Случай из милицейской жизни.

Автор Александр Аввакумов.

Абрамов спешил на работу. Он хотел еще раз прочитать написанную им справку, до того, как он положит ее на стол начальника Управления уголовного розыска МВД Татарстана. Солнце, несмотря на столь ранний час, уже напоминало о себе жаром.
«Неужели и сегодня не будет дождя? – подумал Виктор, рассматривая безоблачное небо. – Похоже на это - грешны люди».
Неожиданно взгляд Абрамова остановился на человеке, который, как ему показалось, умывался в небольшом городском фонтане.
«Вот жизнь счастливых людей, - подумал Виктор. – Ни проблем, ни забот».
Мужчина вытащил свои ладони из воды и Абрамов увидел то, что заставило его остановиться, а затем направиться к незнакомцу.
- Что не отмываются? – спросил он мужчину, с улыбкой рассматривая его ярко красные ладони. – Водой это не отмоешь – это родамин.
Мужчина насторожился. Он явно слышал это слово впервые в своей жизни.
- А что такое – родамин? – спросил он у Виктора. – Это не опасно для жизни?
- Нет. Это химический реактив. Его часто используют в денежных «ловушках».
Незнакомец с удивлением посмотрел на Абрамова.
- У меня на работе есть растворитель. Пойдем со мной, там и ототрешь. Я смотрю ты не местный?
- Да, я из Марийки, а если точнее, то из Суслонгера. Вот приехал в Казань на заработки, а работы так и не нашел, - ответил мужчина, шагая рядом с Виктором. – Судим, я брат, вот и не берут. Скажи, а куда мы идем?
Они остановились у входа в республиканское МВД.
- Ты куда меня привел? Это же метовская контора!
Незнакомец хотел развернуться, но Абрамов крепко схватил его за локоть.
- Давай, вперед – заре навстречу! – произнес Виктор, подталкивая мужчину к входу.
Незнакомец как-то сразу сник. Улыбка, блуждавшая на его лице – пропала.

***
Они прошли в кабинет.
- Присаживайся! Расскажи мне, как на твоих руках оказался родамин.
Мужчина на минуту задумался, словно взвешивая все свои шансы выйти  отсюда на волю.
- Дай закурить, начальник.
Абрамов протянул ему сигарету. Он закурил и, выпустив дым в потолок, произнес:
- Пишите, начальник. Эту пачку с деньгами подруга притащила. Она накануне познакомилась с женщиной, которая оказалась женой участкового инспектора. Вот она у нее дома и стащила  эту «ловушку», думая, что это – деньги. Вчера вечером мы с подругой выпили, она и вытащила из сумки эту пачку червонцев. Я хотел отобрать у нее эти деньги и вдруг из нее этот порошок. Мне он угодил на руки, а ей попал на лицо. Она-дура сразу же хотела умыться… Вы, наверное, догадались сами, что с ней произошло.
Виктор посмотрел на окрашенные руки мужчины, а затем, поднявшись, молча, поставил кипятиться электрический чайник.
- На что жил в Казани? Воровал?
- Воровал понемногу, начальник. Кто сейчас не ворует, разве лишь лентяй.
- Может, похвалишься своими подвигами? Видишь, я ничего не пишу.
- А я и не боюсь. Скоро зима, угла нет… Пиши, начальник. Кстати, если накормишь – расскажу все. Сможешь посадить, сажай…
Абрамов улыбнулся.
- У нас здесь серьезная контора, отсюда не сорвешься.
Абрамов поднял телефонную трубку.
- Станислав! Сгоняй в столовую! Принеси что-нибудь поесть… Знаю, но попроси…
Виктор положил трубку. Внутреннее чутье подсказывало ему, что этот сидящий перед ним невзрачный, худощавый мужчина в грязном и мятом пиджаке, не так прост, и особо доверять ему не стоит.
- Давай, знакомиться. Я Абрамов Виктор Николаевич.
- Угазов, Сергей. Многие меня называют «Циклопом».
- Паспорт есть? Только справка об освобождении… Давай, посмотрим все твои «ходки». Кстати, почему «Циклоп»?
- У меня один глаз стеклянный.
Абрамов усмехнулся.
- Трижды судимый и все за кражи. Ты так брат и в особо опасные рецидивисты угодишь….
- Вот и я об этом сейчас подумал, - произнес Угазов.
В кабинет вошел Станислав и поставил перед Сергеем две тарелки с едой.

