Озерная история. Часть 4

То лето было необычно жарким и долгим. Уже конец августа, а дни еще теплые, солнце не жалеет энергии, щедро поливает лучами землю. Две собаки обустраивали маленькую пещеру, готовились к холодам. Они знали, что еще чуть-чуть и наступит дождливая, промозглая осень, а там и снежная, суровая зима. Сука скоро должна была ощениться. В плохое время щенки появятся на свет, к зиме будут не готовы, не подрастут, как надо. Она всегда приносила по 2 щенка. Выкармливала их, воспитывала, а потом, когда они взрослели, вела вниз. Хозяев они находили сами. Как? Родители не знали. Они жили на Озере и знали, что когда выйдет их время, дети останутся здесь, им на смену.

Ветер хлопал полотнищами палаток, всепроникающий дождь вымочил брошенное имущество, и собаки, решив, что это все для них, утащили один спальник к себе в пещеру. Второй они с упоением разодрали, рыча, мотая головами, сражаясь с новым противником - плодом современных технологий, обеспечивающих тепло и комфорт. Они сожрали оставленное печенье, разорвали пачки чая и перца, потом долго чихали и терлись мордами об траву. Пустой банкой из под сгущенки они долго с удовольствием играли, закатили ее в кусты, не смогли вытащить и вернулись к разграблению палаток. Сука устала от этого лета. Оно было не таким, как предыдущие. Суетное и волнительное. Она знала, что немного погодя к Озеру придет человек, оставит им невкусного, но питательного корма и этого хватит, пока она не сможет вновь выйти на охоту. Охотились они всегда вместе: кобель и сука - идеальная команда, понимающая друг друга, связанная невидимыми узами интуиции, инстинкта и любви.

* * *

Она серьезно заболела, когда ей было лет 10. Внезапно силы оставили ее, она стала уставать, не могла даже дойти до школы, а уж высидеть уроки, ей было не под силу. В дальнем горном селе помочь ей не смогли и отправили вниз, в большой город, в больницу, которая казалась ей целым миром, живущим по своим законам и правилам. Там никто никого не знал и не стремился к этому, когда она вежливо здоровалась с каждым встреченным человеком, на нее странно поглядывали и не отвечали, что еще больше пугало тоненькую черноволосую девочку, привыкшую к уютному селу, где все друг с другом были знакомы. Дряхлый прадед плакал и просил не отдавать девочку врачам, говорил, что есть такое Озеро, которое лечит и пусть родители дождутся лета, а он уж девочку туда сведет. Она вообще была его любимица, он рассказывал ей сказки, угощал конфетами, а один раз даже достал где-то диковинный фрукт - банан. Она сильно тосковала по дому, по родным, по синим горам, по дедовым историям, именно поэтому она и пристрастилась к чтению. Книги открывали перед ней огромный мир, который узнавать и узнавать, интересный и абсолютно необъятный. Она перечитала все в больничной библиотеке и, видя ее всегда с книжкой, ей стали приносить книги родители других детей. Ее жалели, как птенца, выпавшего из гнезда, как сиротку и все потому, что ее родители жили далеко и не могли навещать дочку. Так и получилось, что она стала инопланетянкой - девочкой не от мира сего, живущей в мире грез и историй, где можно было спрятаться от больничного быта, невкусной еды, ужасного молока с пенкой и тоски по дому.

Ее мучили анализами и процедурами, собирали консилиумы и все никак не могли понять, что же с ней не так? Она чахла и, пережив противную слякотную зиму, совсем не такую, как на родине, решилась написать письмо домой. Оно состояло всего из нескольких слов. "Здравствуйте, мама и папа! Заберите меня домой. Пожалуйста." На обороте листка она написала свой адрес и попросила нянечку, которую полюбила, как бабушку, отправить письмо родным. "Эля тает, как свечка. Приезжайте скорее", дописала нянечка и отправила письмо.

Через неделю Элю забрали домой. Как тень она бродила по селу, девочка высохла, постоянно мерзла и даже пугала своим видом односельчан. Как будто должна была уже умереть, но вот задержалась и не знает, в какую сторону ей идти.

- Смерть не знает, кого забрать: ее или прадеда, - шептались в селе.

Прадед слег зимой, тоскуя по внучке и убиваясь, что не смог ей помочь. Он потерял память и рассудок, уже не вставал с кровати и покормить его можно было только тогда, когда к нему приходила Эля. Он смотрел на нее, пытался что-то вспомнить, но потом глаза мутнели и разум опять прятался в глубине его души.

Смерть сделала свой выбор и вот, ясным весенним днем, за Элей прибежала мать.

- Пойдем скорее, дедушка кончается, хочет с тобой попрощаться.

