SOS ИЛИ РАССКАЗ ПРО ТЯЖЕСТИ И ЛИШЕНИЯ ОТДЫХА НА МОРЕ

Они приехали в отель уже к вечеру. Автобус с соотечественниками был переполнен, воняло пылью и бензином. Кирилл и Лена вполуха слушали гида, усталую девушку с пережжёнными волосами, мимо пролетал заваленный мусором египетский пейзаж. Оба напряженно думали. Им казалось, что люди в автобусе обязательно заселятся в лучшие номера с видом на море, на верхних этажах, а им достанется вонючий чулан с окнами на карьер или помойку. Поэтому еще в дороге Лена разработала план. Как только они приедут, Кирилл должен максимально быстро вытащить багаж из багажного отделения. Пока Кирилл возится с чемоданами, Лена должна в числе первых, а в идеале первой, добраться до стойки ресепшен и заселиться. Так они и поступили. К несчастью, они не учли нескольких факторов, погубивших их идеальный на первый взгляд план.
Первый фактор. Тупица водитель почему-то первым открыл другой отсек. Туристы споро разбирали чемоданы, а Кирилл, притоптывая от нетерпения на выбеленном асфальте, ждал, когда водитель откроет их отсек. Как минимум половина группы уже скрылась за стеклянными дверьми отеля, когда Кирилл, наконец, получил доступ.
Второй фактор. Лена переоценила свои способности, как в плане сноровки и скорости передвижения, так и в плане ориентирования в чужой среде. Начала она, надо отметить, неплохо. Выскочила из автобуса и, делая вид, что никуда не торопится, побежала по красивой лестнице, над которой колыхались под жарким африканским воздухом пальмовые листья, покрытые тонким слоем пыли. Лену подвел мрамор. Тонкие каблучки босоножек скользнули, скрипнув, и она бы непременно упала, если бы не живот соотечественника, о который она бесстрашно оперлась. Этот мимолетный конфуз позволил трем семьям обойти ее практически на самом старте. В тот момент, когда Лена вбежала в холл, мозг ее уже работал на пределе возможностей. Вид уходящего в бесконечность пространства, огромные зеркала в мраморе, гул голосов и экзотическая для русского носа смесь запахов стали последними каплями, смывшими остатки интеллекта в ее пищевод. Она побежала было за чьей-то широкой спиной в полосатой рубашке, но сообразила, что мужик коварно уводит ее к ресторану. Ее тоже туда тянуло, но приоритеты обязывали. Лена крутанулась в поисках знака свыше, и фортуна вознаградила ее, когда слезы уже были готовы брызнуть из глаз. Круглые циферблаты часов над длинной желтого дерева стойкой и кучка людей с чемоданами показали ей верное направление. Она ринулась к ресепшн, и втиснулась в очередь. Впереди было четверо.
-Уф! - выдохнула она с облегчением.
Кирилла все еще не было видно, и она начала собирать информацию. Дают бланки для заполнения. Значит нужна ручка. Она выудила из сумочки карандаш для подводки бровей, и потянулась за анкетой. Усатый администратор кинул на нее озабоченно равнодушный взгляд, и швырнул на мраморную столешницу пачку анкет. Так. Имя, паспортные данные, все как обычно.
- Девочки, а вы на английском заполняете?
Девочки враждебно молчали.
Лена заглянула за массивное плечо, и успела различить не наши буквы. На английском... Это хуже.
Тем временем первая пара из очереди подала ваучеры и паспорта. Они попытались выторговать номер с видом на море. Когда египтянин за стойкой запросил двадцать пять долларов за вид, пара гордо продемонстрировала всем толщину бумажника супруга и, получив заветные ключи, вальяжно удалилась к лифту. Двадцать пять долларов для Лены было слишком много. Она незаметно для самой себя начала грызть ногти, а ведь с этой дурной привычкой она успешно справилась еще в девятом классе средней школы. Тяжело дыша, подтащил чемоданы Кирилл. Лена обрисовала ситуацию, а потом спросила на всякий случай: - Мы ведь в предпочтениях на сайте указали верхний этаж и вид на море? Помнишь?
- Еще номер для некурящих, - добавил Кирилл, отдуваясь. Все его лицо было покрыто мелкими капельками пота, как спелая дыня росой на рассвете.
- Сбегай в обменный пункт, наменяй нам на первое время, - приказала Лена.
