Нельсон Мандела как PR-проект

28 February
835 full reads
6,5 min.
1,2k story viewsUnique page visitors
835 read the story to the endThat's 68% of the total page views
6,5 minutes — average reading time

О Нельсоне Манделе, многолетнем узнике режима апартеида, ставшим первым чернокожим президентом ЮАР, в России вспомнили в связи с осуждением Алексея Навального. Любители незатейливых исторических параллелей проводят аналогию: Мандела, будучи «узником совести», стал авторитетом для населения ЮАР и после освобождения возглавил страну – и Навального, мол, ждёт та же судьба.

До осуждения Навального о Манделе в России вспоминали редко – в отличие от Европы, США и Африки, где его почитают как выдающегося борца за свободу наряду с Махатмой Ганди. При этом историческая роль Манделы освещается крайне односторонне, если не сказать – лживо.

Нельсон Мандела родился в 1918 г. в семье, принадлежащей к правящей династии народности тембу (подразделения крупного народа коса). Это в значительной степени обусловило его восхождение к вершинам южноафриканской политики: все африканские лидеры, включая левых – выходцы из традиционной знати.

Молодой Мандела с традиционными украшениями вождя тембу
Молодой Мандела с традиционными украшениями вождя тембу
Молодой Мандела с традиционными украшениями вождя тембу

В 1940-х Мандера, учившийся в университете, познакомился с Оливером Тамбо и Уолтером Сисулу – активистами Африканского национального конгресса (АНК), находившимися под влиянием коммунистов, с Джо Слово (белым активистом, впоследствии возглавившим компартию - ЮАКП), и Гарри Шварцем – белым борцом против апартеида. В 1944 г. Мандела участвовал в создании Молодёжной лиги АНК, начавшей борьбу со «стариками» - прежде всего с тогдашним лидером АНК Робертом Лутули. Лутули, кроме лидерства в АНК, был вождём зулусов - крупнейшего африканского народа ЮАР, что превращало АНК в глазах других африканских племён в зулусскую организацию, а значит, ограничивало её влияние. Кроме того, Лутули был сторонником ненасильственной политики в духе Ганди и противником коммунизма, а Мандела, как и Тамбо, и Слово не только были членами ЮАКП, но и лелеяли грандиозные планы взятия коммунистами под контроль АНК, профсоюзы, и вообще всё движение против апартеида. Молодёжная лига стала тараном для отстранения Лутули и его «стариков»-антикоммунистов.

К концу 1950-х гг. от умеренного АНК откололись группы «африканистов» - чёрных расистов, выступавших не против апартеида, а вообще против присутствия белых в Южной Африке. Они отрицали всякую возможность сотрудничества с белыми борцами против расизма, с индийцами и метисами. Их популярность росла, и в 1959 г. «африканисты» при поддержке Ганы создали Панафриканистский конгресс под руководством Роберта Собукве и Потлако Лебалло. В его ряды ушли крайние радикалы и многие из тех, кто не принимал коммунистов. К 1961 г. АНК и все входившие в его состав структуры – профсоюзные, женские, молодёжные – были захвачены коммунистами.

В том же году коммунисты в верхушке АНК создают вооружённую организацию Умконто ве сизве» ( в переводе с языка зулу - «копь ё нации» ), во главе которой встал Мандела. «Копьё» должно было развернуть против режима партизанскую войну, в то время как АНК намеревался усиливать гражданское сопротивление. Несколько взрывов, произведённых Умконто, возвестили ЮАР о начале партизанской войны. Но какова была роль Манделы в АНК и Умконто в то время?

«Основателем «Копья нации» – боевого террористического подразделения АНК – стал абсолютно белый человек Ронни Касрилс, талантливый телесценарист с левыми взглядами и немереными амбициями. Выходец из Латвии, он быстро нашел общий язык с руководством Компартии Южной Африки, состоявшим в основном из выходцев из Литвы. Бессменный глава Компартии ЮАР Джо Слово, родившийся в местечке Обяляй в Литве, и вся это шаробратия очень быстро переженилась между собой. Практически все руководство Компартии ЮАР и «Умконто ве сизве» состояло в родственных связях. Чернокожие лидеры допускались в АНК только через систему вождей, но зулусы как наиболее лояльное племя в руководство АНК входили только персонально, как, например, Оливер Тамбо. Глава Компартии ЮАР Джо Слово, Рута Ферст, дочка левых правозащитников Юлиуса Ферста и Матильды Левитан, также выходцев из Литвы, практически возглавила идеологический отдел партии в изгнании после того, как контрразведка ЮАР физически выдавила из страны все просоветские элементы, которые по сути и были «африканской оппозицией». До начала 80-х годов африканцы в составе АНК (неважно – зулу, коса, сото, бечуана, свази) были только «пушечным мясом». Все руководство АНК, кроме вождей, составляли белые. Всем терроризмом против ЮАР занимались в основном Ронни Касрилс, Джо Слово и те, кто учился с ними в СССР» (Евгений Крутиков: Революция чужих. «Взгляд», 16 сентября 2013).

