Во что обошлось красноармейцам оружейное самодурство Сталина

9,8K full reads

17 апреля 1940 года, выступая на совещании по итогам Финской войны товарищ Сталин сказал:

Нет современной войны без миномётов, массовых миномётов. Все корпуса, все роты, батальоны, полки должны иметь миномёты 6-дюймовые обязательно, 8-дюймовые. Это страшно нужно для современной войны. Это очень эффективные миномёты и очень дешёвая артиллерия. Замечательная штука — миномёт. Не жалеть мин — вот лозунг, жалеть своих людей! Если жалеть бомбы и снаряды, а не жалеть людей, меньше людей будет. Если хотите, чтобы у нас война была с малой кровью — не жалейте мин».

После этих слов все присутствующие офицеры мысленно тяжело вздохнули и покрутили пальцем у виска. Ведь все, абсолютно все профессиональные военные отлично знали, что крупнокалиберные минометы являются на войне абсолютно бесполезным мусором.

То есть, ротные, пехотные минометы калибром 50-80 мм, имеющие дальнобойность чуть больше, нежели у винтовки и никакую точность огня за оружие все-таки принимались. Ведь мина весом до 3 кг., пусть она и не могла пробить преграды прочнее листа фанеры, но зато при взрыве давала горизонтальный разброс осколков в радиусе полусотни метров, а в радиусе 15 метров — даже траву вчистую выкашивала! Понятно, что такое оружие имело огромную эффективность по открытой — читай, наступающей — пехоте даже при промахе в десяток-другой метров.

Во что обошлось красноармейцам оружейное самодурство Сталина

Но крупный калибр — это уже совсем другое дело. Тяжелый снаряд, предназначенный для разрушения прочных объектов, должен попадать в цель! Между тем, при прочих равных условиях, миномет давал примерно пятикратный разброс снарядов в сравнении с артиллерией. То есть — на одном и том же удалении от артиллеристов для поражения одной и той же цели требовалось потратить впятеро больше мин, нежели снарядов того же самого калибра!

А кроме того:

— дальнобойность крупнокалиберных минометов не превышала 5-6 километров — против 20 километров у аналогичной артиллерии (даже 76-мм пушка стреляла в полтора раза дальше 120 мм миномета!)

— все минометы имели «мертвую зону», не могли поражать противника ближе 400 метров — в то время, как из пушки можно стрелять даже в упор.

— навесным минометным огнем практически невозможно поразить малоразмерную подвижную цель типа «танк» — однако любая пушка, благодаря настильности траектории снаряда, поражала таковую цель без особого труда.

Если же для поражения укрытых за холмами, зданиями или в оврагах целей непременно требуется навесной огонь — в распоряжении армии имеются гаубицы, которые стреляют вдвое дальше и впятеро точнее крупнокалиберных минометов.

В общем — крупные минометы есть абсолютный и бесполезный, никому не нужный хлам!

Все ведущие военные специалисты передовых армий думали именно так — и потому в вермахте никаких 120мм минометов не имелось вообще. Возможностей немецких 105-мм пушек и гаубиц «10,5cm leFH 18» с избытком хватало для поражения всех существующих на поле боя целей. Во французской армии крупных минометов так же не имелось вообще — не смотря на то, что французская промышленность таковые минометы производила (120mm Brandt Mle1935). Но военные специалисты захламлять армию бесполезным мусором не пожелали и на вооружение эти минометы не взяли. Чешская промышленность тоже производила 120мм минометы типа «В9»... Но только на экспорт! В чешской армии — этого «мусорного оружия» не имелось. В английской активно воюющей — тоже не имелось (даже «химические» 107мм минометы попали в британскую армию лишь в 1942 году). В польской армии — не имелось от слова «совсем».

Ну, и так далее...

В общем, весь цивилизованный мир знал, что крупнокалиберные минометы — это бесполезный в военном отношении мусор. В лучшем случае они считались «постановщиками дымовых завес» (читай — системами для применения химического оружия) каковое, понятно, особой точности попаданий не требовало.

