УМЕРЕТЬ В СОДОМЕ, или ЖИТЬ В ОТЕЧЕСТВЕ

Поздравляю всех с праздником Николая-чудотворца. Он иногда изображается с мечом и городом. В знак защиты в трудную минуту. Сегодня, как никогда нам нужна помощь – не только единомышленников и соратников. Но свыше – из источника нашего единодушия. Один дух, один народ – одна победа!

Но она приходит только к тем, кто борется, а не сложил руки в ожидании. Казалось бы, все захвачено и утонуло в смертельных объятиях манипуляции. Но периодически в обществе – как о том говорят социология кризисных явлений, теория систем, теория управления – возникают краткие промежутки, когда возможны перемены. И если общество готово к ним – то они происходят.

Напомню, уже восемь лет назад, в эти же декабрьские дни – на Манежке собрались десятки тысяч людей. У стен Кремля. Путин давал концерт на рояле среди своей «рентоориентированной группы». Медведев сам был на концерте представителя сексуальных меньшинств, западного идола и английского лорда…

Успели тогда примчаться уже к середине событий – нынешний министр Колокольцев, еще какой-то генерал, зам тогдашнего министра Нургалиева… Точнее, они готовились к обычной операции против фанатов, как на стадионе, с теми же методами «карусели» из воронков, чтоб раскидать всех по отделениям. А пришел народ.

И от имени собравшихся пришлось одному вести с ними беседу (парень в балаклаве, которого взял для поддержки – стал вдруг говорить: товарищ генерал!… товарищ генерал! – что конечно свидетельствовало, на чьей он стороне…). Точнее, ты-то наивно полагал, что те, кто громко заявлял о своей позиции до того, кричал про этнические проблемы, социальный кризис – и тут будут рядом, и мы вместе, дружно – поведем этот диалог… Ан, нет! Когда приходит время ответственности – оказываешься один. Заодно узнавая цену всем декларациям и громким лозунгам про все «русское», что звучали раньше. Все проверяют события, где надо брать на себя ответственность.

И сейчас твое окружение может заявлять, громко стуча кулаком по кухонному столу – какие они там все в этих «властных кругах» – «б…ди» и «пи…сы»… Но в решительный момент, оглянешься… И тех, кто громче всех кричал – вовсе и нет рядом… Страус, когда прячет голову в песок – у него хотя бы филейную часть видно… А тут – ни лиц, ни даже этих «булок» не увидишь… Как будто и не было только что рядом… Как тогда на Манежке, когда пришлось в-одиночку вести жесткий разговор с Колокольцевым и «ко», о том, чтоб выпустили всех, кого повязали, о назревших переменах (подробнее как-то рассказывал разным СМИ, часами, но… – ни одной секунды так и не выпустили в эфир… что угодно, только не это, нас – народа, как политической силы нет, и не должно быть). Вот цена реальной силы твоего окружения – при случае, увидишь, кто останется рядом… Когда надо не на камеры ролики снимать, а действовать в быстро разворачивающейся обстановке, причем точно зная, что необходимо сделать.

А что нам надо-то? «Всего лишь» избавиться от болота манипуляции, в котором общество не просто по грудь или по горло, а по самое-самое «не хочу» до смерти захлебывается и скоро уже утонет с головой – так что не спасти. Кстати, насчет «западного» или «американского» влияния в этом процессе – можно говорить только с той долей условности, что сами они – гораздо раньше нас безнадежно скованные с рождения в этой паутине манипуляции, давно уже управляемые смертью при жизни (как о том написано в Псалтири: «смерть упасет я (их)»).

Мы же, судя по тому, что периодически возникают в обществе сполохи и зарницы перемен (пока еще не сам огонь) – еще живы. Значит, перемены возможны. Человек сам не может «организовать» их, поскольку это не в силах ни одной организации или структуры. Социология кризисных явлений называет семь основных видимых причин тех явлений общественной нестабильности, когда возможны перемены (подчеркну – возможны, но не обязательно происходят): кризис; война; смерть; техногенные катастрофы; природные катаклизмы; внутри-«элитные» разборки; внешнее давление. Все.

