Женщина в черном

Пару лет назад я ездил в отпуск к дальним родственникам в Чувашию. Маленький городок на берегу реки. Раздолье. По утрам ходил в кафешку, пил кофе, болтал с продавщицей. Ее звали Глаша. Невысокая, веселая, очень вкусный кофе делала.

Однажды я сидел в кафешке, на своем любимом месте – у окна, тянул привычный кофе, курил. Обычное утро обычного отпускника. Но в этот раз привычный ритм жизни был нарушен. В бар вошел высокий худой старик в брезентовом плаще и резиновых сапогах. Он подошел к стойке и поздоровался с Глашей.

- Привет, Пашенька, - отозвалась та. – Что будешь?

Я слышал, что в глубинке нравы намного проще, чем в городе. Поэтому не удивился, что она обращается на «ты» к человеку вдвое старше ее.

- Чай и булочку, - ответил старик.

- Сейчас, - Глаша засуетилась за прилавком. – Возьми пока чебурек. С мясом, свежий. Поешь.

Старик молча мотнул головой. Глаша поставила на прилавок чай, положила на тарелку булочку. Он молча взял все это и пошел к столу. Глаша с состраданием смотрела ему вслед. Он быстро проглотил булочку, обжигаясь выпил чай и поднялся.

- Спасибо, Глафира, - тихо сказал он и направился к выходу.

- Возьми чебурек, - умоляюще сказала она ему в спину. – Деньги потом отдашь.

Он молча вышел за дверь. Глаша тяжело вздохнула и тоскливо посмотрела на меня.

- Родственник? – равнодушно спросил я.

- Одноклассник.

Мне показалось, что я ослышался. Деду было никак не меньше семидесяти. Глаше – в районе сорока.

- Да, - кивнула Глаша. – Он мой ровесник. Нам по сорок три.

- А как?.. – я посмотрел на дверь, потом на Глашу. – А что это с ним? Ему же меньше семидесяти не дашь.

Глаша вышла из-за прилавка и присела за мой столик.

- Два года назад он потерял семью. Жену и двух дочек – восьми и пяти лет. Он был на работе – он водителем в электросетях в городе работал. А жена, Лена, не работала. Сидела с детьми, в огороде возилась, что-то шила на дому. В тот день она пошла на другой конец города, клиентке вещи относить.

Глаша тяжело вздохнула.

- Что там произошло – уже никогда никто не узнает. Может, проводка заискрила. Может, дети со спичками баловались. В общем, дом вспыхнул почти мгновенно. Одни головешки остались. А Лена через неделю в реку бросилась – не могла себе простить, что оставила дочек одних. Вот Пашка один и остался. С работы ушел, постарел вмиг. Сейчас сторожем в саду работает. Копейки получает. Но гордый, никогда на помощь не согласится. Видел вон, чебурек хотела ему дать. Знаю, что не возьмет, но каждый раз предлагаю.

Она всхлипнула.

- Такие девочки хорошие были. Веселые, красивые. Все их любили.

Я никогда не знал, что нужно говорить в таких случаях. Все казалось банальным и даже пошлым.

- Дети сразу в рай попадают, - неуверенно сказал я. – Потому что нагрешить не успели.

Глаша посмотрела на меня каким-то странным взглядом и медленно произнесла:

- Возможно…

Она еще немного помолчала, как бы решаясь, и, наконец, сказала:

- Ладно. Расскажу еще кое-что. В рай, говоришь?

Где-то за пару месяцев до пожара младшая дочка вдруг стала жаловаться родителям, что в окна детской по ночам заглядывает какая-то «тетя в черном капюшоне». Те поначалу не придали значения ее словам. Мало ли что ребенку привидится. Но дочка не успокаивалась, говорила, что тетя приходит и смотрит на нее. Просто стоит и молча смотрит. Девочка стала хуже спать, стала нервной, раздражительной.

Врачи выписали какое-то успокоительное, но оно не помогло. Пашка рассказывал, что младшая по ночам стала кричать от ужаса и звать маму.

- А старшая не видела никого? – спросил я.

- Чуть позже и старшая заявила, что тоже видит женщину в черном плаще с капюшоном. И раньше ее видела, но не говорила родителям. Боялась, что не поверят. Лена стала спать с детьми. На какое-то время все успокоилось. Но как только она перебралась в спальню к мужу, все началось заново. Девчонки уже хором ревели.

Решили позвать священника, чтобы дом осветить. Это раньше надо было делать, глядишь, и не случилось бы ничего. Да что уж сейчас-то…

Со священником они договорились, заплатили, все, как положено. Но за день до его прихода дом сгорел.

Глаша помолчала.

- А насчет рая… Не знаю… Тел девочек так и не нашли. Пожарные буквально просеивали золу. Чуть ли не по пылинке все перебрали. Нет их, как и не было вовсе. Хоронили пустые гробы.

Жмите лайк, подписывайтесь на канал - дальше будет еще интереснее!