И только самодур Иосиф Сталин с бараньим упрямством продолжал продавливать их разработку и производство! И не просто требовал, но и лично курировал данную работу — о чем неопровержимо свидетельствуют архивные документы. Так, докладная записка начальника Минометно-минного бюро № 4 третьего Главного управления НКОП СССР Б. И. Шавырина секретарю ЦК ВКП(б) И. В. Сталину от 16 сентября 1938г рассказывает нам, что:

«…во время показа Вам новых образцов вооружений нашей армии мною демонстрировались опытные образцы минометов. Во время демонстрации Вами т. Сталин, лично были даны указания о необходимости ускорить отработку минометов. В начале мая месяца 3-м Главным управлением НКОП для меня была создана опытная база на заводе № 7, давшая мне возможность форсировать выполнение Ваших указаний...»

Из этой же записки мы узнаем, что минометы калибра 50, 82 и 120 мм к 38-му году уже разработаны и теперь начата разработка минометов калибра 160 и 240 мм. (те самые, 6-ти и 8-ми дюймовые, каковые вожделел диктатор)

Из цитаты хорошо видно, что минометы демонстрировались лично товарищу Сталину, он лично высказывал замечания и лично требовал ускорить разработку минометов. То есть — только и исключительно по личному распоряжению Сталина государственные денежки продолжали тратиться на разработку бесполезного для армии оружия.

И больше того — абсолютно бесполезные, согласно единодушному мнению экспертов, в боевых действиях 120-мм минометы стали поставляться в войска!

120-мм миномет образца 1938 года
120-мм миномет образца 1938 года

Возразить прихоти кровавого диктатора никто не посмел — и потому производители стали настойчиво распихивать по 4 миномета в каждый стрелковый полк!

Затем началась война — и в первый ее год крупнокалиберный миномет никак себя не проявил. Все согласно предсказаниям военных специалистов: стрелять по наступающей пехоте лучше всего оказалось калибром 82 мм — который выбрасывал по 5 трехкилограммовых мин вместо одной 15-ти килограммовой у 120-ки и тем самым поражал осколками большую площадь, по танкам миномет не попадал, для контрбатарейной борьбы ему не хватало дальности. Единственное, что он делал хорошо — так это разваливал укрепленные огневые точки на передовой. Однако постоянно наступающие немцы нигде особо не окапывались и потому от этого качества минометов особой пользы не наблюдалось.

Однако упертый тиран продолжал гнать и гнать минометы в армию, доведя их количество до 6 штук на каждый полк!

Во что обошлось красноармейцам оружейное самодурство Сталина

А потом, внезапно — начиная с 1943 года Третий Рейх развернул производство советских 120-мм минометов на своих чешских заводах Waffenwerke Brünn в Брно, и принял их на вооружение под названием Granatwerfer 42!!!

Советский 120-мм миномет в немецком исполнении
Советский 120-мм миномет в немецком исполнении

Тут нужно сделать небольшое отступление и вспомнить, за что вермахт получил прозвище «барахольщики Европы». Дело в том, что немцы никогда не стеснялись использовать в своей армии трофейное вооружение. Из 30 миллионов винтовок, состоящих на вооружении вермахта, больше 10 миллионов были трофейными, взятыми в Чехии, Польше, Греции и Югославии, из почти 6 тыс немецких танков начала войны треть были трофейными, французскими и чешскими; примерно треть артиллерии вермахта была французской — и хотя большая ее часть находилась на «восточном валу», но под Ленинградом и в Белоруссии крупный «французский» калибр все-таки отметился. Разумеется, советские трофеи немцы тоже активно применяли — танки, артиллерию, минометы и даже стрелковку.

Однако производить фашисты предпочитали исключительно свое, «арийское» оружие, каковое, по их мнению, всегда значительно превосходило вооружение союзников и противников по всем характеристикам.

