Зиночка. Окончание.

Сегодня я заканчиваю публикацию повести Надежды Комаровой "Зиночка". Надеюсь, вы успели, как и я полюбить искреннюю и добрую героиню этого замечательного произведения.

Трудная, правдивая история о жизни Зиночки очень тронула мою душу,...публикую и снова перечитываю знакомые страницы повести, переживая вместе с героиней ее нелегкую судьбу......

Спасибо и вам читатели, что выдюжили большой текст,...наберитесь мужества и дочитайте до конца.

Ушла замуж   

На следующий день Зина не пошла на работу. Тоня сказала бригадиру, что у нее болит голова. Она сидела в комнате, смотрела в окно, как стаи птиц улетают на юг, грустно кричат, словно зовут за собою.Были бы крылья!

     К Тониному приходу сварила вермишель с маргарином, занесла кастрюльку в комнату, и тут же пришла Тоня, а за ней появился вчерашний обидчик. Зиночка испуганно смотрела на него и Тоня догадалась: это он.

     - Что вы сделали с Зиночкой? - строго спросила Тоня.

     - Успокойтесь, девушка. Я пришел извиниться  и предложить Зине выйти за меня замуж. Если она согласится, я познакомлю ее со своей мамой. Я ей все рассказал. Прости, Зина, что так получилось.

     Зиночка растеряно смотрела то на парня, то на Тоню и не могла вымолвить ни слова.

     Тоня тоже не знала, что сказать. Все молчали. А он подошел к Зиночке, взял ее на руки и понес, по пути захватив с вешалки ее пальто и, укрыв, как маленькую.

    Тоня, словно очнувшись, бросилась вслед:

    - Молодой человек, вы хоть скажите, как вас зовут?

     - Гена, - обернувшись на мгновение, ответил  и пошел вперед, неся на руках свою ношу, ни разу не поставив ее на ноги, не отдохнув, ничего не говоря и не спрашивая. Люди оглядывались, уступали дорогу,
 останавливались, глядя вслед, а он все нес и нес, - и только  перед домом своей мамы осторожно опустил.

    Высокая, статная женщина без единой сединки, со слегка обвисшими щеками, смотрела на Зиночку пронзительными светлыми глазами. Предложила вымыть руки и пригласила к столу.

   - Меня зовут Полина Ивановна. Мне сын все рассказал. Я его не оправдываю - он поступил нехорошо, но вчерашний вечер не вернешь и ничего не исправишь. Наш поселок маленький, все друг друга знают. Могу тебя заверить, что наша семья пользуется хорошей репутацией.

   Зиночка слушала и молчала, а Полина Ивановна рассказывала, какой у нее хороший, работящий сын, что помогает ей строить дом, потом будет строить для себя большой и просторный. Только надо жениться. В армии он уже отслужил, работает на шахте, зарабатывает хорошо.

     - Зина, ты согласна выйти замуж за моего сына?

     Зиночка смотрела на будущую свекровь и не знала, что ответить. Так сразу сказать "да" считала неприлично. И сказать "нет" тоже нельзя. Вдруг будет ребенок? Что она будет делать?

     - Зина, не стесняйся. Скажи одно слово.

     - Да, - произнесла невеста.

     - Ну вот и хорошо. Тогда прямо сегодня начинайте семейную жизнь. Зайдите в общежитие, заберите вещи и идите прямо домой. Я буду любить тебя, Зина, как дочь. У меня ведь один сын. А меня можешь называть мамой.

     В общежитии Тони не было. Она еще не пришла с калыма. Зиночка собрала свои пожитки, завязала в узелок. Взяла карандаш и бумагу, написала: "Тоня, я ушла замуж. До свидания. Зина."

    На улице с папиросой ее ждал Гена. Опустилась ночь. Холодный ветерок доносил из степи дурманящий запах увядшей травы, напоминая, что зима на пороге.    

           Продолжение.... "Новая семья"

     С утра было прохладно и туманно. А потом с отяжелевшего неба хлынул дождь.
Гена  взял на шахте выходной, и они под проливным дождем ездили из управления в управление оформлять Зиночкин перевод поближе к дому. Теперь она будет работать сторожем - сторожить строящуюся столовую в рабочем поселке.

