38 358 subscribers

Озеро. Часть 4

2,9k full reads
3k story viewsUnique page visitors
2,9k read the story to the endThat's 94% of the total page views
8,5 minutes — average reading time
Озеро. Часть 4

начало

Ох и тяжело мне пришлось! На меня обрушились такие ругательства и проклятья, которых я, далеко не зефирная девочка, не слышала никогда и, надеюсь, больше не услышу. Если убрать все маты и оскорбления, вопрос был краток: "С каким таким мужиком ты отпустила Леночку и кого она принесет в подоле?" Спас меня Ромка. Он просто подошел к беснующемуся ревнивцу и внимательно посмотрел ему в глаза. Можно вопить, можно звать охрану, но когда тебе зрачок в зрачок смотрит огромная собака, глубоко внутри, на подкорке, вспоминаются наши предки вот так смотревшие в глаза волкам, затем покоренным и прирученным. Эк, загнула, зато правда! Роме в глаза тяжело смотреть. Вот и Николай Семенович, заткнулся, как миленький.

- Значит так. Моим заданием было найти Озеро и проводить туда Леночку, правильно?

- Какого ху...

- Тихо! Я свою задачу выполнила. Вы не доверяете жене? Вы думаете, что она способна изменить вам?

- Нет, но...

- Слушайте, да она живет вами, молится на вас. Она продаст душу любому демону, лишь бы родить вам наследника, естественно от вас и будет умолять остаться в живых, лишь бы иметь счастье мыть его засранную розовую попу. Вы хоть это осознаете? Отключите свой мозг самца, хоть на секунду!

- Олеся, но как же она там? Никаких теплых вещей, мыло, полотенце, зубная щетка! надо догнать, отнести!

- Вы не найдете никого и ничего. завтра я сама пойду на ту тропу со всем необходимым и подожду. Его или их обоих.

* * *

- Как вас зовут, юноша? - подъем давался мне очень нелегко, но было крайне невежливо не спросить имя человека, несущего мой тяжеленный рюкзак.

- Павел Сергеевич.

- А меня Марья Ивановна, приятно познакомиться.

- Взаимно.

Я ожидала, что он скажет, что я могу называть его просто Пашкой, но он молчал. В отличии от меня, пыхтевшей и обливающейся потом, он шел легко и как будто не замечал, что тропа начинает уходить круто вверх.

- Здесь есть удобное место, мы тут заночуем. Это хорошая примета. Когда я сюда первый раз поднимался, я тоже устраивал привал именно здесь. Собака показала это место.

- Как их зовут?

- Собак? Я не знаю. Мой не говорит, вторая - ваша, вам видней.

- Она на моя. - сказала я и тут же пожалела. Как хотелось бы, чтобы эта замечательная собака была моей, чтобы можно было запустить руки в густой мех, вдохнуть его запах и рассказать ей обо всем. Что такое вдоветь в 40 лет, поднимать детей, много работать и постоянно бояться того, что не сможешь, сломаешься, а за спиной никого. Так я все рассказывала Снежке и Барсу. А почему бы этой собаке не стать моей? Я посмотрела на нее очень внимательно. Она явно умна, явно без хозяина. Тут даже не в ошейнике дело (сразу вспоминается, что незамужнюю женщину видно не из-за отсутствия обручального кольца, помните?). Вид у нее был независимый и самостоятельный и я поняла, что это она будет выбирать: пойти ко мне жить или нет.

Павел устроил привал на небольшом пятачке около тропы. Спала я крепко, хорошо отдохнула и на следующий день они - человек и собаки - вывели меня к тому самому Озеру. Оно было еще прекраснее, чем в моем сне или на фотографии в интернете. Оно было само спокойствие и блаженство. Тишина, жужжание насекомых, небольшой ветерок и вода. Спокойная, древняя, помнящая начало мира.

- Давайте устраиваться, Марья Ивановна.

Павел (хоть тресни, никак не поворачивался язык на Сергеевича) с гордостью показывал мне, как он устроил свой быт, как чисто и уютно было около его палатки, какой удобный очаг сложил он из камней. Настала моя пора хвастаться. Боясь упреков и смеха, я вытащила одноместную палатку и спальник и вопросительно посмотрела на парня.

- Пойдет, - ответил он. - Сейчас обеспечим вас кровом.

