Я подарю тебе частичку молодости...

Из-под земли пробились первые подснежники. Стремились вырваться наружу. Только бесконечности снов и скрытых желаний! Подснежники жаждали рождения. И вселенная услышала их тихие мольбы.

Старая женщина впервые за долгое время вышла на улицу прогуляться. После тяжелой болезни и лишений в операционных и реабилитационных, после бесконечных домашних процедур она понемногу возвращалась к жизни. Но каким мучительным и жгучим было то возвращение. Будто заново надо родиться на свет, как этим подснежникам или младенцам.

А она давно не вспоминает легкости детства, юности, даже зрелых лет. Кажется, это было в прошлой жизни.

Софья, имея двух детей и четырех внуков, претерпела немало беды на своем пути. Сына забрала на тот свет автомобильная авария. Мужа еще десять лет назад скосил сахарный диабет. Столько страшных потерь и годы старости в одиночестве, с тяжелыми думами-воспоминаниями.

Софье недавно исполнилось восемьдесят. Юбилей непрошено пришел именно тогда, когда она, больная и одинокая, лежала на операционном столе. По ту сторону двери стояла в волнении и ожидании ее любимая внучка Леночка. Всегда занятая, в хлопотах о детях и работе, Елена без колебаний согласилась поддерживать бабушку во время операции и после нее. Договоренности, обследования, врачи, взятки, медикаменты - все легло на хрупкие плечи молодой женщины. Это же ее родная бабушка, разве можно по-другому ?

Оказывается, можно. Родная дочь с мужем и двумя детьми давно уехала за границу. Прилетала домой только раз: на похороны отца. Узнав о том, что у матери третья стадия рака, не раз стонала-переживала в телефонную трубку. Но приехать к матери не может: у нее контракт, и билеты на самолет дорогие. Там же Елена есть, она поможет со всем. Вот если бы с мамой никого не было, тогда полетела бы. Дочь попросила Елену, чтобы и постоянно сообщала ей все новости. Деньги на обследование и операцию она, конечно, пошлет почтовым переводом.

Еще долго восстанавливаясь после хирургического вмешательства, Софья частенько тихо плакала, смывая с себя бремя одиночества. Еще бы. Лежит она, бедная, больная и ослабленная, а также родные дети не придут, не приветствуют теплым словом, не расскажут, как живут, что нового. Не надо ей денег, и возиться с ней не стоит. Медсестры позаботятся. В них, как оказалось, нежные сердца, чем у родных детей. Только бы пришли и побыли с ней полчасика. Разве много просит? Всего-навсего полчасика родных голосов и приятной суеты.

- Мама, как вы ? Все хорошо? - кричала в трубку дочь. - Видите, все обошлось! Я же говорила, что все пройдет. Может, где-то через год приедем к вам. Потому что сейчас слишком много работы. Везде надо успеть. До свидания, мамочка! Мы тебя любим!

- Бабушка, как ты? Что делаешь? - звонко щебечет ее милая Лена.

Светлое дитя. Конечно, взрослая женщина, прекрасная мать и квалифицированный психолог. Но для Софьи она всегда остается любимой Ленкой, родным ребенком.

- Привет, дорогая внученька. Спасибо, помаленьку. Вот на прогулку вышла, немного солнышка поймать, воздухом подышать. Так хорошо на улице. Я и забыла, как вот весной хорошо. А у тебя как дела, дорогая?

- Все в порядке, только работу закончила, хочу к тебе забежать на чай, поговорить.

- Не хлопочи очень возле меня, Лена. Я справлюсь. Потихоньку, помаленьку. Зачем будешь ехать аж в другой конец города? У тебя же дома дети, муж.

- Не волнуйся за них. Все в порядке. Через полчаса буду.

Приход детей и внуков всегда для Софьи праздник. Беда только, что почти никому нет до нее дела. И она привыкла. Это жизнь. Все со своими хлопотами и в своих закоулках. Старая женщина всегда благодарит Бога, что подарил ей хорошую внучку.

Вплоть отлегла от груди глыба грусти. Веселее на душе стало, потому что сейчас приедет Лена. Ну, что там в кошельке? Хорошо, что, выходя из дома, взяла немного денег, потому что возвращаться домой не хватило бы силы.

Софья перечислила купюры и пошла в магазин. Денег хватило на сверток овсяного печенья и два банана. Ну, это лучше, чем встретить любимицу с пустыми руками.

Пока энергичная Елена крутилась у плиты, заваривая чай, Софья настойчиво искала праздничную скатерть.