Тот факт, что немцы вдруг переступили через гордость и стали изготавливать точную копию советского миномета говорит очень о многом! Это означает, что эффективность русского оружия внезапно случилась просто невероятной, что от его применения вермахту оказалось настолько больно — что истинным арийцам стало уже не до чести и гордости. Они истерично захотели себе точно такое же оружие, что у русских — чтобы поступать с русскими так же, как русские поступали с ними!

И как можно скорее!

Так чего же такого жуткого и невероятного внезапно обнаружилось в 120мм минометах, какое их качество перевесило мнение всех военных экспертов и заслуженных офицеров вместе взятых?

Да сущий пустяк!

Внезапным откровением для экспертов оказался их малый вес!

Триста килограмм в миномете — вместо трех тонн у самой простенькой схожей калибром артсистемы!

Что это означало в реальности?

Это означало, что 120мм миномет его расчет мог без особого труда перекатывать с позиции на позицию даже вручную! Просто силами расчета.

В то время, как знаменитую 122мм гаубицу «М-30» минимальным весом в боевом положении 2.5 тонны и 3 тонны в походном — сдвинуть с места без тягача не представлялось возможным.

И да — все схожие артсистемы имели схожую массу!

Причем ладно схожие — знаменитая малышка 45-ка имела боевую массу больше полутонны, и тонну двести в походном положении! А что такое снаряд калибром 45мм в сравнении со 120-ю?!

120мм миномет можно было перекатить вручную, его можно было прицепить к конной упряжке, к грузовику, а для быстрого перемещения — просто запихнуть в кузов самой обычной полуторки! 120мм миномет был полковым вооружением — и благодаря своей легкости успешно перемещался вместе со своим подразделением.

При этом воздействие пятнадцатикилограммовой мины на цель мало отличалось от воздействия артснаряда такого же веса. Ее попадание вдребезги разносило кирпичный коттедж, мина уверенно пробивала бетонное перекрытие или бревенчатый накат блиндажа, — чтобы взорваться внутри; пять-шесть мин обрушивали подъезд многоэтажки, прямое попадание выводило из строя любую бронетехнику, а близкий разрыв — ломал таковой технике ходовую; при стрельбе по окопавшейся пехоте 120мм мине не требовалось прямого попадания в окоп — разрыв на удалении полтора-два метра заваливал стрелковую ячейку и контузил живую силу, два-три попадания сносили с пути наступающих любую баррикаду или завал вместе с его защитниками...

Что особенно приятно, для применения сего крупнокалиберного вооружения пехоте не требовалось поддержки со стороны специализированных подразделений — не требовалось связи с артиллеристами, не требовалось разрешения руководства, не требовалось ждать, пока все эти решения и согласования пройдут по линиям связи. 120-ый калибр имелся в их распоряжении как штатное полковое вооружение, передвигался вместе с красноармейцами и начинал работать немедленно при первой необходимости.

Полковая батарея за работой. 90 кг "фугасного чугуна" в залпе, 90 выстрелов в минуту (1350 кг)
Полковая батарея за работой. 90 кг "фугасного чугуна" в залпе, 90 выстрелов в минуту (1350 кг)

Пехота наступает — внезапно по ней открывает огонь пулеметная точка или артбатарея. Пехота падает, прячась в воронках, ямках или за камнями — но уже через несколько минут на позициях врага начинают взрываться тяжелые снаряды. Огонь умолкает — пехота поднимается и осторожно пробирается дальше. А вслед за ними катят свои «стволы» минометчики.

То есть, постоянным личным оружием советского пехотинца был не только знаменитый на весь мир ППШ — но и почти неизвестный публике 120мм миномет, неизменно и непрерывно расчищающий солдату путь от всего, что стреляет, мешает или просто шевелится.

