Жил да был Кузьма

20 December 2018

Жил да был Кузьма Залупа-
Расп*здяй и х*еплёт.
Наебнёт тарелку супа,
Да туда же и посрёт.
Ёб бабьё, как бык бурёнок,
Даже тех, кто был сестрой.
Хоть х*ёнок мал, да тонок,
А у каждой геморрой.
Даже некоторым Мэнам,
Приходилось, не везло,
Получив в сучок коленом
Подставлять своё дупло.
Местный поп и тот, бедняга,
От беды не ускользнул,
Принял в зад на дне оврага,
Да ещё и в пасть хватнул.
С тех-то пор он стал заикой,
Странен стал и нелюдим,
Всех пугал п**дой великой,
Сущей, якобы над ним;
Выл ночами словно демон,
Хохотал когда служил.
Так с полгода, а затем он
Полномочия сложил.
Записался в коммунисты,
Залюбил большевиков.
И добрался, дух нечистый,
До немыслимых верхов.
Даже Ленину по-братски,
Пока тот ходил в бега,
За дешёвенькие цацки
Наставлял, говнюк, рога.
И в одно чудное время,
Став значительным весьма,
Поступил сей поп со всеми,
Как однажды с ним Кузьма…

Шла война, бои кипели.
Власть кровава, как ни мой.
А в Московской колыбели
Креп обиженный Кузьмой.
Тут полижет если надо,
Там подставит, коль припрут.
В общем, губками и задом
Очень вышел этот спрут.
А в законах Гандураса
Чётко сказано вполне:
«Пидорасы – это раса
первых лиц в любой стране».
На Руси многострадальной
Им и слава, и почёт;
Кто подставился анально,
Тот в итоге вкайф живёт.

Хуже всех Кузьме в отчизне,
В час свершений всем он враг.
Их с попом развёл по жизни
Злополучный тот овраг.
Стал Залупа вне закона-
Анархист, бандит, изгой.
И сменил, не без резона,
Имидж свой он на другой.
Затесался в круг поэтов,
Записал стихи про путь.
И в большой Стране Советов
Прикормился по чуть-чуть.
Тут и сказки бы кончина,
Но Кузьма завёл сынка.
Окаянный тот детина
Повторил Кузьму слегка.

В Ставрополье было дело.
По наследству всё долбя,
Комсомольца как-то тело
Натянул он на себя.
Вот уж лютые гармоны,
Вот уж гнусный хоботок!
Преступая все законы
Затащил он Мишу в стог.
Нашептал ему на ушко
комплементов сколько смог
и отделал, как пастушку,
и за щёчку, и в гудок.
В первый раз влюбился Миша,
Задышал, затосковал,
Но объект, об этом слыша,
Мял лица его овал.
Был Кузьма Кузьмич не слабым.
Без обиды на судьбу
Он дарил потомство бабам,
А у Миши плод на лбу.
Вот вам первые страданья,
И запоры, и невроз,
Тайных ласк воспоминанья,
Таз соплей, кастрюля слёз.
«Всякой боли в срок уняться,-
пело тело на кресте,-
крепче делаемся, братцы,
мы в беде, как х*й в труде».
Сорок лет трудился Душка,
Чтоб с трибуны главврача
Показать в стране - психушке
Всем залупу Кузьмича.
Был х*ёнок мал, да тонок,
Но голодною порой
Вызывал у всех, подонок,
Тошноту и геморрой.

Так корабль « Россия – мама»
С пресных вод, где нет акул,
Весь скрипя, на запад прямо,
К бурным водам повернул.
Всё чем поп при жизни бредил
Оказалось за бортом,
С тех-то пор мы так и едем,
Рай оставив на потом…
Вникнув в суть материала
Каждый скажет, кто не глуп:
«на историю влияла,
через х*й, семья Залуп».
Вот и сходятся все звенья,
Тот кто правит в наши дни,
Всем родной до охуенья,
Как ни гни из их родни.
Не дерзи ему малышке!
Не удержишь дурь в башке-
Враз окажешься на шишке,
Или мокрым на горшке.
Видно принцип Гандураса
Не сработал в этот раз.
Ожидали Пидораса,
А пришёл не Пидорас.
Он по матери Залупа.
А Залупу обвинять
В этом деле очень глупо-
Можно за щеку принять.
Власти просто быть послушным,
Но прикрыв и зад и рот
Иногда бывает нужно
Делать всё наоборот.
Пидорасы и Залупы
Нам осечек не простят.
Мы для них живые трупы,
Наша правда им как яд.

Герб и гимн, и флаг прекрасны!
Мы идём сегодня в клуб,
Чтоб отчаянно и страстно
Помолиться на Залуп.
Строем правят Пидорасы.
По бокам в свистки свистят,
Подгоняя наши массы,
Пара злых Пидорестят.
Нам покажут и расскажут
Кто под кем и кто на ком.
Самый главный Пидор даже
Погрозит своим х*йком.
Убедят нас в новой вере,
Светлым «завтра» восхитят,
И в конце закличут к двери
Всех свистки Пидорестят.
С двухметрового портрета,
Из-под ярко-красных лент,
В след нам глянет, милый где-то,
Наш любимый президент.
Взгляд его суров и ровен,
Губки бантом, носик в мать,
А в глазах ни-то что брёвен,
И пылинки не видать.
Он такой, каких немного.
Мы горды таким главой.
Правит бережно, но строго
Нашей дурью вековой.
До него-то был похуже,
Сам и век поднять не мог,
И повадкой и снаружи
Точно выпимший вийок.
Лишь мычал культёй махая,
То с трибуны, то с брони.
Навертел такого хая,
А теперь сидит в тени.
В нём Залупы с Пидорасом
Кровяная бродит смесь
И, похоже, смертным часом,
Он покинет нас не весь.
Долго будет дух мычащий
Шатким призраком бродить
И народ Европы спящей
Вонью прошлого будить…

Для меня одно загадка,
Как и где такой дебил
В этой бездне беспорядка
Нам Вована раздобыл?
На своё подвинул ложе,
Не задев при этом честь…
А быть может всё же, Боже,
Между ними что-то есть?!
По стандартам жизни модной,
Если Пол в расчёт не брать,
Вовик парень чистоплотный.
Хуль его не отодрать?
Но отбросим эти мули,
Сих господ не нам судить.
Нынче слово стоит пули,
Тем кто любит говорить.
Я тут как-то брякнул спьяна,
Что от власти не торчу-
Наложили мне румяна,
Всё никак не залечу…

Слева гадкие бандиты,
Справа гнусные менты.
Стрелы битами забиты,
Пушки вскрыты под понты.
Страшно жить на белом свете,
Напрягает каждый пук.
Превратились годы эти
В затянувшийся испуг.
Ну, да нам ли быть в печали?
Пока есть чего хлебнуть
Мы их всех в гробах качали,
Чтобы было не вернуть.
Выпьем радостно и тупо,
Чтоб шугались на «атас!!»
Пидорасы и Залупы
Окружающие нас.

 19.сентября.2003.