Чужое-то отнимать легко, а свое отдавать ох, как трудно!!!

20 December 2018

Спустились с шоссейки, пыль начала попадать в окна, вдруг навалилась такая неуемная тоска, из глаз вот-вот брызнут слезы, вокруг поле да старое кладбище, недалеко родная деревня, вон там высокая береза наша была, а теперь не видно ее, высохла наверно за столько лет. На кладбище полно старых дубов, на них всегда были вороньи гнезда, по-весне они все каркали безустали, по-хозяйски кружили, в деревне на Пасху всегда ходили на кладбище, я маленькая все смотрела в окно, по дороге мимо дома целой вереницей шли бабульки, они все принаряжались, белые платочки, новенькие кофточки, шли в основном с родней, сыновьями, снохами, внуками, правнуками. Пасха – был праздник для старшего поколения. Перед воротами кладбища кланялись и крестились, после только заходили, бабушка говорила, что мертвые ждут живых у ворот. А в дырки в заборе не лазят. А мы всегда лазили в дырки эти, они были близко, а до ворот еще топать надо. Убирали могилки у прадеда, у прабабушки, красили оградки. Бабушка моя наказывала их с дедом могилы тоже убирать. Не зарастали чтоб.

-Да ладно, ну что ты баб,- ну когда еще это будет, - рассуждала я, будто отмахивалась от всего этого. Тогда и вправду не верилось во что то плохое, казалось, что будет так всегда: весело, счастливо, дом, бабушка с дедом. Давно все было, будто в другой жизни.

Мое детство было золотым и очень счастливым, по - моим конечно, меркам. У меня было все - огромное поле за деревней, покрытое весной цветами, по осени опятами и шампиньонами, зимой блестели на солнце тысячи снежинок, как бриллианты, мы катались со своих сараев, как с горок, на металлических тазах, рыли в полисадниках норы в снегу и сидели в них. Радости сколько было, такой искренней и чистой.

Соседи называли меня странной, я могла часами гулять по полю, невероятный этот простор завораживал. С крыльца далеко были видны поля, я часто сидела и смотрела в даль. Одиночество меня не угнетало, было много своих мыслей, я его любила по своему.

Друзья были и подруги только летом, в соседнем доме приезжали издалека 2 сестры и 2 брата, а в доме напротив жила девчонка старше меня, длинная как жердь, неказистая, хитрая и злая, все говорила мне: «Вот пусть твоя бабка тоже помрет как моя». Завидовала видно. Дружить с ней было тяжело, но больше никого не было. У бабушки моей был большой дом, приезжали мы - внучки, большая русская печь, каждый день пеклись огромные румяные пироги, жарились караси в сметане, даже обычная картошка казалась очень вкусной. Бабушка родом была с Ивановской области, высокая, сильная, статная, до последнего сохранила девичью фигуру. И дом и хозяйство-было на ее плечах, дед, конечно, помогал, но она была настоящей хозяйкой.

- Здравствуйте мои любимые!-поклонилась я и тихо подошла к ограде,- простите что долго не приезжала, уж больно тяжелая жизнь у меня в чужой стороне. Не прижилась я там, не могу и все, словно цветок выдрали меня из земли, в другую землю воткнули, но бестолку, на душе одни раны только.

-Вспоминаю Вас часто, - милые вы мои, спасибо вам за все. Сижу на лавочке, за оградкой, вот и все что мне осталось от вас, клочок земли, да лавочка. Посмотреть на вас и все.

Больше 20 лет прошло, а все снится мне мой дом, ничего не могу с этим сделать, брат материн взял да и продал его, не спросив сестру. Да что ее спрашивать, мамка моя всегда брата боялась, жесткий характер он всегда показывал при ней, сноха же братом всегда верховодила, как это у нее получалось, никто не знает, говорили многие бабушке, что сноха колдовством увлекается, но бабушка поверила только через много лет. мамку мою сношенька люто ненавидела. За что непонятно. Брат жил богато, мамка же моя жила средне. Сноха в доме бабушки появилась неожиданно, многие девушки заглядывались на мамкиного брата, высокого, с черными как смоль кудрями, статного, а он выбрал эту-из пьющей семьи, мать выпивала частенько, отец вечно по тюрьмам, из приданого ничего, кривые ноги, да нос крючком, как у ведьмы.

