Кем ты хочешь быть - китом или обезьянкой?

Я не могу долго сдерживать дыхание. Особенно на ходу. Приходится вздохнуть. Запах настолько отвратительный, что я еле сдерживаюсь, чтобы не блевануть прямо тут под ноги, на мраморный пол перехода. Неужели камни тоже могут впитывать запахи? Люди - отвратительные создания. Хотел бы я плыть сейчас касаткой где-нибудь в теплом течении в Атлантике. Вместо этого плетусь в плотном потоке сгорбленных спин, шуршащего нейлона, оторванная от социума частичка. Растоптанный плевок, слизь, бесплодный эякулят. Без веры, без цели. Низкий потолок нависает, давит. Обгоняю у стены школьницу, уткнувшуюся в телефон, и упираюсь в забор спин. Не обойти, не обогнать. Бреду по колено в общем безумии, выискивая брешь в шуршащей преграде. Сзади дышат, наступают на пятки. Кислород заканчивается, значит, придется еще раз вздохнуть. Попробую на этот раз ртом, чтоб не стошнило. Замечаю впереди весело раскачивающуюся обезьянку, пристегнутую к рюкзачку. Пушистая, ярко розовая с длинными руками бубликом. Кажется, она единственное радостное создание здесь. На кожаном личике - безоговорочная стопроцентная улыбка. Качается на карабинчике, подмигивает весело. Рюкзак огромный черный, свисает с худеньких девичьих плеч. Шея тонкая, свежевыбритая. Бледная. Серые, как у мыши прядки волос выбиваются из-под вязаной шапочки. Переставляет мелко и часто розовые кроссовки, чуть загребая вовнутрь. Слева возникает узкий просвет между тел, бросаюсь в него, мысленно прощаясь с веселой обезьянкой, и обгоняю и рюкзак, и девушку, пришпиленную к нему. Оборачиваюсь на ходу. Взгляд упирается в бледную застывшую маску. Все на месте - глаза, накрашенные безыскусно, тонкая линия носа, губы, но лица нет. Хватаю, забывшись, вонючий воздух. Лучше бы не смотрел, прошел мимо и тогда на весь день со мной остался бы образ веселой обезьянки, а не эта мертвая маска. Карнавал, блядь. Я уже почти бегу, сталкивая людей, как кегли. Проскакиваю без промедления через оттянутую створку двери на станцию, замираю на долю секунды у турникета, щелкаю каблуками по ступенькам. Побитая временем синяя стрела, Made in the USSR, тормозит, подъезжая к перрону. В окнах поезда темно. Сквозь грохот и шум еле слышен голос из динамиков: - Внимание! На прибывающий поезд до станции Саларьево посадки нет...

Понравилась история? Подпишись!

Если тема интересная - поставь лайк!

Спасибо!