Мемуары участников войны полны воспоминаний:

«Не прошло и одной минуты, как первые мины легли среди рядов атакующего противника».
«Мины нашей батареи ложились всё ближе и ближе от пулемёта противника и, наконец, удачным выстрелом последний был накрыт и стрельбу прекратил».
«Мы только за один день разбили три НП (наблюдательных пункта), четыре пулемёта и подавили шесть пулемётных точек противника и отразили шесть контратак».
«Миномёт открыл огонь, произвёл пристрелку и третьей миной накрыл цель. Проходя впоследствии по этой дороге, мы увидели, что это была выведена из строя пушка, кругом её лежали трупы пяти фрицев».
«В марте 1945 года гвардии старший лейтенант Фёдоров с НП заметил впереди вспышки выстрелов и разрывы снарядов. Это были две немецкие самоходки, которые с очень выгодной позиции обстреливали единственную дорогу и тормозили целый полк пехоты.
Фёдоров решил открыть по ним огонь. Чтобы отвлечь внимание немцев, батарея четырьмя минами пристрелялась по отдельному домику, а оттуда внесла поправки и дала серию из шести 120 мм мин по самоходкам.
«В стереотрубу было отчётливо видно, как забегали немцы у самоходных орудий и в прилегающих к ним траншеях. Чтобы не дать возможности улизнуть гадам, я скомандовал две очереди залпового огня и три очереди беглого».
Одно орудие пустилось наутёк, второе, проехав сотню метров, осталось навсегда неподвижным. За самоходками побежала и немецкая пехота. Следя за отступающим врагом, миномётчики обнаружили и накрыли обоз в 25 повозок. Весь полк благополучно перешёл в наступление».
«За день мой миномёт выпустил 320 мин».

320 мин за один день! Даже из ППШ столько патронов за день боев не выстреливали!

Хотя, с другой стороны, если расходовать мины в таких количествах — то стрелять из ППШ получается уже не по кому.

Здесь самое место заняться небольшой арифметикой.

С начала 1943 года и до Победы Красная Армия израсходовала примерно 31 млн. 120мм мин. В среднем это получается около 36 тыс. выстрелов в сутки. На первый взгляд для всего фронта это кажется не так уж и много. Но ведь это в среднем! В реальности существовали протяженные участки фронта, на которых активных боевых действий не велось, в реальности даже в самых активных боях случаются затишья — а боекомплект копится. И потому в моменты обострения расход мин считался уже не штуками — вагонами.

320 мин — это почти 5 тонн выпущенных снарядов; 3 грузовика-полуторки на каждый ствол, полтора вагона боеприпасов на батарею, эшелон боеприпасов на дивизию. Ежедневно!!! Что, однако, вполне соответствует реальному среднему расходу 120мм мин, составлявшему во второй половине войны три-четыре эшелона в сутки.

Впрочем, нам важно совсем другое. 31 миллион 120мм мин — это в три раза больше, нежели подано на фронт артиллерийских выстрелов сходных калибров, и в два с половиной раза больше, нежели отстреляно реактивных снарядов к «Катюшам» всех существовавших типов!

Совсем неплохо для «мусорного вооружения», забракованного всеми военными экспертами!

Впрочем, простое сравнение количеством выстрелов не раскрывает всей сути сего оружия.

«Катюши» — это РСЗО. «Катюша» стреляет по площадям, и ее основное предназначение — хорошенько перепахать линию фронта перед началом наступления.

Гаубицы и пушки крупного калибра — это оружие, которое не менее активно участвует в артподготовке перед наступлением, однако имеет возможность точечно накрывать разведанные цели до 20 км в глубину фронта.

Затем, через перемолотую оборону, вперед устремляются танки с десантами на броне, грузовики с боеприпасами и пехотой, и вместе с ними... Само собой — 82мм и 120мм минометы! Достаточно легкое вооружение, которое относительно несложно быстро перемещать.

