Православные чудеса | С нами случилось невозможное!

Лучше архимандрита Тихона мне, конечно, Псково-Печорскую обитель не описать. Но за один день моего в ней пребывания случилось чудес больше, чем за многие годы жизни. Слезы радости катились без остановки, а мысли путались от невмещаемого восторга. Дочитай до конца...это удивительная история!

Началось все с давней мечты побывать в Питере. Много лет самым заветным желанием было пройтись по Невскому, посмотреть на Финский залив, прикоснуться к величию империи в ее роскошных дворцах и храмах. Пафосно звучит, да?))) И вот, наконец-то мы с мужем собрались в Северную столицу. На сайте питерских экскурсий в глаза бросилась поездка «Питер-Печоры». Для жительницы Харькова, конечно, показалось, что Печоры очень близко к Питеру и непременно нужно ехать. На деле оказалось ну вот вообще не близко! )))

Чтобы успеть хотя бы полдня провести в обители, нужно было встать, около пяти часов утра, доехать до Пскова, а там пересесть на автобус до Печор. Если не ошибаюсь, добрались мы до монастыря к полудню.

Перед выездом в Печоры я ужасно переживала, поскольку встать в пять утра – практически фантастика. Проспать важную встречу, назначенную на 12 часов дня – вот это скорее про меня. А 5 утра - это анриал... Поэтому с наивностью ребенка перед сном я попросила у Ангела-хранителя, чтобы не дал проспать. Бросила в стиральную машинку кроссовки, и спокойно легла отдыхать.

В четыре с чем-то утра сработал будильник, я его выключила и только прикрыла глаза, чтобы «еще пять минут» полежать, как меня буквально подбросило с кровати. Машинка все еще гудела. Оказалось, что выстирав мои кроссовки, она примерно четыре часа их полоскала. Я до сих пор не знаю, что это было, неправильно выставленная программа или сбой в работе, но в одном я уверенна – это было первое маленькое чудо предстоящей поездки. Ведь если бы не шум машинки, кто знает, сколько бы длились мои «еще пять минут сна»!

Итак, собравшись в далекий путь, мы с мужем приехали на нужную станцию, дождались рейсовый автобус в Псков и отправились в путешествие по глубинкам России. Зрелище впечатляющее. Поля, деревянные дома, большие и красивые, украшенные резьбой, огромные и непроглядные леса, одинокие маленькие храмы, реки и небольшие озера. Пейзажи такие, что не получалось уснуть, хотя на часах было всего шесть, а спать хотелось смертельно. Я боялась пропустить в этих пейзажах что-то важное. Например, человека, выходящего из леса с полной корзиной белых грибов. Таких огромных, что видно даже с автобуса. Или масштабную стойку среди поля, молчаливо указывающую на развитие, рост и грандиозные планы целого государства. Важно было все. Взгляд ловил каждую деталь и удивлялся всему увиденному.

Утренний туман добавлял таинственность и тишину в картину, проплывающую за окном. Уставшие от впечатлений и недосыпа глаза все же закрылись и часть дороги я проспала.

Затем Псков. Такси. Другой вокзал. Автобус. И снова поля… До Печор оставалось примерно полтора часа.

Мы приехали в маленькую и тихую обитель. Все как в любимой книге «Несвятые святые». Первая мысль «читала книгу, а подумать даже не могла, что буду идти по этим дорожкам, стоять на Успенской площади (все читавшие вспомнят вредного отца Нафанаила, упавшего на землю, кричащего «грабят» и машущего руками). Что своими глазами увижу разноцветные храмы, а главное попаду в чудесные пещеры…». Вот собственно о пещерах и история.

Отправляясь в обитель, мы, конечно, мечтали о том, что поклонимся Иоанну Крестьянкину, и всем, кого с такой любовью описал Тихон Шевкунов. Да и вообще, своими глазами увидим то чудо, когда святость побеждает естество. Когда сотни гробов лежат друг на друге и тлеют, а запаха не имеют. А мысль о том, что среди этих почивших сотни, а может тысячи подвижников минувших дней, заставляла душу трепетать.