Пока Кирилл менял доллары на странные египетские деньги, подошла их очередь. Они подали заполненные анкеты, и напомнили о своих предпочтениях, указанных на сайте. Напоминал Кирилл на английском уровня седьмого класса. Лена отчаянно улыбалась. Египтянин внимательно посмотрел на них из-под очков, и поднял вверх кривоватый шоколадного цвета палец. Видимо это означало, чтобы они минутку подождали. Он что-то поискал в компьютере, яростно щелкая мышкой, а потом подозвал пожилого компактного работника отеля в красной шапочке и в такого же цвета курточке и штанишках. Если бы он не был таким дряхлым, можно было бы подумать, что это носильщик. Он им и оказался. Подошел к ним сбоку, шаркая туфлями по мраморному полу, и поманил пальцем.
- А ключ? - спросила Лена у администратора.
Кирилл перевел: - Key!
Администратор кивнул головой, и показал рукой на старика носильщика. А тот махал им рукой, явно указывая в сторону лифтов. Они пошли за ним, преисполненные дурных предчувствий.
Зеркальный лифт мягко поднял их пятый этаж, они прошли красной ковровой дорожкой по узкому коридору до номера 535, возле которого старичок остановился. Достал из штанишек ключ, и открыл дверь, улыбаясь во весь рот, как бешеный верблюд. Кивнул головой, и пригласил их жестом внутрь. Они зашли в номер и, не обращая внимания на такие мелочи, как кровать и унитаз, вышли через раздвижные стеклянные двери на довольно вместительный балкон.
- Ух ты! - сказала Лена.
Кирилл зашелся в неуместном кашле.
Внизу как тропическая сказка, как оазис с пальмами, бассейнами и загадочными гротами раскинулась территория отеля. Вся в огнях, наполненная опытными отдыхающими, громкой танцевальной музыкой, запахами еды и моря, она была восхитительна.
- Ой, Киря, смотри - море! - крикнула Лена голосом поэтессы в образе.
И вправду, чуть дальше, за пальмами, за белыми домиками, ласково обнимало землю море. Воздух был такой плотный, влажный и ароматный, что у Лены закружилась голова. Они вернулись в номер.
- Сколько мы вам должны? - спросил Кирилл на своем оксфордском английском.
- Двадцать пять странных египетских денег, - показал на пальцах носильщик.
- ОЙ, Кирилл, - вскричала радостно Лена, - а перед нами пара заплатила за вид на море двадцать пять долларов!
- Сэкономили на целый ужин, - довольный собой ответил Кирилл.
Он расплатился, дав дедушке дополнительные пять странных египетских денег на чай. Счастью дедушки не было предела. Он долго тряс руку Кириллу, потом Лене, томно заглядывая ей в глаза. Потом торжественно вручил им ключи от номера, и заверил в совершеннейшей любви и готовности отныне служить им верой и правдой. Когда дедушка наконец ушел, они немного попрыгали на кровати, пошумели водой в ванной и в туалете, порадовались наличию в номере холодильника, потом пошалили. А кто не шалит в гостинице по прибытию?
Потом Кирилл долго ждал, пока Лена переодевалась к ужину. Внизу, в ресторане их ждал волнительный и восхитительный опыт. Шведский стол и все такое. Они были счастливы, что успели. Еще каких-нибудь полчаса, и они могли остаться без ужина.
Пока ели, стемнело, да причем так быстро и основательно, как бывает только на юге. С чернильно черного неба выпуклым кошачьим глазом пялилась на них луна, под ней зубчатыми силуэтами лежал чужой африканский город.
- Прогуляемся? - предложил Кирилл.
- Еще бы, не в номере же сидеть, - ответила Лена, - Я бы и до моря еще дошла, знать бы только в какую сторону идти.
- Разведка - залог победы в бою, - ответил Кирилл, обожавший говорить военными фразами. В жизни он на все смотрел с точки зрения военного дела. Он служил и чрезвычайно этим гордился. Так, что часто бывал просто невыносим.
Они взялись за руки, толкнули упругий экзотический воздух, и он поддался под напором их тел. В первом же сувенирном магазине они застряли, и долго бродили по рядам с кожаными верблюдами, магнитами на холодильник и прочими ненужными, но привлекательными вещами. Лена отметила для себя несколько сувениров, которые можно будет со временем купить, Кирилл смотрел на цены, они плясали у него перед глазами, делились на рубли, сравнивались с российскими и уютно застывали в соответствующих ячейках его вместительного мозга.