Ударная группировка мчится вперед, пока не натыкается на сопротивление. Пехота спешивается, танки занимают оборону, минометы разворачиваются — и обрушивают на выявленные цели, на пулеметные гнезда и артиллерийские позиции, на завалы и баррикады снаряды крупного калибра. Когда огневое сопротивление стихает, вперед идут танки и пехота, зачищают узел сопротивления — и группировка снова мчится вперед, вспарывая тылы противника и разрезая коммуникации.

Классика развития любого наступления — это отрыв ударных группировок от тыловых частей и буксируемой артиллерии. Отрыв на многие десятки, а то и на сотни километров.

А вот минометы — они всегда с собой!

Разумеется, недостатки минометов при этом никуда не исчезают.

У них маленькая дальность огня...

Вот только в реальном бою пехоте нужно уничтожать цели, которые находятся в зоне прямой видимости — и дальнобойности в 6 км. хватает для этого за глаза и за уши!

У них плохая точность стрельбы...

Однако в бою намного эффективнее выпустить пять мин из того оружия, которое есть в наличии — нежели тратить один снаряд из пушки, которой нет.

Вспомним еще раз хваленый вермахт и их прекрасную легкую гаубицу «10,5 cm leFH 18», «рабочую лошадку артиллерии», массой всего в две тонны и дальнобойностью аж в 10 километров.

Итак, представим себе, что где-то возле Смоленска фашисты вполне успешно подавили массированным огнем советскую оборону, после чего в прорыв устремились танки и мотопехота, радостно помчались по захваченной дороге километров этак на пятьдесят, а там вдруг наткнулись на окопавшихся у безымянного поселка штабников, имеющих некое реальное вооружение — штабы без охраны все-таки не оставляют.

И тут у атакующих частей возникает дилемма: то ли пострелять из 82мм минометов, малоэффективных против окопавшейся пехоты, и атаковать фактически неподавленную оборону наличным составом — то ли двое суток ждать свою артиллерию, каковая еще только-только снялась с прежних позиций, запряжена шестерками лошадей и ползет по дороге со скоростью 5 км/ч (ездить быстрее по изуродованной воронками и разрытой танковыми гусеницами дороге у немцев не получалось). А русские все это время будут зарываться в землю, укреплять позиции, подтягивать резервы и вооружение.

Третий вариант — это вызвать авиацию. Но она то ли прилетит, то ли нет, бомб привезет мало, а куда сбросит — бабушка надвое сказала, точность у бомберов на порядок хуже, чем даже у минометов. Да еще, вдобавок, самолеты ревом двигателей задолго предупреждают врага о своем приближении, и противник успевает заныкаться по укрытиям, неся самые минимальные потери.

И потому в сложившейся ситуации любой командир, надеясь сохранить темп наступления, отдаст приказ атаковать!

Во что обошлось красноармейцам оружейное самодурство Сталина

Дальше — как повезет. Если красноармейцы отобьются — придется отступить и ждать артиллерию; если нет — то заплатив за прорыв парой сгоревших танков и сотней погибших пехотинцев, можно двигаться дальше, еще сильнее отрываясь от своих великолепных гаубиц. И напоровшись на новые укрепления — опять штурмовать в лоб неподавленную оборону.

А мы потом удивляемся, отчего это уже к сентябрю-октябрю 41-го вермахт потерял половину личного состава и половину бронетехники!

Во что обошлось красноармейцам оружейное самодурство Сталина

И вот теперь представьте себе изумление немцев, которые в 1942 году все чаще то тут, то там становились жертвами советских контратак, пятились, закреплялись на новом рубеже... И внезапно оказывались под сокрушительным ударом русской крупнокалиберной артиллерии!!!

Причем — со стороны заведомо не имеющей никакой артели наступающей пехоты!

Нет ничего удивительного, что гибнущие тысячами в своих пулеметных гнездах, дзотах и блиндажах арийцы во весь голос возопили: хотим такое же оружие, как у русских!!!

Хотим как можно скорее!!!

