ХАТЫНЬ-ОДЕССА (мы - из огненной деревни)

В восьмидесятых годах моя мама ходила ранними утрами сдавать макулатуру в обмен на книги. Поэтому дома их было много. О войне - неверное - все к тому времени написанные. Я их все и читал. И была там одна, называлась "Я - из огненной деревни". Мама запрещала мне ее читать. Вернее - предупреждала. Разумеется - я ее прочел в 14 лет. Потом не мог несколько дней уснуть. Что хочется сказать. Помимо Хатыни, сожженной 22 марта 1943 года карательным батальоном Дирленванген (в переводе- тюльпан, если не ошибаюсь), полицаи Васюры в тот же день, и следующий, сожгли дотла и близлежащие деревни. Полицаи проводили рейды до середины мая. В одной из них, деревне Хворостени, укрывались две обожженные и раненые девочки, Юлия Климович и если не ошибаюсь - Мария Федорович, чудом спасшиеся из сарая в Хатыни. В это трудно поверить, но после рейда полицаев в Хворостени, одна из них была брошена в колодец, а другая сожжена вместе с другими жителями деревни. Таким образом - они были убиты дважды. Одесса 2014-го - это была инсталляция и реконструкция участи тех деревень, обращение к человечеству на зверином языке, пробуждение народной памяти, страха и боли. И ни что иное. Это можно забыть и тем более простить? Палачи и сегодня среди нас. И они нам об этом напомнили. Хатынь 1943-го и Одесса 2014-го - хоть время и разделяет эти трагедии - взаимодополняемы и являются продолжением одной общей истории, и разделять их нельзя. И можно быть уверенным - пришлось бы наследникам сегодня зачищать Донбасс - появился бы свой Дирленванген, именно с таким названием и сущностью. Потому что и те и другие Причастны одному и восходят к одной Причине.
В восьмидесятых годах моя мама ходила ранними утрами сдавать макулатуру в обмен на книги. Поэтому дома их было много. О войне - неверное - все к тому времени написанные. Я их все и читал. И была там одна, называлась "Я - из огненной деревни". Мама запрещала мне ее читать. Вернее - предупреждала. Разумеется - я ее прочел в 14 лет. Потом не мог несколько дней уснуть. Что хочется сказать. Помимо Хатыни, сожженной 22 марта 1943 года карательным батальоном Дирленванген (в переводе- тюльпан, если не ошибаюсь), полицаи Васюры в тот же день, и следующий, сожгли дотла и близлежащие деревни. Полицаи проводили рейды до середины мая. В одной из них, деревне Хворостени, укрывались две обожженные и раненые девочки, Юлия Климович и если не ошибаюсь - Мария Федорович, чудом спасшиеся из сарая в Хатыни. В это трудно поверить, но после рейда полицаев в Хворостени, одна из них была брошена в колодец, а другая сожжена вместе с другими жителями деревни. Таким образом - они были убиты дважды. Одесса 2014-го - это была инсталляция и реконструкция участи тех деревень, обращение к человечеству на зверином языке, пробуждение народной памяти, страха и боли. И ни что иное. Это можно забыть и тем более простить? Палачи и сегодня среди нас. И они нам об этом напомнили. Хатынь 1943-го и Одесса 2014-го - хоть время и разделяет эти трагедии - взаимодополняемы и являются продолжением одной общей истории, и разделять их нельзя. И можно быть уверенным - пришлось бы наследникам сегодня зачищать Донбасс - появился бы свой Дирленванген, именно с таким названием и сущностью. Потому что и те и другие Причастны одному и восходят к одной Причине.