После прогулки, сытые и весьма довольные началом отпуска, они вернулись в номер. Пахло ковролином, плесенью и дешевым стиральным порошком. Лена пошла на балкон.
- Ой, Киря, а как дверь открывается?
- Там такая пупочка, - авторитетно ответил Кирилл, - Сдвигаешь ее в бок и дверь можно открывать.
- А, да... точно, - ответила она, немного повозившись с замком, с шумом сдвинула дверь и вышла на балкон. Кирилл шмыгнул за ней, и прикрыл за собой дверь.
На них навалилась вечерняя прохлада и оглушительные звуки музыки. Пожалуй даже чересчур. Внизу началась дискотека.
Оба переглянулись.
Кирилл пожал плечами: - Ну, у меня беруши есть, например.
- Не всю же ночь они будут так долбить, - предположила Лена, - Сколько сейчас времени?
- Ого, - удивился Кирилл, глянув на часы, - уже почти одиннадцать!
Они стояли, опираясь локтями о бетон балкона. Внизу светил сквозь два огромных плафона в пристройке ресторан, а может быть лобби, они еще не разобрались. Вправо, ломаясь в двух местах, уходила темная глыба отеля с бесконечными балконами. На некоторых висели обычные спутники пляжного отдыха - сохнущие купальники и полотенца. Было понятно, по их малому количеству, что туристический сезон еще не начался. Влево уходила затейливыми тропинками, освещенными светильниками, территория отеля с бассейном и бетонным кольцом сувенирных лавок. Бассейн на открытом воздухе, как они уже узнали, работал до шести часов вечера, и сейчас возле него было темно и тихо. Только поблескивала в лунном свете вода, да время от времени проходил по дорожкам уборщик с метлой и пластиковым ведром. Пристройка справа закрывала почти все пространство дискотеки, был виден лишь кусок сцены с огромными колонками, и логотипом отеля. Громыхало на такой запредельной громкости, что даже здесь на балконе пятого этажа приходилось повышать голос, чтобы услышать друг друга.
- Принеси кофту, - попросила Лена, - прохладно становится.
- Это же Африка, милая, - ответил Кирилл, - Ночью в пустыне холодно.
Он дернул дверь, но она не поддалась. Дернул сильнее. Попытался сдвинуть пупочку, тщетно. Всего в шаге от него горел светильник, освещая кремового цвета обои и широкую кровать, застеленную ярко бордовым покрывалом. Вон их раскрытые чемоданы. На столике большая бутылка воды и тарелка с пирожными, что Лена прихватила с ужина. Там телевизор и туалет с беде. А тут на балконе холодно, громко и уже не весело. И тут до него дошло.
- Зая, - сказал он, - Кажется, я дверь захлопнул.
- Что значит захлопнул?
- Я как-то по инерции ее рукой довел, когда на балкон вышли, а тут оказывается механизм захлопывающийся...
- И что, никак нельзя открыть?
- Похоже, что нет.
- Дай-ка, - она отодвинула Кирилла, и дернула за ручку.
- Там на пупочку надо нажать, - подсказал Кирилл.
Лена дернула еще. И еще.
- Не нажимается твоя пупочка! - сказала она. Потом уперлась ногой в боковину балкона, и потянула дверь изо всех сил, - Ну, чего стоишь, помогай!
- Милая, она для того и сделана так, чтобы когда закрыта, никто не смог в номер залезть, - ответил Кирилл, - мы не сможем так ее открыть. Разве что сломаем.
- Ну мы же не можем на балконе оставаться всю ночь? -
Такая перспектива не радовала.
- Позвони на ресепшн, пусть поднимутся и отопрут.
Кирилл пожал плечами.
- Это в принципе было бы возможно, не оставь я телефон и бумажник, и все остальные вещи в номере.
- Да что ж такое!? - крикнула она, - Как же? Что?
Она хлопала глазами и раскрывала рот, как выловленный карась.
- И что нам теперь делать? - наконец сформулировала она свою мысль.
Кирилл перегнулся с балкона вниз, посмотрел по сторонам и даже задрал голову на верхние этажи. Подумал несколько секунд и резюмировал: - Перелезть на другой балкон не получится, да и потом, сама погляди, везде в окнах темно. Нет там никого...