-Женюсь мать, - и все тут, сказал брат матери, - как отрезал.

Надо свадьбу играть. Невеста без приданного совсем, ни одеть, ни обуть нечего. Как вот так придти в чужой дом? Без всего, ладно, так потом еще и чужим распоряжаться, не могу понять и уложить в своей голове. Из другого теста я что ли?

Зарезали половину скотины, на базаре продали, 2 дня пекли, жарили, готовили, бабушка с мамкой от печки не отходили. А невеста уехала за платьем, бабушка ей дала денег. Не готовить ведь оставаться!

Ждут гостей, невеста приехала, а родни все нет. Ну ладно, начинать-то надо. Гулять стали, а к вечеру приехали сваха пьяная и родня, но все без подарков.

-Забыли подарки, - весело сказала пьяненькая сватья, бабушка не подала виду. Ну нет и нет, что поделаешь. Не умела бабушка ругаться, все обиды внутри держала, все больше молчала, боялась людей обидеть. На халяву нагулявшись, гости разъехались. Молодые стали жить в доме жениха. Угодить бабушка старалась снохе. Лучший отрез-ей, воротник на пальто разделили, снохе –серединку, а мамке моей, своей дочери, что останется, хвосты, она ж дочь, не обидится, а сноха может обидеться.

Плакала горькими слезами моя мамка, никто не знал, ночью, не понимала, за что ж мать родная ее так обижает, снохе угождает. Сноха ж ссорить любила мою мамку и брата, наговорит брату всякую ерунду, а потом он на мамку орет. А сноха сделает вид: ничего не знаю. Вот молодец -то. Так всю жизнь их и ссорила. Брат потом свой завел бизнес, сноха боялась, что он будет помогать сестре, и все больше гадостей говорила про мою мать. Не общались они в последнее время от слова «совсем».

Вот и дом продали….узнали мы это от соседей. Сноха быстро распорядилась. Повесили объявление и через 2 дня там уж новая хозяйка. Вещи мамка даже не успела все забрать.

-А че, брат богатый, ему ничего не надо, а сестра перебьется, - говорили втихушу соседи.

Я, внучка, хотела в этом доме жить, да у мамки не было денег отдать половину брату, кредитов в 1998 году не давали, я вышла замуж, только моя мамка ругаться стала с моим мужем из-за того что он все так делает, и корову не так доит и убирает у нее не так. И все не так. Вот и сказочке конец, брат мамкин глядит на все это и говорит: «Дом надо продавать, а то развалится или сожгет кто! Ругань одна в нем». Слез сколько я пролила, знаю не брат так решил, а сношенька, чужим добром распорядилась по своему, что ей до моих горьких слез. Заколотили ставни, кошек соседям отдали. Не могу писать…..плачу.

С памятника с улыбкой смотрели дед и бабушка, как раз в сторону своего дома.

-Как домой охота, хоть на крылечке посидеть и то счастье, - заревела я в голос, - не могу я так жить, не могу. Опостылело все, в деревню хочу, зачем вы поумирали, меня одну оставили?

-Ладно, реветь-то, - оборвал воспоминания муж.

-А ты б не ревел что ли?,- возмутилась я.

-Нет,- потупив глаза, буркнул он.

-Об ком тебе реветь-то, у тебя обе бабки да мать, ни внуками, ни детьми не занимались, только собой, - грубо отрезала я. Чем их вспомнить? Для себя люди жили. А у меня бабушка была - настоящая, и дед - тоже.

Да и правда ничего не исправишь, поздно реветь, слезами горю не поможешь, да только не остановишь никак слезы эти. Как обидно мне, как несправедлива судьба. Что дорого-отнимет, а взамен- ничего.

Были б деньги, купила б бабушкин дом. Он как 3 хрущевки стоит, а у меня одна. А на деньги от дома купила сноха старшей дочери 3-х комнатную квартиру. У снохи тоже есть коттедж, брат мамкин умер 10 лет назад, как делить его будут 2 дочери - не ясно, младшая заберет, она наглая, старшей рот заткнет и все, а по мне – пусть никому не достанется. Чужое-то отнимать легко, а свое отдавать ох, как трудно!!!