     Промокшие, растопили печку и уже в теплом домике пили ароматный чай. Гена выложил продукты, чтобы Зиночка приготовила борщ, пока он сходит к маме, потом вместе будут обедать.

    Если бы она знала, как его готовить! Замужняя женщина должна уметь делать все, но она, как оказалось, ничего не умела, а спросить у мужа постеснялась. В общежитии с Тоней они варили вермишель или жарили картошку, но на борщ надо столько продуктов и времени. Они даже не пытались учиться его готовить. Она стояла у плиты и думала, с чего начать. Налила в кастрюлю воды, перемыла, почистила и порезала овощи, которые были на столе, бросила их в кипящую воду, потом тщательно вымыла кусок мяса и опустила в кипящее варево и стала ждать. Все продукты кипели столько, сколько отсутствовал Гена. Он пришел с мамой и она тут же похвасталась, что она сварила свой первый борщ!

    - А мы сметанки принесли - будем обедать, - сказала свекровь.

    Хозяйка разлила по тарелкам похлебку.Все овощи разварились, зато мясо получилось вкусным. Увидев реакцию, растерялась:

    - Извините, что перевела продукты. Я никогда не варила борщ.

    - Ничего, утешала свекровь. - Я тебя научу и варить, и стирать. Ты будешь хорошей хозяйкой. На октябрьские праздники назначим свадьбу. Гена даст тебе денег - завтра съезди в город, выбери ткань на платье, фасон придумай - я тебе сама сошью. Купи открыток, пригласи кого хочешь. Мы самогон выгоним, купим в колхозе свинью- колбас наделаем. Овощные заготовки у нас есть. Ну я пойду, а вы хозяйничайте. Зина, а тебе когда на работу?

      - Завтра в ночь.

      На следующий день Зиночка встала до рассвета. Растопила печку, нажарила картошки, подала мужу к завтраку. Завернула тормозок: сало с хлебом и луком. Гена, поцеловав жену, отправился на работу, а она, сложив деньги в платочек, пристегнула его к лифчику булавкой,  поехала в город за тканью.

     Выбор был ошеломляющим. Она ходила по отделу, трогала белый нежный материал, представляла себя в красивом свадебном платье. Подумав, решила купить подешевле с таким расчетом, чтобы носить его и после свадьбы. И выбрала
голубенькую, в беленькую, чуть заметную клеточку, ткань. Спросила у продавца,
сколько надо на платье с бантовыми складками, с рукавом три четверти. Ей ответили, что три метра хватит. И еще прикупила белого атласа на воротник. Заглянула в обувной магазин, примерила туфельки, но не купила, хотя деньги остались.Свекровь и Гена про туфли ничего не говорили.
     Семья была довольна: и ткань хорошую купила, и сдачу принесла.

     - И туфли купи, - сказала свекровь. Если не хватит денег, я добавлю.

     В семнадцать часов Зиночка приняла объект. Она сидела в маленькой комнате, отапливаемой буржуйкой и дрожала от страха. Ночью пришел Гена с тачкой на двух колесах. Нагрузил на нее цемент,половые доски и повез домой, через час вернулся снова.

     - Гена, мне страшно, - сказала сторожиха.

     - Чего ты боишься? Милиция рядом, я наведываться буду.

    И так каждое дежурство. Гена привозил тачку, нагружал ее до отказа и увозил. Он собирался строить большой и красивый дом, а для него стройматериалов надо много.

     В одну из таких ночей, когда Гена только увез полную тачку кирпича, к ней пришел участковый милиционер. У Зиночки подкосились ноги. Сколько уже Гена увез охраняемого ею государственного имущества! Он представился: капитан Петров Максим Сергеевич. Спросил, как ее зовут, кем ей приходится Гена. А она смотрела на него, как кролик на удава, и рассказывала, что Гена - муж и что они хотят построить дом.

     - Сколько вам лет, Зина? - улыбнувшись, спросил капитан.

