Однажды в Макао

16 February 2019

​Гонконг — интернациональный салат из небоскрёбов, скайволков, долларов и фотогеничных закоулков, желания независимости (и демонстраций за неё) и статуса особой территории Китая, плотной застройки и прекрасной природы. Макао — ровно то же самое, но как будто на город поставили фильтр. Фильтр оказался португальским, одел город в южноевропейскую архитектуру, дал улицам красивые названия, добавил в местную какофонию звуки р и л, научил жителей извиняться и говорить «будь здоров». Потом к нему прибавили казино, голову трансформера и много-много мелкой плитки и получилось классно.

Как и Гонконг, выглядит и чувствуется Макао охуенно. Тут можно бесконечно гулять, снимать, теряться в городских джунглях, путаться в местных автобусах (определённо не таких крутых и систематичных как в Гонконге), чувствовать дух от жары и умирать: от жары снаружи и роскоши местных зданий и моллов внутри. И цен.

Я был около разрушенной церкви святого Павла; это достопримечательность номер один в Макао, которая представляет из себя фасад церкви.

Я не планировал её посещать (за фасадом устроен типа как музей), тем более, что было уже почти шесть вечера и я полагал, что она всё равно уже закрыто. Так не думал полноватый вихрастый белый мальчик лет 13-14, который лез в двери. Его остановил высокий смуглокожий охранник.

— Ты куда? Читай, — сказал он на хорошем английском без особого акцента. — После пяти тридцати — no admission. Церковь уже закрыта для посещения.

— Что? — сказал парень по-русски.

— Э... — возможно, в охраннике проснулся учитель и он решил проверить уровень своего собеседника. — What’s your name?

Мальчик замер, выпрямился и твёрдо сказал:

— Константин.

Я понял, что если останусь здесь, то не удержусь и зафэйспалмлю и медленно начал удаляться.

Охранник явно решил не рисковать повторять это странное имя, и назвал своё.

(Да, я его не запомнил, потому что я лицемер).

Он продолжил:

— Okay, what country are you from?

Кажется, на этом способности мальчика заканчивались. Он упрямо и тупо смотрел на охранника. Тот не сдавался:

— I am from India. And you? Germany?

— Что? Какая джёрмани?! Я из России!

— Well... okay... Emn, look, no entry here after 5:30. You can get back to your father there with that.

Ответ мальчика я не услышал — уже удалялся в сторону маленького переулка в стороне от церкви.

Зато позже, когда я вернулся на площадку перед церковью, я увидел и всю семью этого мальчика — они отдыхали на бордюре напротив фасада.

Во-первых, они были жирным (я ведь не фэтофоб, если они правда просто были очень полными? это просто факт).

Во-вторых, они сидели в центре красивейшего города с лицами, будто были на помойке под Москвой.

В-третьих, отец говорил:

— Да ну к чёрту этих португальцев. И китайцев. Кто их нахер разберёт. Да. Они все уроды. Никто по-русски не может.

Он посмотрел на меня.

— Вообще-то, я такого не говорил.

— Ну, примерно такое. В общих чертах. Идея точно была в том, что вы недовольны отдыхом, страной и отсутствием русского языка.

— Да почему ты так уверен? Может я просто был расстроен тем, что мы опоздали, не успели посмотреть на церковь. Ты застал пару фраз из всего диалога, плохо запомнил их, а делаешь из этого целую историю про тупых соотечественников за рубежом. Это некрасиво и лицемерно.

— Ну подожди, сейчас я подумаю, как завершить какой-нибудь тупой штукой. Смотри: давай ты будешь надуваться...

Отец внезапно икнул, привстал и заявил:

— Россия бля! Путин! Эй, ты, желтозадый, — обратился он к какому-то китайцу. — Ты знаешь, кто такой Путин?

Китаец испуганно попятился.

— А ты?! — мужчина указал пальцем на другого азиата и палец раздулся. Сам мужчина тоже стал казаться больше. Его жена и сын подпрыгнули в испуге. — Путин! Наш президент! Владимир Владимирович!

Он гаркнул:

— Что, никто по-русски не умеет говорить, бляди? — и его шея надулась и он повис над землёй. Шёпотом возмущённо обратился ко мне: — Вот эта фраза уже точно воспоминание из твоего семейного отдыха! Хватит примешивать своё дерьмовое детство в каждую историю! — но тут же продолжил: — Ничего! Вы про сорок пятый слышали?? Можем повторить!

Он эмоционально замахал руками, и те подняли его грузное тело ещё выше в воздух. Висел он, впрочем, без усилий. Его бычья шея стала толще ещё раза в два. Попа раздулась до размеров небольшого воздушного шара. Толстые пальцы держали руки высоко в воздухе.

— Валя! — Крикнул он жене с высоты. — Веди меня в отель! Пора пиздить полотенца и мыло и съёбывать из этой страны!

— Это вроде как город-государство, — тихо возразил Константин.

— Похуй! Точно этой моды из Европы набрались! Есть только одно нормальное государство — и это Россия! И скоро тут тоже будет Россия!

Жена подцепила его селфипалкой и они направилась вниз по лестнице. Он нехотя плыл за ней по воздуху. Китайцы, белые люди, филлипинцы и индийцы расступались перед их процессией. Перед тем, как скрыться за​углом, он последний раз крикнул:

— Крымнаш, и маканаш тоже! — и был таков.

Я вздохнул, подумал, что написал какую-то ксенофобную хуйню, откинулся на спинку кресла в самолёте и стал пытаться уснуть.