- Ты только их слушайся, девочка и не бойся, иди с ними, они проводят, - это и были последние слова прадеда. Совсем непонятные и загадочные.

Эля даже не плакала, чувствуя, что совсем скоро отправится вслед за дедом.

Теплым летним днем закутанная и вечно мерзнущая Эля сидела на скамеечке перед калиткой.

- Эличка, смотри, что тетя Света тебе достала, - радостная мать подошла к калитке с полной сумкой. - Смотри, какое все красивое и вкусное: печенье, конфеты, а вот сок виноградный, импортный, он очень полезный! Вот выпьешь его и сразу сил прибавится!

Девочка почти не ела и все соседи старались найти что-нибудь необычное и угостить ее.

Мало что радовало Элю и она даже не посмотрела на полную сумку продуктов.

- Я сейчас к соседке сбегаю и в дом зайдем, хорошо? Подожди меня, - мать оставила сумку возле девочки и вошла в соседний двор.

Они только этого и ждали. Две большие собаки вышли из-за угла дома и направились к девочке. Одна подтолкнула ее и заставила встать, потом они обе стали ее легонько подталкивать в спину. Как послушную овечку завели они девочку за дом, а там сразу же вверх, вверх по горной тропе. Эля с трудом перебирала слабыми ногами, она абсолютно не испугалась. Ей было все равно. Собаки почувствовали, когда она выбилась из сил. Произошло это очень быстро, минут через 10. Девочка без сил повалилась на тропу. Одна из собак тут же побежала вниз, а вторая легла рядом с Элей. От густого теплого меха пахло не привычной псиной, а чем-то странным. Собака вылизала девочке руки и та заснула. Ей не дали долго спать. Вернулась вторая провожатая, таща в зубах мамину сумку, набитую дефицитными продуктами. Собаки подтолкнули Элю, заставили ее встать и повели дальше. Подъем длился несколько суток. Ночью все трое прижимались друг к другу, им повезло, что ночи были необычно теплые, такое в горах бывает крайне редко. Первый день девочка ничего не ела, у нее, как всегда не было аппетита, потом она увидела, как жадно собаки принюхиваются к печенью и подумала, что, наверное, оно очень вкусное. Она с трудом открыла упаковку и они трое быстро съели ее всю. Мама не обманула, сок тоже оказался вкусным. От конфет собаки отказались и девочка ела их потихоньку, растягивая удовольствие. Так они и вышли к Озеру. Тихому, маленькому, невероятного синего цвета.

- И что дальше? - девочка впервые заговорила со своими провожатыми. - Здесь живет Чудище и оно меня съест?

В ответ, собаки подняли морды вверх и завыли.

- Точно, съедят, - подумала Эля. Ей уже было не совсем все равно, будет она жить или нет, ей очень хотелось узнать конец этой сказки. Она была уверена, что он будет счастливым. Разве у сказок бывают другие финалы?

* * *

Лето будет интересным. Это она поняла, когда услышала, как собаки воют около старого родительского дома, что притулился почти на склоне горы и за которым начинался крутой подъем. Она не хотела продавать этот дом, слишком много воспоминаний с ним связано и слишком много сил вложили в него ее родители. Собаки выли долго, самозабвенно выводя каждую ноту, повествуя луне и ей о своей жизни, о том, что есть и что будет. Уже несколько лет она не слышала их воя, несколько лет на Озере не было гостей. Почему? А кто же его знает? Собаки просто предупреждали ее об их приближении, чтобы она успела приготовиться. "А что там готовиться?", всегда думала она. Уже потом, в конце лета, надо будет пойти к Озеру, убрать мусор, если он будет и натаскать собакам еды. Сука в этом году не ощенилась весной, значит щенки будут осенние, тяжело им всем придется, надо будет побольше корма им отнести, а, значит, придется ходить несколько раз. Но это только в радость. Да и лишний раз искупаться в чудесной воде, смывающей боли и печали, она была только рада.

Не удержалась, вскочила с кровати, накинула на плечи платок и побежала, изо всех сил сдерживаясь, чтобы не завыть самой, приветствуя своих друзей. Это не были те же самые собаки, те уже давно ушли, они жили долго, намного дольше своих сородичей, но и их время пришло. и вот, их точные копии - красавец и красавица в богатых шубах прыгали и скулили от радости, пытаясь лизнуть ее лицо.

- Мои, мои хорошие, - она ласкала собак, вдыхала их запах и была абсолютно счастлива. Начиналось новое приключение.

Первый гость пришел в начале лета. Поспрашивал про Озеро, покрутился по селу, а потом пошел вверх, наивно таща за собой велосипед. Она смотрела на него из-за занавески и тихонько, как девчонка, хихикала. Насколько его хватит? На час? Нет, меньше, надо будет выйти во двор, сделать лицо деревенской простушки и взять велосипед на хранение. Они всегда приходили к ней. Оставляли машины, документы, украшения. А потом случалось разное. То, что они не забирали, хранилось у нее в большом сарае, надежно запертым амбарным замком. От своего же любопытного семейства. Она знала, что вещи все равно вернутся к своим хозяевам, а пока пусть лежат.

