Девушка по имени Пафнутий. Немного о ляпах в наших книгах и фильмах про “не нашу” жизнь.

“Имя незнакомки, он выяснил, было Маруся Станиловска Дагмар Наташа Лиана из рода Романовых, и она сопровождала не то отца своего, не то дядю, посла московитов, прибывшего на коронацию”, – так описывает Вирджиния Вульф в романе “Орландо” возлюбленную главного героя. Роман изыскан и утончённо-прекрасен, поэтому можно простить автору досадную неточность.

Западные фильмы и книги нередко обилуют ошибками, когда описывают российскую или советскую действительность. Что не удивительно – иностранцам позволено не знать нюансов наших привычек и обычаев. Разумеется, наш зритель или читатель критикует эти ляпы. Это понятно.

Но будем справедливы. Наши авторы допускали в своих произведениях точно такие же ляпы! И по той же причине! Живя в закрытой стране, изучая заграницу только по книгам, журналам и фильмам, которые проникали через железный занавес, они точно так же не знали досконально привычек и обычаев страны, о которой писали книгу или снимали фильм. Так как средний зритель знал ещё меньше, то эти ляпы, обыкновенно, проходили незамеченными.

Но те, кто говорил на иностранном языке и жил за границей, подмечали такие детали, которые, к сожалению, разочаровывали. Скажу про себя. Я говорю по-испански, а потому всякие “донны Инессы” и “Мигуэли Диазы” раздражали мой слух. Приходилось постоянно мысленно исправлять на правильное “донья Инес” и “Мигель Диас”.

Иногда причиной ляпа становилась не ошибка, а особенности русского произношения, когда безударное “о” произносится как “а”. В испанском, равно как и во многих других языках, “о” это “о”, а “а” это “а”. Если заменить одну букву другой, то зачастую получается другое слово, имеющее другое значение. И тогда Кончита из “Человека с бульвара Капуцинов превращается в Канчиту, то есть – в небольшую спортивную площадку!

Или вот еще сцена из великолепнейшего, любимейшего фильма “Труффальдино из Бергамо”, где герой Райкина представляет одного из своих хозяев как “Распони Федерико из Турина”. А хозяин дома Панталоне переспрашивает, произнося привычно: “Федерика”? Вроде бы ерунда, ан нет! Ибо Федерика – это женское имя. Незначительная, вроде бы, оговорка превратила мужчину в женщину, что в данной ситуации выглядит более чем забавно, ибо мы знаем, что под именем туринца Федерико скрывается его сестра.

 Неужели заметно, что на самом деле это “Федерика”, а не Федерико?
Неужели заметно, что на самом деле это “Федерика”, а не Федерико?

Трудно перечислить все ляпы, но один из них мне хотелось бы упомянуть особо, ибо он более чем просто забавен!

“Человек-амфибия” – одна из самых любимых книг детства. И фильм тоже один из самых любимых. И заслуженно! Но увы, без ляпов не обошлось. Я даже не говорю о том, что испанская фамилия Zurita на самом деле правильно произносится как Сурита. Я об имени главной героини.

Александр Беляев, решив придумать для героини необыкновенное имя, назвал её Гуттиэре. Проблема в том, что это – мужское имя! К тому же, неправильно записанное. В оригинале одно “т” и два “р” – Gutierre. Более древняя форма - Gutier. Исключительно мужское имя и никаких женских вариантов. От этого имени происходит фамилия Гутьеррес, а фамилии-патронимы традиционно производились от мужских имен, а не от женских. Более того, это очень устаревшее, средневековое имя, почти не используемое сейчас. Что-то вроде Пафнутия или, к примеру, Агафона. Это имя когда-то носили почти забытые сейчас древние правители разрозненных графств и княжеств, из которых позже сложилась Испания...

Вот так всякие раннесредневековые графы Гутьеры, Бермудо, Ордоньо и Нуньо сражались с маврами.  Сейчас эти имена сохранились, главным образом, в виде фамилий.
Вот так всякие раннесредневековые графы Гутьеры, Бермудо, Ордоньо и Нуньо сражались с маврами. Сейчас эти имена сохранились, главным образом, в виде фамилий.

Но это так, не в упрёк автору, ибо все мы в чем-то можем ошибиться. Никто не безупречен, никто не знает всего и обо всем. Ни книга, ни фильм от этого хуже не становятся. И всё-таки, забавная деталь!