***
- Пиши, начальник, - произнес Угазов, отставляя в сторону тарелки из-под еды. – Месяц назад я совершил квартирную кражу. Я, шел по улице и увидел, как из частного дома вышла женщина. Она была одета в темно-зеленое платье, в руках у нее была небольшая сумка черного цвета.
- И что было дальше? – спросил Сергея Абрамов.
- Окно в доме было открыто, и я залез в дом. Я быстро нашел место, где хозяйка хранила ювелирные изделия. Я взял всего одно кольцо с большим красным камнем. Кольцо я продал на колхозном рынке.
- Адрес помнишь?
- Обижаешь, начальник. Улица Архангельская, третий дом от перекрестка.
Виктор записал адрес и посмотрел на Угазова. Сергей улыбнулся, ему явно нравилась эта затеянная им игра.
- Вторую кражу я совершил на другой день. На той же улице я залез в частный дом. Там, в шкафу забрал норковую шапку. Она была завернута в белый платок и находилась в зеленом пакете. Шапку «толкнул» на рынке.
Абрамов снял трубку и вызвал к себе Станислава.
- Проверь, - коротко бросил он. – Были кражи или нет.
Виктор с интересом посмотрел на Угазова. Тот вел себя уверено, улыбался и пытался шутить. Абрамов протянул ему пачку сигарет.
- Кури.
Сергей закурил и снова начал рассказывать о кражах. Виктор, молча, записывал в свой блокнот адреса, похищенные предметы. В какой-то момент он усомнился в искренности Угазова, уж больно тот сыпал адреса, совершенных им краж.
- Вот ты скажи мне, Сергей. Неужели ты все это помнишь? Может, ты решил с нами поиграть?
- Боже упаси, начальник. Какие игры! Я же не новичок и знаю, чем все это заканчивается. Если не верите, поехали на место, сами убедитесь, что я не вру.
На столе у Абрамова зазвенел звонок телефона. Он снял трубку.
- Виктор Николаевич! Похоже, Угазов врет. Нет таких краж!
- Станислав! Бери следователя, опергруппу, поедем на место!
- Виктор Николаевич! Жалко, только время потеряем.
- Ничего, на месте разберемся.
Они вышли из МВД и, разместившись в машинах, направились по первому адресу.