В первый же вечер он рассказал мне свою историю. Я ему не поверила. За два месяца помолодеть на 40 с лишним лет? Он или болен или действительно терял память и вернулась к нему не своя, чужая. Так, наверное, бывает, когда люди находятся в коме или во сне. Их души вылетают из тел, вольно носятся по всему миру и иногда забывают дорогу обратно, вот и возвращаются в первое попавшееся тело. Грустно, но где-то в этом мире есть семидесятилетний мужчина, уверенный, что ему 25. Как ни странно, я не боялась Павла. Даже если и сумасшедший, что он может мне сделать? Вернее, сделать-то может многое, но я находилась в таком состоянии, когда мне было все равно, да и собаки спокойны, а я уже поняла, что они предупредят об опасности.

Потянулись однообразные дни. "Однообразные" - слово с отрицательным запахом, нужно другое, какое - никак не подберу. Дни были одинаковы, рутинны, но они не были скучны или утомительны, они были заполнены до предела ощущением жизни. Тем самым "здесь и сейчас" которому сейчас модно стало следовать.

Ко мне вернулось мое "подводное" состояние, только сейчас оно было со знаком "+". Я находилась в другом мире. Там было тихо. Не так, как в городе, когда выключаешь свет и ложишься спать и кажется, что тишина. Ее там и близко нет. Проехала машина, заработал холодильник, зазвонил телефон. Тебе стало скучно или страшно, ты включила телевизор или свет или радио или позвонила детям. Тут же был космос. Мы парили в нем, занятые исключительно собой и своими насущными нуждами, мы могли замереть и наблюдать за бабочкой или облаком, мы смеялись, глядя, как собаки играют и гоняются друг за другом. Павел каждый день купался в Озере. Два раза обязательно, а иногда и больше. Оно было ледяное. Уже на берегу от него веяло таким холодом, что зубы мерзли.

- Вы зачем сюда притащились, а, Марьванна? - ехидно спрашивал Павел, заходя в воду.

Зачем я и сама не знала, но не за купанием в ледяной воде.

- Зайдите в воду по щиколотку, умойтесь! Мне надоело греть вам воду.

Да, он был, конечно, прав. И я решилась. А потом... Я замерзла так, что пламя бы меня не согрело, оно бы меня растопило, как Снегурочку. Я стояла под ослепительным жарким горным солнцем и действительно таяла. Таял лед, сковавший душу и мешавший дышать и жить. Он таял и я рыдала, долго и громко. Павел не пытался меня утешить, сделал вид, что у него срочные дела в палатке, а я, нарыдавшись и почувствовав, что у меня больше нет слез, спустилась к Озеру, умылась и поняла, что чернота из души ушла.

Мы прожили так около месяца, наверное. Мобильник сел, Павел, когда ходил за продуктами в село, успел отправить Машке и Игорю мое голосовое сообщение. Я знала, что они будут волноваться, что будут искать, но моя душа сейчас была важнее. Не знаю, откуда взялся такой эгоизм, я всегда жила только для них.

- А сейчас, поживи для себя, - сказал мне Павел.

- Вы почему мне тыкаете?

Субординация - для учителя одна из важнейших вещей и она въелась в меня так, что не вытравишь. И вот. Мальчишка мне тыкает. Меня это оскорбило больше чем то, что он осмеливается давать мне советы.

- Дура ты, Машка, - засмеялся этот засранец, - ты в зеркало давно смотрела?

Он вылил на меня ведро ледяной воды, только после этого я пришла в себя и снова, все еще отказываясь верить своим глазам, посмотрела в зеркало и поняла, что Павел не врал. Озеро. Лотерейный билет, который мы вытянули, неизвестно почему и зачем. Но выигрыш мы забрали и я была этому безмерно рада.

Мы решили устроить праздник. Что у нас осталось из продуктов? Практически ничего.

- Я схожу в село завтра рано с утра, накуплю всего побольше.

Я все еще боялась ходить так далеко, слишком хорошо помнила, как тяжело мне дался подъем к Озеру. Пашка ушел рано утром, я еще спала, обе собаки побежали с ним, такого никогда не было раньше, одна обязательно оставалась со мной и я забеспокоилась, не должно ли было что-то случиться. Я пронервничала весь день и выдохнула только тогда, когда услышала лай собак и увидела Павла, с огромным рюкзаком. Он был не один.