     - Шестнадцать. Семнадцать скоро будет

     Значит, шестнадцать. Ты не бойся, я тебя арестовывать не буду. Только то, что вы с мужем делаете, наказуемо. Ему ничего не будет. Ведь за объект отвечаете вы, и если ко мне поступит сигнал, я обязан буду принять меры.

     - Мы больше не будем, - опустив голову, как провинившаяся школьница, сказала Зиночка.

     - Ты за себя отвечай, а за Гену не ручайся. Заходи в опорный пункт чай пить.

     Когда со своей тачкой вернулся Гена, Зина рассказала ему о милиционере.

     - Он мужик хороший - не заложит. Видела, какой он седой, а ведь не старый еще. Это после Западной Украины. Он там бандитов ловил. Ничего новенького не привезли?

     Гена продолжал увозить стройматериалы, а Зиночка подружилась с Максимом Сергеевичем. Он закрывал глаза на воровство.Тогда многие строились и кто где мог, добывали все, что было нужно. Даже с шахт несли все, что плохо лежало.
Наступило такое время, что людей уже за колоски не сажали, но зарплаты были маленькие, жилья всем не хватало, и этим ничегоневидением люди пользовались и строили дома.

     Максим Сергеевич встречал Зиночку в опорном пункте с заваренным чаем. Они садились друг против друга и начинали беседовать про жизнь. Он рассказывал ей про бендеровцев, о погибших товарищах, она - о детдоме, училище, папе, Мише, Ниночке, Тоне. Он много советовал ей, как надо поступать в том или ином случае, чтобы люди уважали. Например, никогда не надо беспокоить других для того, что можно сделать самому, не мечтать о покупках, когда нет в кармане денег, не покупать дешевых вещей, потому что они дешевые - они обойдутся еще дороже, и все, чтобы не случилось, принимать надо с юмором. Никогда не надо кричать на людей. Если сильно кто-нибудь обидит, надо посчитать до десяти, прежде чем сказать что-то в ответ. А если уж сильно разозлена, надо считать до ста. Гнев пройдет. И человека не обидишь, и сама успокоишься.

    Зиночке было интересно с капитаном. Дома она рассказывала Гене добрые и умные советы Максима Сергеевича.

      Наступил день свадьбы.Приехали приглашенные: тетя Маруся, дядя Толя, Тоня, Максим Сергеевич. Был приглашен и Петр Григорьевич, но его в день свадьбы свалил грипп. В шахтоуправлении выделили легковую машину и автобус. Простенькое платьице выглядело на Зиночке великолепно, а красивые вьющиеся волосы и без фаты украшали милое личико с голубыми глазами. Из ЗАГСа муж вынес ее на руках, она, счастливая, улыбаясь, принимала букеты цветов. Сколько счастья было в ее глазах! Теперь у нее есть семья! Даже родственники приехали, а тетя Маруся пригласила в гости в Калужскую область, где она теперь живет, и другие приглашали в родной город. Привезли постельное белье, подушки, одеяло, посуду. Сообщили, что тетя Лена вышла замуж за вдовца и они теперь живут с бабушкой в его доме. Ее теперь приглашают и ждут!

     - Тонечка, как бы порадовалась за меня Ниночка!

     - Конечно, моя милая. И я за тебя рада. Ты теперь не Матвиенко. Зинаида Пономарева. Красиво!

     - Тебе нравится? Это все мама. Это она уговорила, чтобы нас расписали.

     Тоня от всей души радовалась Зиночкиному счастью.


Продолжение... "Роковое свидание"

     Прошло почти два года   с того дня, как Гена привел Зиночку в свой дом. Они начали строиться. Все время было рассчитано по минутам. Раньше они могли сходить в кино, в гости или просто погулять, но теперь не было ни одной свободной минуты. Жизнь усложнилась очередями. Еще недавно Зиночка могла сходить в мясную лавку и выбрать грудинку на борщ или филе на котлеты, но теперь за мясом надо отстоять длинную очередь, и она прямо с дежурства бежала к магазину спрашивать крайнего. А если не дежурила, то вставала очень рано, чтобы быть в числе первых, и не всегда доставалось.