Но "скорее" не получалось. Как мы хорошо помним, все военные эксперты знали, что крупнокалиберные минометы — это бесполезный мусор. И потому никакого технического задела для создания аналогов такого оружия Третий Рейх банально не имел. Оставался единственный выход: тупо скопировать советское оружие, эффективность и качество которого вермахт испытал на своей шкуре.

Что немцы и сделали.

Правда, радикально перевооружить свои полки сталинскими минометами вермахт, к счастью, так и не успел.

И наконец, последний штрих.

Реактивные «Катюши», и крупнокалиберная артиллерия мало того, что настреляли за время ВОВ кратно меньше снарядов, нежели минометы, — но ведь они еще и использовались в основном при артподготовке перед прорывом вражеской обороны!

То есть — стреляли по площадям. Зачастую — «в белый свет». В отличие от 120мм минометов, каковые, наступая в порядках пехоты, уничтожали конкретные выявленные цели. А значит, минометы стреляли не только больше — но и значительно эффективнее!

Если прикинуть на глазок, то на счету этого вооружения получается никак не меньше 4 млн уничтоженных фашистов. Считается это очень просто: на сегодня официально признается, что одна только крохотная Германия потеряла во Второй Мировой войне 5.5 млн солдат. Призывники из Германии составляли в вермахте примерно половину личного состава. А значит, с учетом призыва из Австрии, Чехословакии, Франции, Польши, Прибалтики и т. д. -- общие потери Рейха при общем соблюдении пропорций составили как минимум 11 млн. человек.

Плюс еще не меньше миллиона евротушек составляют потери союзников Гитлера: венгров, итальянцев, испанцев, хорватов, французов и пр.

Потери от огня артиллерии во Второй Мировой оцениваются в 50% от общих потерь.

120мм минометы, как мы знаем, стреляли по немцам больше всех иных стволов, вместе взятых, и с наиболее высоким КПД. Сиречь, признать за ними 2/3 от общих потерь от артогня — это вполне адекватная оценка.

Таким образом, жестокое требование кровавого тирана о том, что наступать должны не красноармейцы, а мины крупного калибра — было выполнено целиком и полностью!

Если бы не 120мм мины — красноармейцам пришлось бы истреблять 4 млн фашистов «вручную», в прямых боестолкновениях, стрелковкой, штыками и гранатами — с неизбежными потерями на уровне 1:1.

Вот это и есть точнейшая оценка самодурства Иосифа Сталина в оружейной сфере.

Фанатичное упрямство кровавого диктатора с насаждением крупнокалиберных минометов в армию СССР спасло жизнь как минимум четырем миллионам красноармейцев!

Причем эффективность созданного им оружия оказалась столь высока и наглядна, что после 2-ой мировой войны 120мм минометы были стремительно приняты на вооружение всех армий мира — и находятся там по сей день.

Во что обошлось красноармейцам оружейное самодурство Сталина

Впрочем, признанные военные эксперты и сегодня утверждают, что пользы от них в наше время нет никакой, и что в условиях насыщенности современных войск артиллерией и бронетехникой, стреляющей намного точнее, быстрее и дальше минометов, минометы в армии — это просто бесполезный устаревший мусор...

Р. S. Разработанные согласно заветам Сталина 6-ти дюймовые минометы поступили на вооружение Красной Армии только в 1943 году. Их масса в боевом положении — 1170 кг. Выпущено — полторы тысячи экз.

Масса ближайшего артиллерийского аналога (гаубица-пушка 152 мм) имеет массу в 8 тонн.

Минометы калибра 240 приняты на вооружение и вовсе только в 1950 году; они имеют массу в 4 тонны и стреляют минами 130 кг. на дальность в 10 км

Во что обошлось красноармейцам оружейное самодурство Сталина

Масса артаналогов — 45 тонн у США и 95 тонн у немцев (железнодорожный комплекс)

Вот, пожалуй, и всё.

Хотите хорошо знать русскую историю? Скачивайте лучшие документально-приключенческие романы и аудиокниги о нашем прошлом!