***
Машина остановилась в частном секторе Кировского района города.
- Показывай, Сергей, - обратился к нему Абрамов.  – А вы, все снимайте на камеру.
Эксперт, молча, кивнул и стал доставать камеру из чехла.
- Вот этот дом, - произнес Угазов и рукой указал дом. – Вот и окно, в которое я залез.
Заметив незнакомых людей, из дома вышла хозяйка.
- Здравствуйте! Мы из уголовного розыска, - произнес Абрамов. – Скажите, у вас ничего не пропадало?
Женщина с удивлением посмотрела на Виктора.
- Ничего у нас не пропадало. Идите отсюда, нечего вам здесь под окнами толкаться.
- Чего ты врешь, тетка, - с какой-то обидой произнес Угазов. – Скажи, у тебя было золотое кольцо с большим красным камнем? Ты его хранила в шкатулке, которую прятала в шкафу под постельным бельем. Вы тогда куда-то пошли. На вас было зеленое платье и черная сумка.
- Да, есть у меня такое платье, - с трудом выдавила из себя женщина. – И сумка такая есть и кольцо такое было. Я думала, что кольцо стащил муж и пропил с дружками. А, оказывается, это ты стащил его!
- Вот видите, начальник, я говорю правду.
В тот день оперативникам удалось установить и закрепить еще шесть краж. Выезды осуществлялись практически каждый день. Созданная оперативно-следственная группа работала не покладая рук. Вскоре было выявлено и закреплено около восьмидесяти трех краж, все они носили латентный характер. В практике Абрамова еще не было такой раскрытой серии квартирных краж, совершенных одним человеком, но еще больше поражало Виктора – феноменальная память Угазова. Этот человек помнил все: адреса, похищенные предметы, время суток, даты. За все время следствия он ни разу не ошибся.
- Слушай, Сергей, я единственно никак понять не могу, зачем ты «загрузился»?
- Ты знаешь, начальник, на суде меня объявят особо опасным рецидивистом. Ну, дадут мне, кажется, лет пять от силы. Не признайся я сейчас, то потом меня будут судить уже как особо опасного, а там мне светит уже не пять, а семь лет. Теперь вы поняли мою стратегию?
- Понял, Угазов, понял.
Абрамов посмотрел на Сергея. Он явно задумал какую-то игру, в которой ему отводилась не последняя роль. Время шло. Прошло около трех месяцев. Судебное заседание шло в небольшом помещении при большом стечении потерпевших и их родственников. Угазов, молча, слушал возмущенные реплики потерпевших, бросая на Абрамова какой-то таинственный взгляд. Виктора пригласил на заседание судья, и это было как-то необычно для него. Ранее он не принимал участие в судебном разбирательстве.
Наконец судья предоставил последнее слово Угазову.
- Ваша честь! – обратился он к судье. – Хочу сделать заявление! Я не совершал ни одного из перечисленных здесь преступлений.
Эта реплика вызвала у судьи неподдельный интерес. Он отложил в сторону очки и посмотрел сначала на несколько томов уголовного дела, которые лежали у него на столе, а затем перевел свой взгляд на подсудимого.
- Что вы этим хотите сказать, подсудимый Угазов? Поясните суду.
- Вот в зале я вижу подполковника милиции Абрамова. Я знаком с ним с момента моего задержания. Хочу сказать, что он очень коварный и опасный человек. Когда он узнал, что я - житель соседней республики, ранее судимый, он предложил мне «загрузиться» кражами.
Угазов сделал паузу. В зале стало так тихо, что было хорошо слышно, как гудела муха, запутавшаяся в паутине. Все, словно по команде, повернули свои головы в сторону Абрамова.
- Однажды, когда мы были вдвоем в его кабинете, попросил меня помочь ему получить звание полковника милиции. Я, конечно, стал отказываться, возмущаться, тогда он стал меня запугивать. Ваша честь! Скажу честно, я испугался и согласился принять участие в его спектакле, тем более, что он обещал мне, что в зале суда меня непременно освободят. Сейчас я вижу, что вы готовы лишить меня свободы. Это не справедливо. Выходит, Абрамову – полковничью звезду на погоны, а мне – зона!
Зал словно прорвало. Стало так шумно. Судья поднялся с места и стал призывать людей к тишине. Когда в зале заседаний стало тихо, Угазов продолжил:
- Уважаемый суд! Каждый вечер, когда все сотрудники уходили по домам, Абрамов вывозил меня  в город и показывал дома. Он мне рассказывал, что пропало в том или ином доме, а на другой день, я словно артист повторял все то, что накануне вечером рассказывал мне.
Судья улыбнулся, он сразу понял, какую игру затеял этот мужчина из Марий-Эл.
- Вы утверждаете, что именно Абрамов вам рассказывал о этих кражах, а не вы ему? Это так?
- Все правильно, ваша честь. Я человек подневольный…. Жить хочется даже букашке, а не то, что человеку.
Судья снова сдержано улыбнулся и посмотрел на Абрамова.
- Вы знаете, Угазов, что Абрамов не мог знать об этих кражах, так как ни один из потерпевших просто не заявлял о них.
- Как не заявлял?
- Вот так и не заявлял. Они были латентными, то есть неизвестными для органов милиции.
Угазов, молча, выслушал приговор. Как он и рассчитывал его осудили на пять лет лишения свободы и признали его особо опасным рецидивистом.

Если очерк понравился, ставьте лайки.