     Однажды свекровь узнала, что в городе будут давать тушенку - из нее тоже можно сварить вкусный борщ, да и второе люди делают. Длинная очередь тянулась по тротуару. Давали по две банки в одни руки. Зиночка спросила крайнего и вдруг увидела, что с жизнерадостной улыбкой к ней приближается солдат.

     - Гена! - она пошла к нему навстречу.

     - Узнала? Ну, здравствуй! - он взял ее за руки.

     - Здравствуй. Отслужил?

     - Нет. В отпуск приехал. Последний год служу. За прыжки с парашютом наградили недельным отпуском. Давай отойдем?

     - Я не могу. Боюсь потерять очередь.

     - Вы будете стоять? - спросил Гена женщин, стоящих впереди за Зиной.

     - Постоим. Идите, поговорите.

     Солнышко выглянуло из-за плывущих облаков. Все вокруг засияло, хоть глаза зажмурь. Чисто выметенные дорожки с ровными шеренгами деревьев, клумбы с осенними цветами - все радовало глаз, а душу радовала неожиданная встреча. Они прошли в сквер, сели на лавочку.

     - Ты, говорят, замуж вышла? Знаешь такую песню: "Я тебя не виню, не легко ждать три года солдата...".

     - О чем ты, Гена? Ты бы все равно на мне не женился.

     - Я любил тебя.

     - Теперь поздно об этом говорить. Муж и его мама заботятся обо мне, любят меня, и я их люблю.

     - И моя мама тебя бы полюбила. Конечно, я не то говорю. Рад за тебя. Ты очень хорошо выглядишь. Поздравляю тебя, - подошел к клумбе, сорвал цветок и преподнес Зиночке. - Это тебе вместо подарка. Еще раз поздравляю, - и поцеловал руку. - А твои подружки как живут? Замуж вышли?

     - Тоня в общежитии живет. Сережу из армии ждет, а Ниночка умерла, - при этих словах она заплакала. - Если бы она была жива, как бы порадовалась, что у меня теперь есть семья, - и заплакала уже навзрыд. Гена обнял ее, а она уткнулась ему в плечо.

    - Я слышал, что умершие наблюдают за нами и радуются нашим успехам.

     - Правда? - Зина подняла голову и посмотрела на Гену, распахнув глаза. - Значит, Нина видит, что я счастлива?

     - Конечно, видит, - сказал Гена, поглаживая ее по голове.

     А Зиночка улыбнулась сквозь слезы и сказала:

     - Я буду стараться, чтобы мы жили еще лучше, чтобы она была довольна.

     Следом за невесткой в город приехала свекровь. Взглянув в сторону сквера, она увидела знакомую головку и голубенькое платье, которое она шила и не поверила своим глазам. Остолбенев, она наблюдала за женой своего сына, съедая глазами "влюбленную парочку". "Неблагодарная! Плачет, жалуется на жизнь, а он обнимает ее! Подойти бы и ударить по наглой физиономии!" Злость вскипала, била в голову. От растерянности она не знала, что предпринять. "У нее есть муж, пусть  он с ней разговаривает", - и бросилась в рабочий поселок, даже не заняв очередь.

     А Зиночка все сидела и рассказывала, какой большой и красивый дом они построят с Геной, как они мечтают о ребенке, какая у нее хорошая свекровь: заботится о ней, многому учит, - и не заметила, как пролетело время. Побежала искать тех женщин, за которыми занимала, но товар штучный - очередь прошла быстро, и они давно отоварились и ушли.

     - Пропустите меня, пожалуйста. Моя очередь прошла, я занимала, - умоляла Зиночка.

     - Такая молодая, а постоять не хочет. Какая нахальная пошла молодежь! - возмущались в очереди.

     Зиночка кинулась в хвост, но там сказали - не занимать: тушенка кончается.

     Расстроенная, вернулась домой. Муж встречал ее на крыльце.

    - Гена, я не купила тушенку. Отошла от очереди, а меня потом не пропустили.