Президент ЮАР Нельсон Мандела, его жена Винни Мандела и лидер ЮАКП Дж. Слово под знаменем Компартии ЮАР (1995 г.).
Президент ЮАР Нельсон Мандела, его жена Винни Мандела и лидер ЮАКП Дж. Слово под знаменем Компартии ЮАР (1995 г.).
Президент ЮАР Нельсон Мандела, его жена Винни Мандела и лидер ЮАКП Дж. Слово под знаменем Компартии ЮАР (1995 г.).

В августе 1962 г. Мандела был арестован, но полиция не знала, что в её руки попался главный террорист, и обвинила его всего лишь в организации незаконной забастовки. Но почти через год, в июле 1963-го, на ферме близ Йоханнесбурга полиция арестовала нескольких лидеров ЮАКП и АНК, а также захватила партийные документы, в т.ч. касающиеся Умконто и роли Манделы.

В апреле 1964 г. Мандела был осуждён Верховным судом ЮАР и приговорён к пожизненному заключению. На суде он произнёс яркую речь, в которой разъяснил отличие терроризма от партизанской борьбы и выступал за многорасовое будущее ЮАР. «Я боролся как против господства „белых“, так и против господства „темнокожих“. Я чтил идеал демократического и свободного общества, в котором все граждане живут в гармонии и имеют равные возможности», - сказал он. Эти слова стали причиной его дальнейшего вознесения на вершины южноафриканской политики и мировой известности. По непроверенным данным, текст выдающейся речи был написан известной коммунистической активисткой Рут Ферст – женой лидера ЮАКП Слово.

Мандела отбывал свой срок на острове Роббен, и о нём долгие годы редко вспоминали в стране и в мире. Умконто получало военную и финансовую помощь от СССР, но его отряды находились в лагерях за пределами ЮАР, и военных акций не проводили – слишком сильны были южноафриканская армия и полиция. Кроме АНК, в ЮАР действовал гораздо более активный в то время Панафрикан c кий конгресс. Его военизированное крыло Народно-освободительная армия Азании (древнегреческое название Южной Африки) совершало убийства белых и налёты на белые фермы, что часто ставилось в вину Умконто. Тем временем экономика ЮАР бурно развивалась, рос уровень жизни не только белого меньшинства, но и чёрного большинства (хотя и несравненно более низкими темпами). Режим апартеида прочно удерживал свои позиции. Но 1975 г. черные повстанцы-марксисты получили власть над сопредельными Анголой и Мозанбиком, куда сразу переместились отряды Умконто, А 16 июня 1976 г. в чёрном пригороде Йоханнесбурга Соуэто протесты школьников привели к массовому расстрелу подростков полицией и последовавшему стихийному восстанию.

Бойня в Соуэто вызвала взрыв возмущения во всём мире. В США тогда правил левый демократ Джимми Картер, изо всех сил доказывавший всему миру, какие американцы свободолюбивые и как они ненавидят расизм и насилие. Против ЮАР были введены самые жёсткие санкции ООН, поддержанные такими антагонистами, как СССР, КНР и страны Западной Европы.

Весь мир понимал, что ЮАР, при всей эффективности армии и экономики, долго выдерживать режим санкций не сможет, тем более, что среди белого населения всё активнее действовали противники апартеида. И в ООН начали искать тех, кому можно передать власть в богатейшей стране Африки после неизбежного краха режима апартеида. А выбор был невелик: либо чёрные расисты из Панафриканского конгресса, которые получали небольшую помощь только от КНР, либо АНК, заявлявшего о себе как о демократической и многорасовой организации. Её лидером мировое сообщество было готово признать Манделу, известного своей блестящей речью на суде в 1964-м. АНК и Мандела устраивали США и Запад как демократические силы, обещавшие не трогать частную собственность, и СССР, надеявшийся на благодарность АНК за многолетнюю моральную, материальную и военную помощь.

Ситуация в ЮАР осложнялась тем, что в 1975 г. появилась Партия свободы Инката – зулусская национальная организация, объединившая этот крупнейший народ страны под руководством вождя Мангосуту Бутелези (в молодости он членствовал в АНК и дружил с Тамбо – тоже зулусом, но порвал с Конгрессом из-за неприязни к коммунистам и нежелания смириться с антитрайбалистской политикой). Инката вошла в союз с режимом апартеида: её боевики получали оружие у армии и полиции и охотились за активистами АНК).