* * *

Коленька разбогател в 90е. Помню, как мы радовались первым большим, как нам тогда казалось, деньгам. Сначала проедали очень много, как дети, дорвавшиеся до конфет! Да мы и на конфеты спускали кучу денег! Потом одежда, первая дорогая машина, первая квартира, первый евроремонт, первый особняк и первые Мальдивы. Все стандартно и неоригинально. Когда ему перестало хватать? Я не знаю, можно было уже остановиться, но деньги - это тот же наркотик, его всегда мало и надо постоянно увеличивать дозу. Вот он и стал долларовым миллионером - наркоманом. И то, что я не могу забеременеть всегда отходило на второй план. Я ходила к врачам, лечилась, не помогало, но меня подбадривали, говорили, что я еще молода и все у меня впереди. А потом это "впереди" внезапно стало "ну, что же вы так затянули" и до мужа дошло, что мне под 40. Где я только не лечилась и что только со мной не делали! Не хочу вспоминать. Каждый месяц надежда и каждый месяц горькое разочарование. Так оно все и тянулось несколько лет. Я уже потеряла надежду, как вдруг, один из Колиных друзей посоветовал ему специалиста по нестандартному решению проблем. Абсолютно любых. Ее звали Олеся. Говорили. что у нее премерзкий характер, что заказчиков она выбирает сама, просит за свои услуги огромные суммы, но результат всегда гарантирован. Коля позвонил ей и вкратце обрисовал проблему. Она согласилась и должна была приехать к нам, чтобы обсудить детали.

- Коля, ты же умный человек, скажи, какие нестандартные решения она может предложить для лечения моего бесплодия? В Паломничество сходить? Съесть сердце чудища морского? Или она сама целитель?

- Леночка, любимая, давай попробуем. Потерпи. А вдруг получится?

Со мной муж оставался таким же, как и в тот день, когда мы познакомились - робкий рыцарь, защищающий честь и жизнь прекрасной дамы. Как я могла ему отказать, да и робкая надежда затеплилась: действительно, а вдруг? Вдруг все-таки я смогу когда-нибудь взять в руки нашего ребенка? Нет, не думать об этом, потом слишком больно будет разочаровываться.

Олеся не приехала. что-то там у нее случилось, Коля звонил, орал и угрожал, но она уперлась и ни в какую, сказала ждать. Я подумала, что это знак. Ничего не надо ждать дальше, надо просто жить, как жили. Бывают же семьи без детей. Пролетали дни и недели, все было привычно и рутинно, как вдруг, Олеся все-таки приехала. Как потом выяснилось, план моего "излечения" у нее родился (родился! какая злая ирония!) сразу же и они с Колей обо всем договорились еще зимой.

* * *

О маленьком горном озере, дарящем здоровье и долголетие, я узнала случайно. Был у меня сотрудник, который занимался сбором интернетных сплетен и необычных происшествий и фактов. Кто где Снежного человека видел, кого когда инопланетяне похищали и тому подобная чушь, среди которой, крайне редко, бывало, вылавливала я что-то стоящее. Так и с этим озером. Сплетни, слухи, но я сразу почувствовала, что в этом что-то есть и дала задание искать. Любую информацию. Я знала, что будет у меня заказ, аккурат под это Озеро. Так я его в мыслях и называла, с большой буквы. Чуяла, что непростое это место. Заговоренное. Хотите смейтесь, хотите нет, но я столько повидала за свою работу, что верю практически во все. Даже в жизнь на Марсе и Деда Мороза.

Когда со мной связались люди Николая Семеновича и объяснили проблему, я сразу же поняла, что вот он - заказ, с которым если что и справится, то Озеро. Поэтому-то и отправила я Диму в горное селение на разведку, прожил он там пару месяцев и переслал мне на почту нечеткую фотографию молодого мужчины с собакой, которые, якобы, жили на этом Озере. Разговорчивые местные жители, залившие скромного Димку молоком и сметаной, наотрез отказывались говорить об этом человеке, отводили глаза и что-то бормотали сквозь зубы. Ему удалось его только сфотографировать, абсолютно случайно, а потом, он как испарился. Сколько Дима не рыскал по окрестностям, он его так и не нашел.

* * *

Ее звали Леночка и привезли ее в горы, чтобы вылечить бесплодие. Если бы я узнала об этом месяц назад, я бы пинками спустила ее вниз, обзывая идиоткой и наивной дурочкой. Кто же лечит бесплодие холодной водой? Но я прожила тут почти месяц и уверовала в силу этого места и этой воды.

- Паша, как мы ее устроим? Где ее вещи?

- За вещами придется сходить завтра, а сегодня пустишь ее к себе, переночевать?

- Пущу, конечно. Зачем вообще ты ее привел?

- Понимаешь, то, что произошло с нами - это Дар. Его нельзя принять просто так. Его нужно отработать. Ну и есть еще одна мелочь. Ее привели Проводники. Как и нас с тобой. Только вот необычные они немного.

- Какие?

- Не такие, как наши. Огромная белая собака и такой же огромный кот.

И я провалилась в темноту.

продолжение