Это была правда. Они были совершенно одни в целом мире, на холодном бетонном балконе. В ста пятидесяти метрах от них плескалось Красное море, внизу под окнами грохотала дискотека. Иногда были видны двигающиеся тени. Немногочисленный народ оттягивался.
- Будем кричать, пока нас не услышат, - сказала Лена.
- Давай кричать в перерывах песен, чтобы услышали, - предложил Кирилл.
К сожалению, формат дискотеки не предполагал перерывов между песнями. Невидимый ди-джей ловко сводил треки, убирая один и наплывом выводя другой.
Они все равно начали кричать. В основом кричала Лена, потому что, Кириллу было как-то неудобно.
- А на балконе ночевать тебе будет удобно? - спросила Лена, когда он озвучил свои чувства.
- Хелп! - крикнула Лена, вкладывая всю мощь в нежные голосовые связки.
- СОС! - пробасил Кирилл.
- Помогите!
Он кричали и кричали, но никто не слышал. Оставалось надеяться, что в двенадцать дискотека закончится. До полуночи оставалось еще двадцать минут, когда они увидели уборщика, с деловитым видом, идущего по тропинке к бассейну. Они закричали с удвоенным энтузиазмом: - СОС! Хелп!
Приложили ладони ко рту, делая рупор. Уборщик остановился и прислушался, поворачивая голову в разные стороны. Взгляд его скользнул по пристройке внизу, поднялся по балконам, и уставился на них. Кажется, фонари светили ему прямо в лицо, так как он приложил руку к глазам козырьком. Наконец он их увидел. Его внимание естественно привлекла прыгающая и вопящая Лена. С ее тонким, как у сирены голосом, удивительно, как ее еще не услышали в соседних отелях? Уборщик махнул им рукой, развернулся, и неспешной походкой исчез там же, откуда появился.
- Ну вот, - сказал Кирилл, - Сейчас кто-нибудь поднимется и откроет дверь.
- Почему ты так в этом уверен? - спросила Лена.
- Он же услышал нас.
- А мне показалось, он махнул нам рукой, в смысле - не балуйте там!
- Думаешь, он решил, что мы перебрали с алкоголем и просто зажигаем на балконе?
- Вот именно... Уверена, он и не такое здесь видел.
- Сос! Хелп! - заорала Лена, - Заперты на балконе, помогите!
Прошло пять минут, десять, но никто их не спасал.
- Вот же козел! - стукнул кулаком по балкону Кирилл. Тяжело вздохнул, и продолжил вопить. Их голоса, один тонкий пронзительный, другой басовитый, уже охрипший, летели по территории и хрустко падали в траву, прибитые пульсацией музыки. Пробила полночь, где-то в сказке, жалобно звякнув, покатилась по лестнице хрустальная туфелька, и роскошная карета с чавканьем превратилась в тыкву, а дискотека продолжалась. Впору было отчаяться, но Лена не сдавалась.
Их услышали, когда зазвучала песня с идиотским припевом - Aram-Zam-Zam. То ли потому что в ней не было присущего другим песням бешеного ритма, от которого тряслись пальмы и падали в море звезды, то ли их слышали с самого начала, но просто издевались. В такой ситуации чего только не передумаешь.
- Хелп! - последний вопль Лены разнесся по территории в полной тишине.
- Что у вас там? - послышалось снизу по-русски.
- Мы дверь на балконе захлопнули, - крикнула срывающимся голосом Лена, - В номер попасть не можем...
Кто-то засмеялся.
- Давно кукуете? - спросил тот же женский голос.
- Да часа полтора уже, если не больше, - ответила Лена. Она уже почти рыдала.
- Сейчас...
Минут через десять дверь в их номер со щелчком распахнулась и восточный юноша в белой рубашке и черных брюках стремительно зашел внутрь. Перешагнул через чемодан, щелкнул замком балконной двери, распахнул ее, выпуская теплый, отдающий тленом воздух и стремительно ушел, не дожидаясь ни слов благодарности, ни возможного вознаграждения.
Лена зашла в номер, потом вернулась на балкон и крикнула вниз, в темноту: - Спасибо!
Но ее уже никто не слышал. Музыка снова грохотала.
Лена не разговаривала с Кириллом до самого завтрака. Планировала обижаться и дольше, но совсем забыла про обиду, когда по захламленному проулку они вышли к морю.

Понравилась история? Подпишись!

Если тема интересная - поставь лайк!

Спасибо!