Как прошлое и настоящее связывает Америку и Россию в Смоленской области

Фото автора
Фото автора

На днях прилетела заявка на потенциальную экскурсию и сопровождение для семьи, которая много лет назад взяла ребенка из одного из Смоленских детдомов. Американцы реально усыновляют много детей по всему миру. Чаще всего эти усыновления заканчиваются хорошо, и спустя много лет, когда дети достигают совершеннолетия, приемные родители организуют ностальгические поездки, чтобы окунуться в прошлое.

Как показал мой опыт в таких ситуациях, который я впервые получил в 2012 году, сопровождая одну из семей, часто эти поездки оказываются скорее очень сложными, нежели увеселительными.

Тогда теплым летним днем я познакомился с Дебби Стимак и ее приемной дочерью Ирианой (или просто Ирой), которая очень хотела узнать, откуда она произошла. На тот момент девушке был 21 год, и от того факта, что она жила в России до шести лет не осталось и следа.

Вместе этой семьей мы предприняли очень трогательное путешествие в прошлое: от посещения детдомов в Смоленске и Ярцеве, где она когда-то жила, до поисков родной деревни ее родителей, встречи с отцом-отшельником Яковом, который сначала не очень хотел признавать каких-либо детей, с братом, который живет в одном из психоневрологических интернатов области. Эта поездка стала для меня лично, с одной стороны, осознанием того, что временами жизнь сложнее, чем кажется. А с другой – катарсисом, столкновением с иным миром и параллельной реальностью для меня, но не тысяч детдомовцев. Как выяснилось, иногда принять свое прошлое и настоящее бывает очень и очень непросто, хотя и жизненно необходимо.

После этого была и вторая поездка, долгие поиски второго брата, который также живет в одном из интернатов региона. После этого было еще несколько очень смелых одиночных приездов в Смоленскую область, чтобы «погостить» у отца и его родственников, которые хоть не сразу, но приняли американскую дочь.

Потом было еще много разговоров и обсуждений, среды которых вся эта история из профессиональной плоскости (а тогда я еще работал журналистом full time) переросла в дружеские отношения (хотя большинство профессиональных кодексов это запрещают).

Через несколько лет случилась даже совершенно неожиданная встреча с Ирой в Вашингтоне, на другом конце земного шара. А еще через некоторое время связь прервалась. Не знаю, была ли в этом моя вина или просто тот факт, что мы принадлежим к очень разным мирам, объединить которые на некоторое время могла лишь почти экстремальная ситуация и желание докопаться до сути.

А через некоторое время Яков-отшельник умер и Смоленская область, наверное, перестала быть притягательной для Иры. Хотя, ответ на этот вопрос мы едва ли уже узнаем. Но, если интересно, почитайте эту историю в моем изложении. Хотя здесь далеко не все, при встрече могу рассказать больше. Чего только не происходит на экскурсиях по Смоленску, в самом деле.

http://www.smol.aif.ru/society/people/205303

http://www.smol.aif.ru/society/people/205307

http://www.smol.aif.ru/society/205472

http://www.smol.aif.ru/society/205553
https://www.smol.kp.ru/daily/26296.3/3173007/

Вывод же из всей этой истории один: детей бросать нельзя, из этого не происходит ничего хорошего. Классно, если находится новая любящая семья, но так происходит, увы, не у всех. Эта долгая и запутанная история в целом – позитивный пример. Надеюсь, у ее героини все будет хорошо.