«Сияющий путь»: тень Пол Пота над Перу

18 March
942 full reads
1,6k story viewsUnique page visitors
942 read the story to the endThat's 58% of the total page views
9 minutes — average reading time

Чудовищная диктатура Пол Пота в Камбодже в 1975-79 гг., истребившая то ли миллион, то ли два миллиона камбоджийцев, была уникальным явлением. Но её уникальность – только в том, что абсолютно антигуманная, античеловеческая организация, возглавлявшаяся группой безумных фанатиков во главе с Пол Потом, сумела завоевать симпатии значительной части населения и прийти к власти. Но Ангка, или «красные кхмеры» - организация Пол Пота – была не единственной структурой такого рода, и Пол Пот тоже был не уникальным психопатом-фанатиком, ставшим кумиром для больших групп населения.

Очень большое – практически полное – сходство с Ангка имел перуанский «Сияющий путь», а её лидер Абимаэль Гусман весьма похож на Пол Пота. Обе группировки имели коммунистическое происхождение: Ангка (по-кхмерски – организация) – это руководство Коммунистической партии Камбоджи, которая, следуя восточной традиции тайных обществ, запретила произносить своё название, став просто «организацией». «Сияющий путь» - это Partido Comunista del Per u - Sendero Luminoso (Коммунистическая партия Перу - Сияющий путь), названная так от лозунга перуанского философа-марксиста, основателя Социалистической партии, переименованной в Коммунистическую уже после его смерти: «Марксизм-ленинизм открывает сияющий путь в революцию». Но, в отличие от камбоджийских «товарищей», «Сияющий путь» не отказывался от изначального названия, и всегда подписывал свои документы PCP-SL, или просто PCP, т.е. Коммунистическая партия Перу.

"Председатель Гонсало"
"Председатель Гонсало"
"Председатель Гонсало"

Коммунистическое движение в Перу с 1960-х гг. расколото на несколько враждующих группировок – троцкистских, геваристских и маоистских, причём последних тоже несколько. Термин senderistas используется людьми вне партии для того, чтобы было понятно, какая именно компартия имеется в виду. Сами же сендеристы считают истинными коммунистами только себя, а всех остальных – предателями, ревизионистами и оппортунистами.

«Сияющий путь» появился в провинциальном городе Арекипа, основанного ещё инками, население которого состоит из индейцев и метисов. Там сын торговца, метис Абимаэль Гусман, выпускник местного Национального университета святого Августина, основал кружок сторонников ультрарадикального маоизма, отошедший от недостаточно радикальной, по их мнению, маоистской Коммунистической партии – Красный флаг. Гусман, ставший для товарищей «председателем Гонсало» (явный отсыл к «председателю Мао») и его сторонники десять лет ограничивались теоретизированием и пропагандой своих идей. Власти, даже местные, не обращали внимания на маленькую группу потому, что в Перу таких был десяток в каждом городе.

Философия «Сияющего пути» была маоистской, но ещё более радикальной, чем идеи Мао Цзэдуна, упрощённой и очищенной от ненужной демагогии. Если другие коммунистические партии, включая КПК, отвергали только «буржуазное понимание» демократии, гуманизма и прав человека, сендеристы отвергли эти понятия как таковые.

В программном документе PCP-SL «Над двумя холмами» говорится: «Мы начинаем с отрицания всеобщей декларации прав человека или американской конвенции по правам человека, но мы использовали их правовой девиз для разоблачения и осуждения старого перуанского государства… Для нас права человека противоречат правам народа, так как мы полагаем права социальным продуктом общества, нет абстрактного человека с врождёнными правами . «Пра ва человека» существуют исключительно для богачей, социального слоя, бывшего краеугольным камнем феодализма, подобно тому, как буржуазия в прошлом выдвигала понятия свободы, равенства и братства. Но сегодня с появлением пролетариата, как организованного коммунистической партией класса, с опытом триумфальных революций с построением социализма, новой демократии и диктатуры пролетариата доказано, что права человека служат угнетающему классу и эксплуататорам, которые основали государства буржуазии и землевладельцев …Наша позиция кристально ясна. Мы отвергаем и осуждаем права человека, потому что они буржуазные, реакционные, контрреволюционные права и сейчас они являются оружием ревизионистов и империалистов, главным образом империалистов-янки» (Communist Party of Peru. «Sobre las Dos Colinas»).

Находясь вне зоны внимания власти, полиции и спецслужб, «Сияющий путь» в 1973-75 гг. захватывает контроль над студенческими советами вузов Арекипы. Как стало возможным, что группировка с предельно примитивной, антигуманной программой вдруг стала центром притяжения для образованной молодёжи Арекипы? Дело в том, что Арекипа – очень бедный индейский город. Перуанские власти построили там несколько крупных вузов для формирования интеллигенции из числа индейцев, но работы для выпускников в городе не было. Как её не было, разумеется, и на селе (исключая малооплачиваемые и непрестижные профессии сельского врача и учителя).

