейскими бандами. И мы их здорово избили”.

Как и положено Чикаго, избивали здесь жестче, чем где-либо — многие нацисты умирали от побоев на больничных койках.

Миннеаполис

Еврейские гангстеры против нацистов. Ч. 1

В Миннеаполисе, что в штате Миннесота, нацисты именовали себя “Легионом серебряной рубашки”. Возглавлял легион Уильям Дадли Пелли, бывший сценарист и криминальный репортер из Калифорнии. Пелли ненавидел Рузвельта, демократов и республиканцев, скопом, и хотел спасти Америку от международного еврейско-коммунистического заговора. Серебряные рубашки стали серебряными по аналогии с Муссолини и фашизмом. Мол де черные рубашки спасли Италию, а серебряные — спасут Америку.

Пэлли, собственной персоной
Пэлли, собственной персоной

Миннеаполис, город озёр, своим антисемитизмом славился со дня основания, в 1867-м. В тридцатые в Миннеаполисе евреям запрещалось посещать местные фешенебельные клубы, “Ротари”, “Кивани” и “Львы”, евреев не принимали в общественные благотворительные организации. Поэтому Пелли уверился, что такие стойкие традиции помогут ему завоевать город. Только новоиспеченный легионер не учел, что всей преступностью в городе, с ведома Лански, управляли Дэвид Берман и Исидор Блюменфельд. В полицейских сводках и в отчетах ФБР Блюменфельда называли главой “еврейского преступного синдиката”.

Глава
Глава

Берман пообещал щедро заплатить за любую информацию о встречах и собраниях серебряных рубашек, но ему повезло — наводку передали анонимно и бесплатно. Девятого декабря к местному “дворцу культуры”, “Элкс Лодж”, подъехала кавалькада из Кадиллаков, с еврейскими и ирландскими гангстерами внутри.

Берман
Берман

Берман заказал себе и своим людям столики в общем зале. Как только Пелли поднялся на трибуну, чтобы толкнуть зажигательную речь об уничтожении “всех еврейских ублюдков в этом городе”, Берман отдал команду к действию. Гангстеры, вооруженные кастетами и дубинками, устроили нацистам погром. Когда бойня закончилась, Берман - сам с удовольствием участвовавший в расправе, весь в крови - взял микрофон: “это предупреждение. С каждым, кто говорит что-нибудь против евреев, мы поступим так же. Только в следующий раз будет еще хуже”. Затем Берман достал пистолет, выстрелил в воздух, и вместе со своими людьми покинул зал.

Берману потребовалось еще два подобных нападения, чтобы рубашки прекратили смутьянство в городе. Вместе с Блюменфельдом Берман, как и Цвиллман, платили полиции, чтобы последняя закрывала глаза на избиение нацистов.

Лос-Анджелес

Еврейские гангстеры против нацистов. Ч. 1

На родине главы легиона, Уильяма Дадли Пелли, в Лос-Анджелесе, рубашки и другие нацисты также пытались повыступать за арийское превосходство.

Борьба с местными нацистами шатко-валко шла у евреев до лета 1938-го. Когда Микки Коэн, друг Сигела, формальный подчиненный Лански и криминальный авторитет, попал в тюрьму, в камеру предварительного содержания. Коэн ожидал решения суда в окружной тюрьме Лос-Анджелеса. В один из летних денечков кто-то из судей вызвал на допрос Роберта Ноубла, местного бундовца, вместе с еще одним нацистом. Волей случая Ноубла с товарищем посадили неподалеку от Коэна, буквально через решетку. Зря.

Коэн
Коэн

Коэн, практикующий боксер, целенаправленным и упорным хамством добился того, чтобы Ноубл с коллегой подошли поближе. Стоило им приблизиться к решетке — Коэн следует избил обоих, приложив о прутья.

В молодости
В молодости

Бить нацистов Коэну понравилось. Вскоре он вышел на свободу под залог и получил несколько предложений от глав местных еврейских общин. Те, как и в Нью-Йорке, предлагали финансовую помощь в обмен на избавление от нацистской заразы. Коэн, как и Лански отказался. На “свои” деньги собрал друзей, еврейских мафиози, и стал методично устраивать налеты на собрания нацистов. Коэн написал том воспоминаний, из которых можно узнать, что “мы пошли туда и схватили всех, кто там был, всех, кто носил эти дерьмовые знаки. И выбили из них всё дерьмо, поломали, как могли”. В мемуаре Коэн отдельно подчеркнул, что “никто не мог и не должен был платить мне за эту работу. Это был мой патриотический долг. Для таких вещей нет денег.

******

А затем грянула война. Японцы устроили налет на Пёрл-Харбор, Третий Рейх 12 декабря объявил войну США. У правительства появилась возможность разогнать всю нацистскую шушеру и прикрыть всех бундовцев, рыцарей и рубашечников.

А гангстеры предложили свою помощь американскому правительству в военном деле.

Об этом — в следующих частях.

******

При написании статьи я использовал:

Robert Rockaway. Gangsters vs. Nazis
Robert Rockaway. But He Was Good To His Mother