«Провокативный маркетинг» создавали не авантюристы, а романтики

Введение в «литературный коучинг»

Арт Бурый

Хотите знать, почему в годы перемен много всякой сволочи и грязи? Я вам скажу и это будет не просто мнение, а строго по науке!

Есть, по крайней мере, две серьезные дисциплины, которые объясняют почему «все плохо», и отчего «иначе нельзя»!

Графика автора статьи
Графика автора статьи

Первая из них «Теория катастроф». Один из ее создателей, наш соотечественник Владимир Арнольд. В его моделях утверждается, что переход к новым состояниям возможен только через «частичный слом», «размягчение», «разрыв старых связей».

Другая модель известна, как «Теория хаоса» и она напрямую объясняет, что переход природы, общества в новые состояния осуществляется спонтанно.

Переход – это еще полбеды! Знать бы куда!

А вот на этот вопрос наука ответов не дает! Да и как может быть иначе, ведь речь идет о принципиально новом состоянии.

И вот тут в ход идет самое беспощадное оружие, именуемое культурой! Да, да, вы не ослышались… Не идеологические диверсии врага, хотя и это имеет место быть. Не случай! Не мутации! В ход идут такие силы, как Федор Достоевский, Лев Толстой, Антон Чехов. В интернете вы найдете немало пока еще робких попыток объяснить, что русскую революцию готовили именно они, вкупе с Тургеневым, Некрасовым. И все в шоке!

Надо же, какие нынче образовались люди?! Словно вчера родились!

Неужели в обществе уже никто не помнит, что Лев Толстой – это «зеркало революции»! И никто не слышал, как декабристы будили Герцена, а тот в свою очередь - «разночинцев»? Никто не слышал!

Счастливые люди – даже в «свидетели» не привлечешь! А ну, плохо, как совсем «стерильные», потому что это явный признак – быть беде!

Главная предпосылка революции известна: «верхи не могут», а «низы не хотят». Но по сути ее мало кто понял!

Революции возникают из-за угрозы жизни корневым, родовым процессам!

Говорят, что бог не дает испытания, не предпослав к нему инструментов спасения.

Федор Достоевский по праву считается одним из творцов «провокативного стиля мышления». От Достоевского пошло понятие мысленного эксперимента. Есть свидетельства, что Эйнштейн считал Достоевского единомышленником. Без мысленного эксперимента теорию относительности было не создать.

Напомним, что Достоевский ярый противник революций. Не на них старался, человека бы в себе не потерять.

Может, это и грустная логика. Но иной не дано. От революций бог не избавляет. Спасение – от исходов!

А теперь для тех, кто принял эту логику! Хотелось бы «позитивчика», но от сладкого уже мутит. В переходные моменты острые блюда – основа меню.

Острое в переносном – это то, что наши законодатели загоняют в подполье чувств. Чтобы Фрейд и на том свете не скучал без дела.

Безделица, что по «матушке» нельзя. Но вот незадача! А вырождения нации наши законники не боятся?! Стерилизация – «страшная штука». Куда опасней страхов естественных.

Вы читали когда-нибудь сказки Шарля Перро, Братьев Гримм, Афанасьева? Без цензурной обработки – это страх и ужас! Запретим – и получим «никчемушное» поколение. Хуже – получим людей, которые будут делать зло, походя, «не ведая, что творят».

Оставайтесь детьми. Дети знают, что хотят! И дети любят страшные сказки!

А литература делает свое дело! Иногда и в смежных областях. В переходные времена много появляется всякого разного люда! Разные там «коучи», «маркетологи», «модераторы». Вы услышите про «парадоксальный маркетинг», про «провокативный маркетинг»! Страшно?! Да!

Но не бойтесь…

Сказки это все! А кто сказочники? Да любимые с детства писатели.

Приведу для начала один отрывок из книги, который можно назвать «манифестом провокативного маркетинга».

Кафе «Отвращение». Меню.

1. Суп несъедобный, пересоленный.

2. Консоме «Дрянь».

3. Бульон «Ужас».

4. Камбала «Горе».

………

11. Тартинки с гвоздями.

Это для того, чтобы привлекать посетителей, но те все равно приходят редко.

А вот с этого места возникает крайне важное, что «тартинки с гвоздями», что «гости редко». В жизни бедного юноши появляются сразу две девушки, дочери богатого человека. В этом эпизоде еще нет хэппи энда. Юноша оклеветан и лишен приятного общества. Но жизнь его все равно резко меняется! И меняется к лучшему.

Жизнь меняется «провокативно», когда других способов лишена!

Если вы еще не узнали писателя, скажу, это Александр Грин, наверное, самый знаменитый и любимый русский, советский романтик – автор «Алых парусов». А эпизод приведен из книги Грина «Дорога никуда».

Можно сказать, что «никуда, но с продолжением» …

В начале 90-х, уже после «либеральной революции» жизнь была скудной, грязной, как «осколки прошлого». На фоне развала немногие «минимаркеты» выглядели вызывающе, как в 20-е нэп. И те, кто эти «маркеты» открывал, возможно «подозревали» что и они сами, и их детища выглядят как вызов, «провокация». Один из таких минимаркетов назывался «Анчар» …

Сегодня, когда я на тот еще «вызов» сделал «запрос» в интернете, то понял: катнул наш Грин «снежок» и получил «лавину». Любопытно, но в запросе я «отредактировал» писательскую версию. Искал консоме «Ужас». Только картинок в одном из поисковиков – 9 тысяч!

Такие вот пироги! Как говаривала бабушка – «с котятами!». И при этом рассказывала байку.

Заглянули дети на печь, где хранились пироги, чтобы в тепле, а там еще и котятки. Детки к бабушке, вразнобой галдят:

- Киски, киски…

А бабушка глуховата, отвечает им, понятное дело, невпопад, можно сказать в «логике абсурда»:

- Кисло, кисло! Кушайте, дети.

Дети дальше: «А они с лапками!»

- Сладкими, сладкими, - вторит бабушка.

Не унимаются детки, пищат, как котята: «Мяу, мяу…»

На что старушка заключает уже со вздохом:

- Да, детки! Что мало, то мало…