Маленькое чудо

Михаил заметил, что чем ближе роды , чем вреднее и несноснее Маша становилась, тем любимее . Обратная пропорциональность какая то получалась.

Толкала сердито среди ночи:

- Не храпи. И подвинься. Разлегся. Нас двое и места нам нужно больше. А еще мы хотим компота!

Михаил со вздохом поднимался и шел на кухню за компотом, сонно пытаясь вспомнить сколько осталось до родов.

Окончательно проснувшись, понимал , что совсем не злится. Понимал, что даже если бы за этим компотом ему пришлось идти на другой конец города, все равно пошел бы. Хотя характер у него не из кротких.

Да , полгода назад подобная просьба среди ночи привела бы Михаила в ярость , А сейчас он смиренно топал на кухню, понимая что готов на все.

Готов жизнь отдать за Машку и шевелящийся комочек внутри нее.

И вот рассекая быстрыми шагами пространство больничного коридора, Михаил не находил себе места. Все мысли о ней, как все сложится? А вдруг что то не так? Ведь она такая маленькая, хрупкая, как травинка, как молодая тонкая веточка.

Корит себя за малодушие , что не настоял на совместных родах, хотя Маша считала , что муж не должен присутствовать на родах.

А вдруг что то не так ? И в который раз одергивает себя:

Перестань! Все будет хорошо.

" Вдруг " с ней не случится, только не с ней , зеленая веточка очень гибкая , попробуй сломай.

Михаил убеждает себя , успокаивает, но глупое "вдруг" никак не выходит у него из головы. Как она там? Маленькая моя, беспомощная.

Когда Михаил с мамой Маши привезли ее в роддом, Михаил наговорил ей тысячу добрых слов. Говорил, как сильно любит, и еще тысячу веселых слов.

Тысячу добрых советов дала Маше мама. Маша кивает головой, но конечно , все забудет , когда начнутся роды.

Михаил не уехал домой, ходил по коридору и ждал , ждал.. Ожидание казалось вечностью и эти мысли - вдруг что то случится?

Михаил не знал сколько времени прошло, когда к нему вышли .

-Девочка у вас ! Три восемьсот! У такой маленькой мамы! Поздравляю!

Михаил даже не понял, что по щекам текут слезы, он просто провел ладонью по щеке, а она мокрая от слез .

И вот прошла неделя. Ушли одни тревоги и заботы , на смену им пришли другие.

Михаил смотрит на спящую кроху, Ей уже семь дней,а они еще не решили как ее назовут: Настенька? Ксюша?
Глазки закрыты , но быстрому сопению Михаил догадался, что она не спит. Так и есть . Один глаз открылся и хитро- хитро вкось посмотрел на папу. На папу! То есть на него! Вот хитруля! И не верится , как сказала теща, что она, мол еще не видит , На него посмотрела , узнала и закрыла глаз.

Внутри Михаила что то затрепыхалось, запрыгало, пытаясь вырваться наружу. Наверное , это счастье, подумал он и тихонько вышел из комнаты.

Зацеловав на кухне жену, Михаил стал думать о том как будет воспитывать дочь , кем она станет , какой будет..

Ничто не сравнится с этим счастьем и абсолютной любовью к этому маленькому чуду..