- Что ты там делаешь, бабушка?

- Да вот. Не могу найти.

- А что ищешь?

- Да скатерть любимую, в синие цветочки. У меня же гости. Давно не устраивала парадных визитов. А хочется, чтобы красиво и с душой.

Елена посмотрела на беспомощную бабушку, которая так упорно хлопотала, и непонятное отчаяние охватило ее. Овладев собой, она подошла к Софье и нежно коснулась ее плеч.

- И куда спряталась от нас скатерть? Давай искать вместе. Гости - это святое.

- Знаешь, дорогая, я сделала много ошибок в своей жизни, - хлебнув чая с медом, Софья поставила чашку на стол. - Вот, например, этот новенький красивый сервиз ... Когда –то думала, что со временем его поставлю впервые на стол, берегла неизвестно для чего. А жизнь тем временем шла себе, ни у кого не спрашивая разрешения на беду и потери.

Почему же я раньше не использовала этот сервиз, когда гостей был полон дом, когда все так хорошо и мирно было, когда дети и внуки бегали возле нас с дедом ? Все бы смаковали чай, расспрашивая меня, где я взяла эти замечательные чашки. И я бы рассказала наиболее романтическую в моей жизни историю о том, как нас с твоим дедом судьба свела. А я все берегла тот сервиз. Зачем? Сама не знаю. Ведь жизнь здесь и сейчас. Сегодня надо жить и творить свое счастье.

Елена задумалась:

- Действительно ... Я никогда не интересовалась, как вы познакомились с дедом. Какой стыд!

- А чего тут стесняться? - махнула рукой старуха.

- Расскажешь? Никогда не поздно узнать что-то важное.

Внучка заметила, как у Софьи загорелись глаза. Старуха как возвращалась в свою юность, украшенную цветами, легкостью, радостью, красотой и силой. Будто возвращалась в весну.

- Подожди-ка, - задумалась она, глотнув немного душистого чая. - Не так просто вспомнить прошлое. Кажется, мне тогда исполнилось двадцать лет. Мы с отцом собирались ехать в Польшу за покупками. Мать все долго рассказывала, что и где должны купить. Всего надо было. А напоследок мамаша вспомнила о посуде - купить хороший чайный сервиз. Помню, так мне тогда понравилась наша с отцом поездка. Потому что мы здесь видели? А там. Все такое «иностранное», качественное. Мне отец даже платок хороший купил. Возвращаясь назад, тянули до вокзала кучу мешков, сумок, пакетов. Тот сервиз я держала в руках, а под ним еще кучу всего. На вокзале море людей, все спешат. И вдруг меня кто-то нечаянно задел. Я резко повернулась, не удержав верхней коробки. Она на землю - ляп! А то, что внутри, глухо трясь! И я с ужасом понимаю, что это раскрошился в коробке драгоценный сервиз. Поднимаю глаза и вижу отчаянный взгляд испуганного до смерти парня. Как ты уже догадалась, это был Василий.

- Простите, госпожа, я ей-богу не хотел! Я нечаянно! Как мне возместить ущерб?

- Вы разбили дорогой чайный сервиз! Что я матери скажу ? - не выдержав, я зарыдала.

- Какое совпадение обстоятельств! Я тоже только что приобрел сервиз! Ну, посмотрите на него. Может, я отдам его вам?

Вот так этот памятный сервиз оказался у меня. Матери ни о чем не рассказала. И отец, слава Богу, не успел заметить. Как-то повезло. А потом оказалось, что тот парень в нашем городе живет. Однажды мы случайно встретились на улице. Он посмотрел на меня и искренне улыбнулся

- Кажется, я знаю, к кому можно прийти на чай.

Конечно, его кажущаяся дерзость тогда меня разозлила. За кого он меня принимает? Я не какая-то легкомысленная девушка, которая каждого рядового в дом на чай зовет. Но что-то было в его взгляде такое. Что-то нежное и душевное, чего я не видела раньше у других ребят.

- Надо. Как романтично! Не каждый придумает такую историю любви, - вздохнула Лена.

Софья загадочно улыбнулась:

- Судьба еще и не такое умеет придумывать. Я столько лет хранила этот сервиз и только сегодня решилась поставить его на стол. Но лучше позже, чем никогда. И знаешь что, милая моя Лена?

Молодая женщина вопросительно посмотрела на нее.

- Когда эта весна впитается в зрелость и наступит твой тридцатый день рождения, я подарю тебе частичку своей молодости - это уникальный чайный сервиз.