21 subscriber

18. Столичная публика

Едва #АкакийАкакиевич прибыл из своей провинциальной глуши в столичный город, как ему взбрела в голову странная фантазия произвести сравнение нравов. Так сказать, высветить различия между губернской и столичной просвещённой публикой.

Ну, разумеется, в столичном городе граждане ведут себя совершенно иначе. Такая чувствуется широта взглядов, что просто шарман.

К примеру, идёшь по Петровке, а навстречу упитанный горожанин предпенсионного возраста едет на моноколесе, и с ним его почтенная супруга на электрическом самокате. Натурально, сложно такое представить где-нибудь в отдалённой губернии!

Моноколесо, знаете ли, дорогая вещь, не всякому по карману. Ездить на нём сноровка нужна, опыт. Иначе можно легко сверзиться на землю и растерять весь авторитет. А главная причина – некуда в губернском городе ездить на этом моноколесе. По проезжей части опасно, а тротуары в провинции по большей части таковы, что от езды по ним запросто могут пломбы из зубов выпасть.

Использовано фото cattu
Использовано фото cattu

Далее, взять театры. #АкакийАкакиевич в своей губернии привык, что публика в театры ходит скромная, молчаливая и добродушная до такой степени, что когда перед нею играет труппа людей, обладающих, по меткому выражению литератора Максима Горького, «смелостью, достаточной для того, чтобы изображать из себя артистов», эта самая публика наивно полагает, что так оно и должно быть, и аплодирует.

В Москве иначе. В минувшем сезоне #АкакийАкакиевич впервые побывал в театре Вахтангова и был поражён огромным количеством театралов, которые шумно обсуждали ещё не начавшийся спектакль и распивали алкогольные напитки в буфете. Решительно не было возможности купить бутерброд и съесть его в тишине.

А дальше дело было так. В антракте #АкакийАкакиевич снова предпринял попытку пройти к стойке буфета, но там была длиннейшая очередь из всё тех же завсегдатаев, которых он уже научился распознавать по водянистым глазам, носам с красными прожилками и манере громко ругать спектакль. При этом и разговаривали они неизменно так, чтобы всем было понятно: они бывали на всех премьерах, лично знали всех актёров и теперь ходили вечерами в театр исключительно от скуки.

Затем в итальянской ресторации, куда #АкакийАкакиевич зашёл по случаю приступа голода после театра, ему предложили блюдо дня, и он легкомысленно согласился, не взглянув на цену. Блюдо дня оказалось парой раздавленных помидор, поверх которых лежала веточка петрушки. Несмотря на простоту приготовления, цена блюда была сопоставима с годовым бюджетом какого-нибудь богоугодного заведения в провинции. Увы, об этом #АкакийАкакиевич узнал слишком поздно.

Совершенно ошарашенный итальянским общепитом, #АкакийАкакиевич был невнимателен в метрополитене и случайно (в момент толчка при отправлении поезда со станции) вместо поручня схватился рукой за грудь неизвестной дамы, которая тут же начала возмущаться на весь вагон, даже не замечая, что рука давно уж убрана. В этом #АкакийАкакиевич тоже усмотрел отличие столичной публики от нравов губернии, где в подобных обстоятельствах дамы лишь укоризненно улыбаются, не шевелясь и не выказывая намерения устроить скандал.

Одним словом, #АкакийАкакиевич пришёл к выводу, что решительно во всём столичная публика отличается такой вольностью поведения, какой в провинции, где до сих пор путают понятия «Отечество» и «Ваше превосходительство», никогда не бывало.