Песнь о "смелом" драккаре "McCampbell"

Пусть вникают в эту книгу, дабы набраться

мудрости и позабавиться. Нельзя забывать этих

сказаний или называть их ложью.

Снорри Стурлусон, "Язык поэзии"

Сегодня в далекой фюлькии, на востоке нашей земли, где море сотрясает гранит скал и ветер несет брызги в глубь страны, над ущельями фиордов, где множество боевых дарккаров нашего могучего конунга Тьёдвальда ((Th)jo(th)"="Народ" + "Valdr"="Владеющий" (Владимир="Владеющий Миром", где "Мир" в контексте "народ") Хитрейшего, чье имя внушает ужас в сердца ворогов, как во всем Мингарде, так и в проклятом Йотунхеме, был замечен славными воинами парус боевой ладьи ледяных великанов. О как же была велика ярость норлингов при виде этих отвратительных порождений, посмевших явится к берегам нашим на своем корыте, потрясая топорами своими и ведя речи непотребные словно сам презренный Локи вселился в их головы. И во гневе произнесли они проклятие страшное и призвали самого бога грома "Трирожденного" Тора, защитника богов и людей. И заорал бог войны голосом своим зычным на супостатов окаянных от чего презренные неслись к берегам своим проклятым быстрее ветра, обделывая палубу ладьи испражнениями своими погаными. А говорят еще от крика этого великого в морях далеких, два сокола великанских от страха клюнули друг друга в гузна грязные насмерть и упали в царство Ньерда. Возрадовались сыны битвы картине такой прекрасной и ликование охватило их, ибо очень они завидовали братьям своим с южных флюкий, кои собственными глазами видели, как пару зим назад, сам ворон Хугин, верный слуга одноглазого повелителя Валгаллы, мудрейшего Одина, гонял по морю, именуемому Черным, другую лохань великанскую "Утенком" называемую.