     Зашли в дом. Он накинул на двери крючок. Она взглянула на мужа. Узкие губы сжаты, широкий нос раздувал ноздри, глаза налились кровью. Она с испугом вскинула ресницы, а он со всего размаху ударил ее в лицо.

     - Неблагодарная тварь! - схватил за волосы, бросил на кровать и уже избивал кулаками, стащил на пол и бил ногами по лицу, бокам. Старался ударить посильнее,побольнее. Она не кричала, не плакала, только закрывала лицо руками, а он отнимал ее руки и бил со всего маху. Сколько продолжалась эта бойня? Очнулась утром в кухне на односпальной кровати. Рядом сидела свекровь.

     - За что он меня, мама?

     - Тебе лучше знать, детка. А вставать надо. В доме должно быть убрано и к мужниному приходу накрыт стол.- Сказала и ушла.

     Собрав все свои силенки, Зиночка встала, подошла к зеркалу и отпрянула от испуга. Это было не  ее лицо: опухшее, в синяках и ссадинах. Снова села на кровать, а голова сама упала на подушку. Но надо встать! Взять в кулак свое сердце, сжать посильнее и бежать, бежать отсюда во что бы то ни стало. Ни минуты не оставаться. Но все тело болело и горело.Голова, словно чугунная.
Превозмогая боль, вышла на веранду, взяла корыто, вылила туда ведро холодной воды, другое поставила рядом, села и стала поливаться из ковша. Становилось легче, но только физически. Ей вспомнилось злое лицо мужа, ехидные слова свекрови. Надо бежать и как можно скорее!

      Взяла мужнин армейский чемодан, сложила пожитки, с которыми пришла в дом, фотографии Пёча. Взяла из тумбочки домовую книгу и паспорт. Вышла из дома, закрыв на замок дверь, спрятав ключ под половик.

     Она шла в управление, не обращая внимания на прохожих, оборачивающихся на нее. Начальник, не задавая вопросов, увидев ее, приказал бухгалтерии и кадрам срочно рассчитать. В паспортном столе, посочувствовав, не протянули с выпиской. Оставив домовую книгу паспортистке, она села в автобус и поехала к родственникам. Они ведь приглашали.    

           Продолжение... "У бабушки"

     Тетя Дуся, увидев племянницу, испугавшись, собрала всю родню. Хотя у Зиночки болело все тело и рот - говорить было очень больно - но она рассказала, что Гена избил ее за то, что она не купила тушенку, а свекровь сказала, чтобы к приходу мужа в доме было убрано и чтобы обед был на столе. Но родня не поверила. Дядя Толя собрался ехать. Гена показался ему положительным мужчиной. Не может такого быть, чтобы только за то, что не купила тушенку, так избить женщину! Но Зина умоляла не ехать и просила хоть немножко пожить у них, а потом она уедет к тете Марусе. Она приглашала. Но к Гене она никогда не вернется!

     - Я была у тети Маруси в прошлом месяце, - сказала тетя Дуся. - В магазинах давно шаром покати. Даже сахара нет. Очередь за всем. Они даже белых булок не видят. И с работой очень тяжело. Люди теперь с деревень ринулись в город. Там вообще ужас. Налогами задушили, теперь они на заводы ходят пешком со своих деревень. Скотину сдали государству. Семьи то кормить надо, а городским не устроиться. Маруська давно в цех просится, она на проходной работает с маленькой зарплатой. А в цехах все деревенские. Нечего тебе там делать.

     А бабушка смотрела на внучку и плакала:

     - Пойдем, Зиночка, к нам. У Лены муж хороший - не прогонит.

     Тетя Лена жила через два дома. Бабушка постелила постель. Когда внучка разделась, ахнула:

     - О Боже! Как же ты доехала?! Внученька моя маленькая!

     Принесла бодягу, фурацилин. Смазывала тело, давала полоскать рот, приговаривая:

     - Все заживет, моя миленькая, все забудется. Милые бранятся - только тешатся.

     - Я никогда к нему не вернусь! Бабушка, я детдомовская. Больше он меня никогда не обидит!

     - Ну хорошо, поспи. На вот выпей успокоительное.