Интуиция ее никогда не обманывала. Не прошло и часа, как пожилой мужчина, пыхтя подошел к калитке и попросил оставить велосипед на пару недель. Конечно, она согласилась, а как иначе? Работа у нее такая.

- Эличка, откуда такое чудо?

Вечером Левон, муж увидел велосипед и кинулся к нему, не веря своим глазам. Вот мальчишка, помешан на них, присел на корточки, чуть дыша от восторга погладил сидение и благородный руль, увидел, что машина ухожена и порадовался за нее. Он уже привык, что их двор - гостиница для разной техники и вещей и почему-то только его Элю просят присмотреть за ними.

- Можно я прокачусь? - спросил, а глаза, как у ребенка, ну как откажешь? Она знала, что он будет осторожен и ничего этому велосипеду не сделается.

- Иди уж, катайся!

Умчался, боялся, что она передумает, чужое все-таки, да и дорогая техника, подержанную машину купить можно за этот велосипед.

Месяц прошел спокойно, рутинно, а потом завертелось. Сначала вернулся помолодевший владелец велосипеда. Она сделала удивленное и гневное лицо, мол, вы кто такой и откуда? Рано было ему уезжать, чувствовала она это. Пусть еще на Озере поживет, да и за нее немножко гостей поводит. Некогда ей было вверх-вниз ходить. Сын очень кстати затеял стройку дома в соседнем селе, муж уехал помогать и все хозяйство было на ней. Кстати, потому что приехали важные люди и захотели снять в аренду их дом. Цену предложили очень хорошую, да посулили ремонт сделать. Она уже поняла, что не простые это дачники будут, да и что им в этой глухомани делать? Поэтому, забрала она свои вещи, все лишнее надежно заперла в сарае, перегнала корову и кур в дом родителей, подумав, что сейчас вся сцена - как на ладони, она все увидит и поймет.

Ночью приснился ей прадед. Он часто к ней приходил во сне, не сиделось ему спокойно в загробном мире, как всегда, он сказал внучке, что рад видеть ее здоровой и сильной, рад, что она тогда не испугалась и пошла навстречу самой жизни. А потом добавил, чтобы она была очень осторожной и внимательно присматривала за всем, потому что лето будет тяжелым и необычным и, вполне вероятно, закончится плохо.

* * *

- Олеся, сколько у нас времени?

- Кабы знать, Дима. Немного. Неделя, думаю, есть. Пока они на Озере побудут, а потом...

- Что потом?

- Дима, когда мы прощались, в его глазах я увидела то, о чем он еще и не подозревал. Беспощадность и алчность. Помнишь, как у Стругацких, суперчеловек Выбегалло? "Он сгребет все материальные ценности, до которых сможет дотянуться, а потом свернет пространство и остановит время". За точность цитаты не ручаюсь, но наш дражайший Николай Семенович захочет наслаждаться Озером в одиночку и не оставит в живых ни нас с тобой, ни этих уже не юных влюбленных.

- Влюбленных?

- Дима, глаза открой, когда ты в людях научишься разбираться, телохранитель, мля!

- Олеся Анатольевна!

- Ладно, успокойся! Пашке с Машей я советы добрые раздала. Теперь о себе надо подумать.

- Куда сейчас?

- Сейчас домой, а там видно будет.

В то, что мы сможем скрыться от нашего олигарха, я не верила. Но попытаться все равно стоило. Была у меня мыслишка.

* * *

Тем необычно жарким летом девочка Эля уже целую неделю жила около чудесного Озера. Жила, как зверек, спала в маленькой пещерке вместе с двумя собаками, бегала, смеялась, радовалась солнцу, ела хлеб, принесенный собаками неизвестно откуда, пила озерную воду, холодную до того, что зубы мерзли, а один раз, когда она сидела на корточках на берегу и рассматривала озерное дно, воображая, как там, в глубине, живут русалки и их начальник - водяной, собаки подкрались к ней сзади и спихнули в воду. Сначала космический холод, потом такой же жар, а потом легкость, как будто тело ничего не весит и состоит из газа, в котором только удовольствие от жаркого летнего дня, гор, воздуха, верных собак и никаких болезней.

Она вернулась домой через 12 дней. Черная от жесткого солнца, оборванная, ободранная, счастливая, полная сил и абсолютно здоровая, зная, что теперь она навсегда связана с этим маленьким горным Озером, лежавшим в ущелье, как в ласковых руках прадеда.