21 subscriber

15. Новеллы законодательства

<100 full reads

Вчера #АкакийАкакиевич сходил в пекарню за хлебом и узнал много нового о том, какие настроения витают в обществе.

Едва он взошёл по ступеням, как обнаружил, что придётся постоять дольше обычного: по случаю пасхального воскресенья в пекарне толпились дамы, которые покупали преимущественно куличи и тесто. Продавщица часто отходила, и потому очередь продвигалась медленно, под чинную беседу о ситуации в стране.

– Теперь интернета мало будет: в правительстве решили, что интернет только по паспорту, платно и не больше часа в день. И куда попало не зайдёшь, а только на безопасные сайты, – говорила низенькая толстенькая дама в очках с толстыми линзами, по виду – бывшая учительница.

– Слава богу, слава богу, – вздохнула худенькая бабушка в белом плаще, – А то у меня внук всё время в этом интернете зрение портит. Нынче я позвала его яйца красить, так он и то не хочет. Всё в танки какие-то на компьютере своём играет.

– Главное, чтобы в политику не ударился, – поддержала басом разговор крупная дама, – тут недалеко через дорогу у одной матери сына-студента прямо арестовали за то, что он про власть в фэйсбуке написал обидные слова.

– Да неужто прямо арестовали?

– И очень просто. Правда, сразу отпустили, но штраф выписали по суду аж 30 тысяч. Родителям одно разорение с таким студентом-паразитом.

– Да, я тоже слыхала, что теперь есть такой закон, об уважении к начальству, – вмешалась какая-то мамаша с ребёнком в коляске. – И даже читала в интернете, как один мужик спьяну обругал самого государя, да ещё матом написал про него на заборе. Так его посадили прям в тюрьму на десять лет.

– Да никого не садят на десять лет, что вы болтаете зря! – разозлился стоящий в очереди первым старичок с седой бородкой, – больше пятнадцати суток по этому глупому закону не предусмотрено!

И, повернувшись к подошедшей продавщице, дед протянул деньги:

– Дайте мне, пожалуйста, хлеба. «Бородинского».

Использовано фото Pexels
Использовано фото Pexels

– Вы, дедушка, никогда деньги так из рук в руки не давайте и не берите, – сказала ему в ответ молодая продавщица с широким и круглым, как луна, лицом, – примета плохая.

– Да вы что тут, одичали совсем? – разозлился дед. – Какие ещё приметы!? Двадцать первый век на дворе, а они в приметы верят. И это молодые…

Он оглянулся на ближайших к нему дам из очереди в поисках поддержки, но они молчали. Видимо, все были согласны, что передавать деньги из рук в руки – плохая примета. Дед завёлся ещё больше.

– А вы что, бабоньки, снова притащились куличи покупать? Пост не держали, а вторую неделю, как я вижу, куличи лопаете, да ещё, наверное, считаете себя верующими? Ну и лицемеры, да вас же за это в аду поджарят, обязательно поджарят…

Дед вдруг засмеялся, взял свой «бородинский», а потом, уже стоя в дверях, повернулся к очереди и заявил неожиданно молодым голосом:

– Религия – опиум для народа! Гагарин летал – бога не видал!

И вышел за дверь.

– Совсем из ума выжил, старый, – забормотали отошедшие от удивления дамы.

– Да здравствует разум, да сгинет маразм! – это ушлый дед снова открыл дверь и звонко гаркнул в недра пекарни, заставив очередь вздрогнуть от неожиданности. И, победно зыркнув, ушёл окончательно.

– По-хорошему надо бы его, чёрта, привлечь за такие слова, за оскорбление чувств верующих, – заметила через минуту дама в очках с толстыми линзами, оправившись от удивления. – Теперь есть и такой закон.