Почему спустя почти 75 лет так и не были опубликованы стенограммы Нюрнбергского процесса?

23 June 2020

Нюрнбергский судебный процесс. Источник: pikabu.ru
Нюрнбергский судебный процесс. Источник: pikabu.ru

Нюрнбергский судебный процесс над бывшими руководителями гитлеровской Германии историки называют «судом истории», в некоторых источниках его также называют последней битвой Второй мировой. Этот бой велся не с помощью оружия, а с помощью ходатайств, судебных стенограмм и допросов. Подсудимым были предъявлены факты преступного умысла и доказательства обвинения по индивидуальной ответственности каждого из руководителей гитлеровской Германии. Именно в их допросах были наиболее ярко выражены аргументы обвинения, изобличающие преступления национал-социализма.

Однако в наиболее полное из имеющихся сегодня изданий на русском языке, состоящее из 8-ми томов, не вошли ни допросы подсудимых, ни допросы свидетелей, и в нем не представлено практически никаких диалогов. Для сравнения: англо-, франко- и немецкоязычные версии судебного отчета насчитывают 42 тома. Причем опубликованы они были практически сразу по окончании процесса. С чем это может быть связано? В поисках ответа на этот вопрос обратимся к открытым данным по Нюрнбергскому процессу.

Во время Крымской конференции премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль заявил, «что лучше всего было бы расстрелять главных преступников, как только они будут пойманы». В ходе беседы Иосиф Сталин настоял, «что перед расстрелом главные преступники должны быть судимы». На вопрос Черчилля, какова должна быть процедура суда, юридическая или политическая, Теодор Рузвельт ответил, что процедура «не должна быть слишком юридической». При всяких условиях на суд не должны быть допущены корреспонденты и фотографы.

Между тем Нюрнбергский процесс велся на четырех языках, и в слушаниях принимали участие как стенографисты, так и переводчики. Их команда состояла из 5 групп:

1. Синхронные переводчики;

2. Вспомогательные последовательные переводчики (переводчики с языков, отличных от четырёх официальных, использовавшихся на процессе);

3. Письменные переводчики;

4. Стенографисты (для каждого языка);

5. Редакторы стенограмм (свыше ста переводчиков, редактировавших стенограммы, сличая их с записями выступлений).

Три команды — «A», «B» и «C» — работали посменно. Утром команда «A» работала в течение 85 минут в «аквариуме» зала суда. В кабине сидели три переводчика, за каждым был закреплён рабочий язык, с которого он должен был переводить на язык, соответствующий названию кабины. Один переводчик переводил, двое остальных ждали своей очереди. Как только происходила смена выступающего, и начинал звучать другой язык, первый переводчик передавал микрофон своему соседу, работавшему с этим языком. Каждые 85 минут судебного заседания происходила смена команд: команда «A» отправлялась в комнату, а «B» занимала «аквариум». В 13.00 председатель суда объявлял часовой перерыв, после чего обе команды продолжали работать в прежнем режиме.

Всего Нюрнбергский процесс продолжался 216 дней с 20 ноября 1945 по 1 октября 1946 года. За это время:

  • Международный военный трибунал провёл 403 заседания;
  • 116 человек подошли к свидетельской стойке;
  • 74 дня приводило доказательства обвинение, 133 дня — защита;
  • В процессе участвовали 27 адвокатов, которым помогали 54 ассистента и 67 секретарей.

В итоге обвинением было предъявлено 2630 страниц текста, защитой — 2700. Финальный текст русских стенограмм протокола составил 20228 страниц, вошедших в 42 тома. Однако первый советский сборник материалов Трибунала, увидевший свет в 1952 году, состоял всего из двух томов. Наиболее полное из имеющихся на сегодняшний день изданий на русском языке — это восьмитомник, издававшийся с 1987 по 1999 год.

В 2007 году в Полтаве вышла книга-воспоминание одного из участников судебного процесса Иосифа Гофмана. В ней автор приводит беседу корреспондента «Известий» Альберта Плутника с Елизаветой Щемилевой-Стениной, которая была на Нюрнбергском процессе одним из советских синхронных переводчиков:

— На каком основании вы делаете вывод о недостаточном внимании в России к Нюрнбергскому процессу?

— Самое веское основание, — ответила Елизавета Ефимовна, — полное собрание его документов, в том числе и стенограмма допросов подсудимых всех судебных заседаний, а это 42 тома, у нас не издано до сих пор, хотя Международный трибунал в марте 1946 года принял решение об официальном издании всех документов на четырех языках. На трех оно было осуществлено в Нюрнберге в 1947-1949 годах — английском, немецком и французском. А вот на русском языке так и не появилось по сей день. Лишь при Хрущеве издали семь томов, а с 1986 г. приступили к выпуску восьмитомника, вышло лишь пять книг.

— Как Вы думаете, в чем причина? — уточнил корреспондент.

— Главная — там в полный голос говорили о таких вещах, которые в СССР не обсуждались даже шепотом. Да и, как я поняла позже, та правда о фашистском правлении, о господствовавших в Третьем рейхе политических нравах была невыгодна советскому руководству, так как вызывала нежелательные для него аналогии. Ну а в последующие годы руководители страны полагали, видимо, что события отхлынули, интерес к ним ослаб... У нас всегда есть объяснение необъяснимому.

Вместо заключения

По данным, представленным в открытых источниках, в ноябре 1945 года в Лондон, где представители стран участниц коалиции готовили устав Нюрнбергского трибунала, делегация из Москвы привезла утверждённый перечень нежелательных вопросов. В нём было девять пунктов. Первым пунктом был секретный протокол к советско-германскому договору о ненападении и всё, что с ним связано. Последний пункт касался Западной Украины и Западной Белоруссии и проблемы советско-польских отношений. Между представителями СССР и союзниками была достигнута договорённость о вопросах, подлежащих обсуждению, и список тем, которые не должны были быть затронуты во время судебного процесса, был согласован. Со стороны союзников одним из нежелательных пунктов было, в частности, «Мюнхенское соглашение».

Читать на сайте "Институт стенограммы"