Арекипа
Арекипа
Арекипа

В 1968 г. в Перу произошёл военный переворот. Пришедшие к власти офицеры занимали левонационалистические позиции: они узаконили языки индейцев аймара и кечуа в качестве государственных наравне с испанским, провели радикальную аграрную реформу, передав конфискованные у латифундистов и крупных компаний земли крестьянским кооперативам и общинам. Они также постоянно (и искренне!) апеллировали к великому прошлому индейских народов и намеревались ввести коренных жителей в современное общество, не покушаясь на их традиции.

При военном режиме (строй, который они пытались построить, офицеры называли «революционным гуманизмом») индейцы получили возможность гордиться своим происхождением и великим прошлым. Однако розданная им земля не сделала потомков инков состоятельными: кооперативы страдали от нехватки кредитов, техники, удобрений – у властей не было на это денег. Почти не строились столь необходимые больницы, школы, дороги и мосты, не было средств и на новые предприятия и электростанции. Сами военные революционеры винили в этом империалистов, мешающих новому строю, и местных капиталистов, не желавших сотрудничать. При этом индейцев раздражало, что представители властей указывали им, как работать и торговать, вмешивались в дела общин. Из самых лучших побуждений, конечно, но это было неважно: белые пришельцы, когда-то захватившие их земли и эксплуатировавшие их, теперь учили, как им жить в своей стране! Отсутствие прогресса, явный неуспех реформ, связанный с отсутствием инвестиций и макроэкономическими ошибками военной хунты, вызывали всё большее разочарование – как всех перуанцев, так и индейцев. Ситуацию в Перу усугубляли экономические санкции США и природные бедствия – наводнения и засуха, умудрившиеся обрушиться на Перу одновременно. Индейцы считали это карой своих богов, наказывающих Перу за то, что она терпит господство белых.

Военные считали, что они облагодетельствовали индейцев, а среди тех быстро рос национализм и расизм, желание сбросить потомков конкистадоров в море. Поэтому примитивная кровожадная идеология «председателя Гонсало» находила всё больший отклик, и уже не только среди бедных студентов и безработных выпускников, но и среди их родных в индейских общинах – эхидо. Ведь капиталисты и империалисты, против которых выступал «Светлый путь» - это ненавистные белые, испанцы и гринго. А всякие -измы им были не интересны. Примерно по этой же причине камбоджийские крестьяне-бедняки в своё время поддержали «красных кхмеров» Пол Пота.

В 1980 г. военный режим полностью обанкротился – как в финансовом отношении, так и в идейном. Армия решила провести выборы, дабы проверить прочность своих позиций. Перуанские офицеры были честными людьми, и выборы были действительно свободными: «революционные гуманисты» получили 5% голосов, а большинство завоевала партия Народное действие, которую эти офицеры и свергли в 1968-м. Для индейцев это означало возвращение капиталистов и конкистадоров, а сендеристов стало сигналом к началу войны.

С марта 1980 г. «Сияющий путь» начал проводить собрания своих ячеек, собирать оружие и проводить военную подготовку повстанцев: для этого в горах была организована «первая военная школа». 17 мая 1980 г., перед выборами, сендеристы сожгли ящики с бюллетенями в индейском посёлки Чусчи близ Арекипы – это была первая военная акция «Сияющего пути».

Повстанцы-сендеристы
Повстанцы-сендеристы
Повстанцы-сендеристы

После этого группы боевиков рассыпались по самым «индейским» департаментам Южного Перу - Аякучо, Апуримак и Хуанкавелика. Они убивали сельских чиновников, полицейских, учителей, священников и торговцев в самых бедных, труднодоступных селениях. Убийства обставлялись как «народные суды»: крестьян собирали на сходы, на которых селяне выдвигали обвинения, а потом убивали непопулярных людей. Ради устрашения выбирались особо зверские виды казней – такие, как забивание до смерти, разрубание мачете на части, сожжение заживо и т.д. Многие селяне поддерживали эти действия и вступали в ряды «Сияющего пути», не вдаваясь в нюансы идеологии.

Плакат «Сияющего пути», призывающий к бойкоту выборов
Плакат «Сияющего пути», призывающий к бойкоту выборов
Плакат «Сияющего пути», призывающий к бойкоту выборов

Правительство президента Белаунде Терри выбрало самый неэффективный вариант реакции на восстание: оно сделало вид, что ничего особенного не происходит. Больше года сендеристы действовали беспрепятственно, захватывая контроль над горными районами. Только 29 декабря 1981 г. власти объявили три департамента, частично контролировавшихся «Сияющим путём», зоной чрезвычайного положения, и перебросили туда войска. Армия начала борьбу с повстанцами так, как положено в Латинской Америке: расстреливая крестьян, чтобы в отчётах объявить их террористами, грабя и насилуя женщин. Следуя общей антиповстанческой стратегии того времени, армия раздавала оружие своим сторонникам среди крестьян: rondas campesinas (крестьянские патрули) зверствовали, мстя за убитых родных и близких – тех самых алькальдов, полицейских и торговцев, которых пытали и убивали сендеристы.

