10. Девять яиц

Вечером, когда #АкакийАкакиевич#АкакийАкакиевич зашёл на базар за овощами, там разразился страшный скандал из-за куриных яиц.

Началось всё с пустяка. #АкакийАкакиевич#АкакийАкакиевич заметил, что в молочном отделе продают яйца по 65 рублей за десяток, а в отделе с курами – по 84 рубля, однако везде яйца, как указано на ценниках, одного и того же сорта.

– Однако! Отчего это у вас яйца по 65 рублей, когда у кур они по 84 стали? – спросил #АкакийАкакиевич,#АкакийАкакиевич, указав рукой на куриный отдел коренастой торговке молоком (даме приятной во всех отношениях), которая беспрерывно вытирала руки о фартук.

И прежде чем та нашлась, что ответить, высокая, как башня телецентра, куриная торговка (тоже, кстати, приятная дама), крикнула через проход в торговых рядах:

– А это же нам налог подняли! Разве вам неизвестно? Всё, шабаш: правительство решило, что пенсии нам не будет и, чтобы два раза не вставать, налог на всё подняли. Теперь хороших яиц дешевле вы не найдёте. Спасибо правительству скажите!

– Как это не найдёте? – воскликнула торговка из молочного.

– Да так, а где вы найдёте? Разве у себя в носу?

– Не в носу, а вот у меня хорошие яйца по 65.

– Хорошие? Да они чуть ли не с позапрошлого года, потому и дешёвые!

– Ах ты-ы.. свинья ты неблагодарная, я же тебе занимала денег, а ты покупателей отбиваешь!

– А мне наплевать! зато ты теперь будешь знать, как путаться с женихом моей двоюродной сестры!

В этот критический момент к #АкакиюАкакиевичу#АкакиюАкакиевичу подошла Анна Иннокентьевна, педагог по вокалу из соседнего дома. Анна Иннокентьевна, кстати, уж давно делала авансы #АкакиюАкакиевичу#АкакиюАкакиевичу и будто случайно предлагала прогуляться по парку, однако он замечал в ней исключительно педагога, а не женщину. Это объяснялось отнюдь не робостью и близорукостью #АкакияАкакиевича,#АкакияАкакиевича, как полагала Анна Иннокентьевна, а его душевной приверженностью к субреткам, о которой она, многие годы пребывая в амплуа инженю, даже не подозревала.

– Вы знаете, #АкакийАкакиевич,#АкакийАкакиевич, в супермаркете N за углом продаются отличные свежие яйца и – заметьте! – по старой цене, – сказала Анна Иннокентьевна, нервически дёргая ртом.

Подчёркнуто вежливо поблагодарив педагога, #АкакийАкакиевич#АкакийАкакиевич отправился в супермаркет N.

В супермаркете у дома, действительно, оказались куриные яйца по старой цене, но в одной упаковке их было девять. Девять. Яиц. Не десять, как было всегда, а девять.

Девять яиц, приобретённые #АкакиемАкакиевичем в супермаркете за углом. Коллаж автора
Девять яиц, приобретённые #АкакиемАкакиевичем#АкакиемАкакиевичем в супермаркете за углом. Коллаж автора

Судя по напряжённому шёпоту, трогавшую куриные яйца публику это шокировало. Люди окружали стеллаж с яйцами плотным кольцом, но никто их не покупал. Пожилая женщина в потёртом пальто, показывая на новую упаковку, говорила, что такого продовольственного цинизма и издевательства над людьми не бывало ни в девяностые, ни даже во время Великой Отечественной войны. Легкомысленная парочка влюблённых хотела сделать сэлфи на фоне яиц, но их начали стыдить, и молодые люди быстро ретировались вглубь толпы.

– Извините…позвольте пройти, – #АкакийАкакиевич#АкакийАкакиевич протолкался внутрь круга и взял две упаковки яиц. Толпа стихла и наблюдала за ним.

#АкакийАкакиевич#АкакийАкакиевич прошёл к кассе и оплатил покупку.

В супермаркете воцарилась гробовая тишина. Где-то в дальнем отделе заплакал ребёнок.

#АкакийАкакиевич#АкакийАкакиевич почти физически почувствовал, что нужно сказать хоть пару слов, как-то объяснить свой поступок этим уставшим от несправедливости людям, чьи взгляды теперь сверлили его спину сквозь старую шинель. Боже, как нелепо.

– Дайте ещё бутылку «Мартини», пожалуйста, – громко сказал #АкакийАкакиевич,#АкакийАкакиевич, и, обернувшись к толпе, похвастался: – Премию получил сегодня!

Услышав знакомое слово «премия», толпа облегчённо заговорила, зашуршала пакетами, распалась на отдельных людей и эти люди разбрелись по отделам.

«Как это всё странно», – думал #АкакийАкакиевич,#АкакийАкакиевич, направляясь домой. Конечно же, никакой премии он не получал.