И Вашингтону, и Брюсселю, и Москве было ясно, что только АНК способна сохранить ЮАР от сползания к кровавому хаосу. И повести его по этому пути должен был человек, не запятнавший себя преступлениями (поскольку сидел в тюрьме) и не представляющий какой-либо сильный народ (коса уступали зулусам по численности и активности, к тому же внешность Манделы заставляла южноафриканцев подозревать его бушменское происхождение). Постепенно к тому же начали слоняться южноафриканские политические круги и бизнес-элита, понимавшие, что в одиночку африканеры не могут противостоять всему миру, одновременно подавляя чёрное большинство.

Таким образом, Мандела оказался консенсусным кандидатом на роль южноафриканского «отца нации», устраивающего белых и чёрных, зулусов и небольшие чернокожие народы, американцев и советских, либералов, социалистов всех мастей и лидеров Африки.

В 1980-е гг. звезда Манделы начала подниматься в зенит. О нём заговорил весь мир. ЮАР была открытой миру страной, и на южноафриканцев обрушился девятый вал как западной, так и левой пропаганды, из которой ошеломлённые южноафриканцы узнали, что у них имеется национальный лидер, томящийся ни за что, ни про что в заключении - чернокожий Ганди и борец за мир во всём мире. Это вал был гораздо сильнее, нежели военные операции Умконто, которое в 1976 г. всё-таки сумело начать атаки в самой ЮАР. В военной и политической литературе обычно перечисляется количество атак, проведённых Умконто в том или ином году, но, если оперировать цифрами, «антиколониальная война» выглядела так: в 1976-1986 года боевики Умконто убили 130 человек, включая 30 силовиков, и сотню гражданских лиц (60 негров и 40 белых). Т.е. потери силовых структур ЮАР составляли 3 человека в год. Иными словами, на партизанскую войну Умконто в ЮАР просто не обращали внимания.

Боевики Умконто ве сизве на одной из зарубежных баз
Боевики Умконто ве сизве на одной из зарубежных баз
Боевики Умконто ве сизве на одной из зарубежных баз

Зато очень обращали на погромы, при помощи которых Инката ликвидировала влияние АНК на территориях, населённых зулусами. Промедление с отменой апартеида и передачей власти АНК грозило развалом страны.

В ноябре 1985 г. состоялась первая встреча между заключённым Манделой и представителями режима. Тем временем лозунг «Свободу Нельсону Манделе!» буквально заполонил весь мир, что, разумеется, воздействовало и на южноафриканцев.

В 1990 г. Мандела вышел на свободу. Последний белый президент ЮАР Фредерик де Клерк один за другим подписывал указы, ликвидирующие режим апартеида. АНК стала легальной партией, чернокожее население получило равные права с белыми. И, наконец, в 1994 г. в ЮАР прошли первые свободные выборы с участием избирателей всех цветов кожи, которые принесли парламентское большинство АНК, получившему 62% голосов, и президентский пост – Манделе.

***

Нет, Нельсон Мандела не был ни негодяем, ни ничтожеством. Он был образованным и стойким человеком. Мандела действительно верил в будущее многорасового общества ЮАР, требовал прекратить нападки на белых, предоставил белым (в первую очередь своим друзьям-коммунистам) множество постов в своей администрации и жёстко требовал расследования всех случаев нападений на белых по причинам расовой ненависти (в т.ч. и во времена апартеида).

Но все его личные заслуги и качества не отменяют главного: Нельсон Мандела, как личность всемирно-исторического масштаба была, изобретена мировыми элитами, искавшими человека, который их устроит в качестве лидера важнейшей страны Африки и всего африканского континента. Наконец, лидера всего чернокожего населения планеты, удерживающего африканцев от ненависти и мести «белым угнетателям».

С этой ролью он в целом справился. Но его личная заслуга в этом невелика. Мандела – чистой воды продукт грандиозной PR -кампании, очевидно, самой масштабной и эффективной в мире на рубеже XX и XXI веков.

Правда, история Манделы не может иметь ни малейшего отношения к Алексею Навальному: ЮАР конца ХХ века и современная Россия – совершенно разные страны с абсолютно не совпадающими проблемами. И мировые элиты, в своё время выбравшие Манделу в качестве лидера Южной Африки по множеству причин, которые даже перечислять не интересно, даже не подумают производить нечто подобное в отношении России.