      Утром прошла опухоль. Болей почти не было. Если бы не синяки, можно было бы и ехать. Оставаться нельзя. Он может явиться.

     Бабушка поднесла молока. Внучка нежилась заботами бабушки, но тревога не проходила. Она вздрагивала при каждом скрипе калитки. А вдруг это он!

     - Бабушка, я должна ехать и начать новую жизнь, Я ведь найду работу у тети Маруси?

     - Была бы шея, а хомут найдется. Кто хочет, всегда находит. Я даже не могу тебе денег дать на дорогу.

     - У меня есть. Я расчет получила.

     - Зиночка, а ребеночка у тебя не будет?

     - Нет, бабушка.

     - Значит,тебя ангел-хранитель сберег.

     - А кто такой ангел-хранитель?

     - Это по религиозным верованиям, тот, кто охраняет каждого человека. И у каждого он свой. А свекровь тебя не обижала?

     - Нет. Она хорошая. Учила, помогала на огороде, советовала. А тут что с ней случилось? И лицо у нее было сердитое. Конечно, они без мяса не живут. А я ее сына, можно сказать, голодным оставила. Обиделась, а ведь дочкой меня называла, а я ее мамой. 

              Продолжение... "Раскаяние"

     Гена пришел домой, а жены нет. Дома беспорядок, посреди кухни корыто с водой, ведра. Посмотрел ее вещи. Нет вещей, с которыми пришла к нему, нет паспорта. Мать была с ней, может она что-то знает.

     - Мама, она сложила свои вещи в мой армейский чемодан, взяла свой паспорт  и ушла. Что я наделал, мама?! У нее ведь никого не было! Встретила детдомовца,вспомнили детство, расплакались.

     - С детдомовцами так не обнимаются. Ты что мне не веришь?

     - Верю, мама. Но надо было у нее спросить. Она ведь такая открытая, чистая. Что мне делать, мама?

     - Куда она денется? У подруги сидит. Куда ей еще идти?

       Он помчался в общежитие. Тоня ничего не знала. Испуганно смотрела на него с немым вопросом.

       Гена сел на Тонину кровать и закачался, обхватив голову руками.

     - Я побил Зину. Мать видела ее в городе с каким-то солдатом. Они обнимались, а Зина плакала. Мама сказала, что она мне соврала: поехала за тушенкой, а сама назначила свидание.

     - О, Господи! Это Гена - наш товарищ по училищу. Он вчера заходил ко мне вечером. Принес конфет - мы чай пили. Говорил, что видел Зиночку и что она хвасталась, как вы хорошо живете. Мы порадовались за нее вместе. Нину помянули. Гена говорил, что, когда она рассказывала ему о смерти Нины, сильно плакала - он ее с трудом успокоил.

     - Какой же я дурак! И зачем она поехала за этой проклятой тушенкой.
Если найду ее, не дам ей ничего делать. Сам дом дострою, с работы уволю. Буду работать день и ночь. Кроликов разведу. Пусть ухаживает. Без нее мне и дом этот не нужен. Ничего мне не нужно.

     - Какая встреча - такая и разлука, - тихо сказала Тоня.      

  Продолжение... "Под белым покрывалом"

     Тучи заволокли небо. Грянул гром, сверкнула молния, хлынул дождь, а бабушка стояла на перроне, махая платочком уходящему составу.

     Вдали мелькали терриконы родного Донбасса. Вот и терриконов уже не видно, появились меловые горы,  а осенний дождик все омывал окна вагона. Поезд мчал и мчал вперед все дальше увозя беглянку от родного города.

     Зиночка шла по незнакомой улице, поглядывая на номера домов. Вот и дом тети. Поштукатуренный, беленький. Он отличался от других деревянных домов на ее улице. Она открыла калитку, прошла по дорожке и постучала.

     - Тетя Маруся! - кинулась в объятия родной  тети Зиночка, когда она вышла  на стук.

     - Здравствуй, Зиночка. А я только сегодня  от тети Дуси письмо получила. Она написала, что ты собираешься ко мне, - говорила тетя, ведя племянницу в дом.