На нашу душу – остается лишь организованность и готовность к событиям, порождаемым этими причинами, которые сами – вне нашего влияния.

Каждый может судить – насколько сегодня глубок кризис, с каждым днем ухудшая обстановку простого человека, обрезая его возможности до «похороненности заживо», мертвого существования. Насколько ужасны потери в войне против простого народа, пока что решившего – «и это перетерпеть». Насколько еще надо смертей, миллионных убылей, чтоб почувствовать реально всю гибельность ситуации. Обстановку с питанием людей можно назвать социогенной катастрофой – уже никуда не денешься от того физического яда, которым напичканы все предметы потребления.

Это раньше ты, провожая взглядом какой-нибудь нескончаемый состав с вагонами и цистернами – наполнялся невысказанным чувством – что это и твое тоже, отчасти, конечно. Но твоей общей семьи, укрепляющейся, становящейся более могучей, сильной. Принося радость общих изменений. Ты только расти, учись, укрепляйся.

Сегодня – глядя на карусель тех же фур, вагонов, грузовичков, что ты испытываешь? О чем ты можешь сказать, как о «своем», «общем»? Да ни о чем.

Вот оно и возобладало, то «рентоориентированное поведение». О негативе которого тебе трубили еще в школе, потом в институте… Да и на работе, в курилке, то же самое, только более приземлено, по-простецки, с набором слов из трех букв в-основном, ну или пяти… Оглянуться, так почти все на словах были «против». А как же оно проникло-то тогда? Невидимо? Духовными путями? Как допустили? Почему не воспротивились? Что можно было сделать-то?

Что это вообще значило, это «рентоориентированное поведение»? Накопление хрусталя в серванте, или желание побольше и получше джинс, жвачки и баб? В чем сила этого наглого духа, овладевшего миллионами, но принесшего эту «ренту» лишь кучке вот тех, кто считает себя «элитой»?

Попросту это все означает попытку «индивидов увеличить свое собственное богатство, внося при этом отрицательный вклад в чистое богатство общества». Все. Теперь если что-то куда-то перемещается – значит, это приносит кому-то личную прибыль. При этом – уменьшая твои возможности. Тут есть тоже стратегические пределы – пока оно есть еще, осталось это «чистое богатство общества», значит, и есть возможность у этих «индивидов» увеличить собственное богатство. И как ты думаешь, займутся они этим или нет? При возникших возможностях и доступу к ресурсам? Не распилят ли Дальний Восток, Сибирь, да и всю Русь-матушку?

Это и есть обратный эффект, чем то, что ты ощущал как Отечество, в котором каждое событие – было твоим, общим, семейным. Теперь ты вне круга.

Теперь эти все поезда, бесконечные колонны дальнобоев – означают то, что «часть ресурсов будет расходоваться не на производительные цели, а на изменение структуры прав собственности в пользу данной группы с целью получения ею излишка в виде ренты». Какой именно группы – ты тоже прекрасно знаешь. Тех, кто, когда тебе тошно до смерти в разлагающемся обществе – в смокингах с бабочками играют на публику (якобы умея пиликать на рояле – так же, как гонять в хоккей, ковыряя шайбу среди поддающихся льстецов, или нырять за амфорами… – то есть никак). Тех, кто хлопает всемирным «пи…ам» на их концертах, пока убивают твоих друзей и близких (пока еще сохранилась эта этническая и социальная общность, что смерть одного парня – отзывается в тебе).

Вот и весь расклад. Вот и вся та смертельная мерзость, в которой тонешь ты и все общество, как та симпатичная русская девчушка в фильме «А зори здесь тихие…» Медленно. Неотвратимо. Засасывая всех по очереди.

Ведь от всей этой «рентоориентированной группы» растет только их личное влияние. Остальное – покупается. А общество лишь несет при этом убытки двух видов: потери вследствие введения неэффективных прав собственности и сокращение объема производства в обществе из-за непроизводительного расходования средств (ресурсы эти будут направлены на получение ренты). Все.