Мы выбрали удобный для поездки день, совершенно не подумав о том, что в монастыре свой распорядок и уклад. А в распорядке этом оказывается, по вторникам вход в пещеры закрыт. Для всех. Не пускают даже монахов. В какой день мы приехали? Естественно во вторник.

Наверное, трудно представить, да впрочем, и описать трудно, те чувства, когда ты ехал примерно пять часов из Питера, на Эстонскую границу, трясясь в душных и неудобных автобусах ради пещер, которые закрыты. И ты стоишь у входа в них и понимаешь, что никаких шансов туда попасть, у тебя нет. А сам ты житель Харькова, который вряд ли еще когда-то заберется так далеко.

К слову сказать, лавра очень маленькая. Буквально за пол часа мы обошли ее территорию, зашли в храм, приложились к иконам, и даже подали записки и купили иконки. Говоря проще, делать там было нечего. Я стояла облокотившись на забор и уже не могла сдержать слез от обиды и раскаяния. Вдруг нахлынул такой ужас. Я так отчетливо увидела все свои грехи и ощутила нечистоту души, и видимо такую нечистоту, которую в святые пещеры даже пускать нельзя, что горло сдавило, в груди стало больно, а слезы катились без остановки.

Я просто смотрела на двор лавры и каялась. Я как будто «разговаривала» с Богородицей. Я принесла ей всю свою скорбь и приняла эти обстоятельства как должное. Не было даже мысли просить о том, чтобы нам помогли. Сейчас меня это удивляет. Почему не взмолилась о чуде? Почему не стала просить? Я не знаю.

Немного успокоившись и уточнив у всех, кого только встретили, мы с мужем убедились, что шансов попасть в пещеры, у нас нет. Тогда мы приняли решение остаться на вечерню. Ждать нужно было несколько часов, и мы не спеша побрели на выход из лавры. Навстречу нам в ворота заходила большая группа паломников. В глаза бросились яркие зеленые ленточки, приколотые к одежде. Такие ленточки раздавали нам, когда мы ездили паломниками в прошлом году в Москву. Руководитель группы просила их приколоть на видное место, чтобы издалека было видно «своих». Где-то в глубине души промелькнула мысль «может это харьковские?». Но эта мысль тут же была отвергнута как полная нелепость. Встретить харьковчан почти за три тысячи километров от дома нереально. Но мы решили проследовать за ними, в надежде, что для паломников пещеры откроют и мы зайдем с ними.

Группа действительно собиралась у входа в пещеры. В толпе я заметила знакомое лицо и это оказалась та женщина, которая возила нас в Москву. Зеленые ленточки были теми же, что она раздавала нам. Поверить в это практически невозможно. Я побежала к ней и стала просить взять нас с собой в пещеры. Напомнила о нашей поездке, рассказала, что мы из Харькова, но взять с собой она нас не могла. Настоятель благословил пустить в пещеры ровно 35 человек и монах на входе считал зашедших. Я смотрела на открытые двери, на входящих вовнутрь и глаза снова наполнялись слезами. И уже почти отчаявшись, я почувствовала, что она берет меня за руку и проводит в пещеру, считая и меня и мужа. И вот мы уже внутри. Оказалось, что трое из ее группы задержались в лавке и подошли чуть позже. Конечно, их тоже пустили. Но в спешке никто не заметил «лишних» посетителей. Мы шли по узким улочкам подземного кладбища, а монах читал проповедь. Глаза снова слезились. Но уже от счастья. От переполняющей благодарности Богу и такого восхищения, которое невозможно передать словами. Вообразите только. Разбудила нас «случайность». «Случайно» встретились земляки в 3000км от дома. И приехали они «случайно» именно в тот день, в который мы были там. Потом «случайно» три человека опоздали на экскурсию в пещеры. И нас случайно пропустили туда, куда уже не было надежды зайти…

Это так непостижимо, что слово «случайно» хочется вообще навсегда забыть...

О самой «слышащей», хоть ещё и не прославленной святой, читай в статье «Знакомство с матушкой Алипией | Чудеса». Поверь, стоит только Ей помолится - все устроится!
И маленькое чудо Питера - посещение мощей Ксении Петербургской без малейшей очереди. Бери на заметку ;)