     Познакомила с сестрой и братом. Зиночка угостила их конфетами.

     - Дядя Миша придет с работы, будем ужинать А пока расскажи, что у тебя случилось?

     Зина повторила свой рассказ о Гене и тушенке, а тетя с подозрением смотрела на нее и не верила.

    - Может, ты деньги потеряла или отдала кому нибудь?

     - Нет, не теряла и не отдавала. Кстати, возьмите - здесь все, что осталось после дороги. Я расчет получила на работе. - Тетя молча взяла деньги, а Зиночка спросила:

     - На работу в вашем городе можно устроиться?

     - С работой, Зина, у нас очень трудно. Кроме завода, есть больница, школа, столовая, но все места заняты. Люди держатся, хоть и получают копейки.

     И это было правда. Каждое утро, кроме воскресенья, Зиночка отправлялась на поиски, но везде получала отказ. А зима наступала. Вот уже белый снег укрыл землю,а она надевала свое тоненькое пальто, туфельки, Тонин платок, прятала руки в карманы и ходила по предприятиям в надежде получить хоть какую-нибудь работу. Где-то ей сказали, что девушек набирают в армию радистками, официантками, и она пошла в военкомат, но там, взглянув на ее паспорт, сказали, что в армию замужних не берут. Просилась в ЖЭК убирать мусор, санитаркой в больницу... А тетя Маруся встречала племянницу с вопросом: не нашла? И с каждым днем этот вопрос звучал все злее. Однажды тетя встретила ее у порога и сразу стала кричать:

     - Тебе тетя Дуся говорила, что тебе здесь делать нечего?! Она мне написала, чтобы я тебя сразу проводила к мужу, но я кормлю тебя три месяца! И что ты думаешь делать дальше? Хочешь, чтобы я тебя кормила, а ты спокойно разгуливала по городу? Нашла тепленькое местечко. Тунеядка! За стол больше не садись. Я тебя кормить не буду.

     Выслушав тетю, Зиночка взяла из-под кровати чемоданчик и вышла в мороз.
Тетя не остановила, не предложила денег.

     Вот так же, только ранним летним утром выгнал ее за порог дядя Витя. Только он дал немного денег. А сейчас вечер и зима, а в кармане нет даже пяти копеек на автобус, чтобы доехать до вокзала, сесть в поезд и уехать в тот теплый и добрый город, который очень давно спас папу и ее от голода. Тогда они ехали в бесплатном вагоне-теплушке. Теперь таких вагонов нет.

     Медленно падали крупные снежинки, слезинки замерзали на ресницах, а она брела по чужому городу, смотрела на светящиеся окна. Там люди. Им тепло. Если постучаться и сказать, что нет больше сил терпеть, как окоченели ноги в летних туфельках, как озябли руки без варежек, словно тысячи иголок впились в пальцы. Она подошла к высокому забору, постучала,но никто не ответил. Рядом с калиткой
большой и мягкий сугроб, ей  подумалось, что он согреет ее, и она села, согнув колени, обняв их, опустила голову и закрыла глаза. Вскоре боль утихла, она задремала, а крупные снежинки укрывали ее белым покрывалом.

Ну вот и закончилась история о короткой жизни Зиночки. Думаю, что вы, как и я когда-то,..... с недоумением и расстройством дочитали повесть. Лично я даже всплакнула, так стало жаль бедную хорошую девушку, родственники которой оказались неоправданно жестоки к ней.

Такого конца для полюбившейся героини не хотел никто из читателей, множество рецензий получила Надежда Комарова. Все просили продолжения истории и желали для Зиночки долгожданного счастья. Но автор менять ничего не стала (пробовала, но выходило не то...) Она хотела показать, что ее героиня не смогла в одиночку справиться со сложностями, уготованными для нее жизнью. Никогда Зиночка не просила ни у кого помощи (сама наоборот жалела всех и помогала обиженным), покорно принимая удары судьбы.

Еще раз спасибо автору Надежде Комаровой за интересную повесть,...пусть даже с грустной концовкой, ведь жизнь бывает разной......