Им – жизнь. Тебе – смерть. Им – вершки ренты и сливки. Тебе – умирающие предприятия и тысячи голодных «социальных сирот», в которые можно записать уже практически всех. Общество разбито и атомизировано. Готово к захвату теми, кто более организован. Кто уже делит – кому Дальний Восток, кому леса Сибири, кому – территории и рабское «местное население», чтоб обслуживать их интересы в процессе перераспределения ресурсов и капиталов.

Чтоб ввести этот процесс уничтожения в рамки «безопасного» и необходима имитация политической деятельности, которой занимается более высоко оплачиваемая часть «политиков» и «комментаторов», дескать, все идет по плану, не вставайте. Говоря что угодно, даже почти двусмысленную «правду», что например, «русский – значит нищий». Без всяких результатов. Строго контролируя основное – вывоз ресурсов, и стало быть увеличение собственной доли ренты.

Остальное – вторично. Да пусть хоть издержки будут выше, чем размер возможной ренты. Но на чьи плечи они лягут-то? Эти издержки? Смерть – народу. Вымирание – простым людям. Нищета, голод – не тем, у кого в руках эта ресурсная рента. Социальное сиротство? Только не для тех, чьи дети «высшие», «элитные», «позвоночные» – то есть по звонку, поступят куда угодно и получает какое угодно образование…

Все. Все издержки – за счет утопающих в болоте манипуляции. Иного и не предполагается. Ты сам оплачиваешь свою смерть, да и гробовые свои тебе еще придется попотеть, вырвать перед смертью из лап тех, кто захватил 40 процентов мировых ресурсов. И ты еще ждешь чего-то от тех, кто спит и видит, как избавиться от тебя и от остальных лишних людей? Ну-ну… Ждешь, когда цистерночка с бесконечного состава упадет тебе в огород? Или как в евдокимовском фильме, бочка со спиртом поплывет мимо? Не… Там все учтено.

Речь необязательно идет о монополии на нефть, газ, уголь, лес и так далее. Это только одна часть. Но о всем комплексе мер, которые они торопливо вводят – хоть регулирование парковок, хоть установление максимальной или минимальной цены бензина, хоть введение любого налога или ограничение импорта и пресечение «санкционки», уничтожение напоказ тысяч тонн продуктов которые конечно всем мешают в голодной стране…

В каждом из этих случаев, повторюсь – именно в каждом, происходит перераспределение прав собственности, которое приносит выгоду определенной группе людей. Только выгода. Только «свой круг». Только «победа» над нами, оставшимися… Кто еще жив. Вот их цель. Всей сатанинской манипуляции. А не только отдельных личностей, смена которых без смены этой системы не поможет.

Повторюсь. С каждым днем это все тяжелее – сменить систему управления. С каждым днем – потери увеличиваются. Но – они возможны. И вспышки этих возможностей – как Манежка – согласно социологии, еще будут, пока народ жив. Ну а о мертвых – либо хорошо, либо ничего. Если проиграть в этой войне, то придут другие, покачают головами – дескать, все у них было и ничего не осталось… Как так…

Ложь, вещь ядовитая. Недаром сатана в Евангелии назван отцом лжи. И когда ты себе врешь, что все нормально, ты становишься более мертвым, впуская этот яд. Перестать врать себе, самоуспокаиваться, тяжело – как перестать пить… С мертвыми уже все понятно. Вечный покой… С живыми – заминка. Все никак не сообразят, что в болоте-то нет жизни, только пиявки и прочие кровососы, бесящиеся с жиру. Уже не знающие, что еще сделать – катаются по ним на «Гелендвагенах» – молчат… Напичкали всю еду ядом – терпят… Вакцинация неизвестно чем у всех детей – покорно переносят… Налоги и ЖКХ – отдают (некоторые, особенно пожилые, даже сильно беспокоятся за каждый день просрочки)… Что бы еще им придумать такого… Ведь от этого их рента меньше не станет…

Если тебя все устраивает, можно было и не дочитывать, идти дальше, мимо. Есть, пить, веселиться посреди «рентоориентированных» Содома и Гоморры.

Если нет – то хотя бы связаться. На тот случай, что описан выше. Если правда с нами – то и помощь придет. С градом и мечом. Без сомнений. Было бы кому помогать.

Ю.Екишев