Rondas, возникшие ещё при военном режиме для борьбы с грабителями, состояли из более-менее обеспеченных крестьян, которые становились жертвами «Сияющего пути». В горах Южного и Центрального Перу разгорелась настоящая социальная война между бедными и зажиточными крестьянами. Особое ожесточение ей придавал расовый фактор: зажиточные, получившие кое-какое образование крестьяне были в основном метисами, а самые бедные – индейцами, как правило, неграмотными и даже с трудом изъясняющимися по-испански.

Первое нападение патрулей на сендеристов произошло в январе 1983 г. около посёлка Хуата: рондерос застрелили 13 повстанцев. Затем атаки прокатились по всей стране: патрули забивали камнями, резали на куски и сжигали сендеристов. Те в ответ провели серию кровавых рейдов, убив 69 рондерос и их родственников только в посёлке Луканамарка. Их убивали с такой же жестокостью. В Хауильо сендеристы убили 47 крестьян, включая 14 детей. В посёлке Учуракчай «Сияющий путь» убил 135 членов общины из 470. В 1984 г. каждый день «Сияющий путь» убивал в среднем 5,62 в день; сендеристами было совершено более 45 массовых убийств.

Крестьяне, убитые сендеристами в Луканамарке
Крестьяне, убитые сендеристами в Луканамарке
Крестьяне, убитые сендеристами в Луканамарке

«Сияющий путь» распространял своё влияние. Повстанцы проникли в трущобы Лимы и Кальяо, и развернули террористическую войну. Они подрывали линии электропередач и подстанции, взрывали бомбы в магазинах, на заводах и в офисах партий (интересно, что с наибольшим остервенением сендеристы убивали не членов правящей партии Народное действие и не апристов – социал-демократов, а коммунистов из других группировок). Взрывы гремели и на улицах: так, в 1985 г. мощные бомбы взорвались перед Правительственным дворцом и Дворцом правосудия. Один из последних терактов в Лиме – взрыв 16 июля 1992 г. на столичной улице Тарата, унесший жизни 25 прохожих и ранивший 155 человек.

Дом на улице Тарата после взрыва
Дом на улице Тарата после взрыва
Дом на улице Тарата после взрыва

В отличие от других повстанческих группировок, сендеристы убивали священников и монахов, в т.ч. помогавших беднякам в трущобах и индейских общинах: во-первых, сендеристы были отъявленными атеистами, а во-вторых – священники было белыми, а многие из них – иностранцами. В феврале 1992 г. повстанцы убили в Лиме Марию-Елену Мойяно – защитницу жителей трущоб и основательницу самоуправляющейся общины в Вилла эль Сальвадор.

В 1986 г. заключённые сендеристы подняли восстания в тюрьмах Луриганчо, Эль-Фронтон и Санта-Барбара и захватили их. Охранники разбежались, и армия подавила восстания, подвергнув тюрьмы артиллерийскому обстрелу: применялись даже корабельные орудия. Сотни заключённых погибли.

Области Перу, в которых «Сияющий путь» имел влияние
Области Перу, в которых «Сияющий путь» имел влияние
Области Перу, в которых «Сияющий путь» имел влияние

К началу 1990-х Южное, Центральное Перу, а также пригороды Лимы и Кальяо были охвачены гражданской войной: отряды «Сияющего пути» сражались с армией, полицией и рондерос. И было неизвестно, не взовьётся ли над бывшей империей инков красное знамя. Социологические опросы в 1991 г. показывали, что население в целом не поддерживает «Сияющий путь»: 83% перуанцев и 58% бедняков не одобряли его деятельности, и только 11% - поддерживали. Но в Аякучо, Арекипе, Апуримаке и Хуанкавелике – основных зонах деятельности повстанцев – ситуация была другой, а проводить опросы было невозможно: эти департаменты, кроме административных центров, полностью контролировались сторонниками «председателя Гонсало».

Режим, установленный «Сияющим путём» в подконтрольных ему районах, не отличался от полпотовских коммун. Вся общественная самодеятельность вне рамок «Сияющего пути» каралась смертью, такое же наказание ждало всех, кто в чём-то не повинуется боевикам или выражает сомнения в справедливости их дела. Запрещены были все праздники и вечерники, вообще все несанкционированные собрания. Сендеристы ликвидировали частную собственность и торговлю, намереваясь заморить «белые города» голодом. Это вызвало ещё большее обнищание крестьян и, разумеется, недовольство властью «Сияющего пути».

В сендеристской коммуне
В сендеристской коммуне
В сендеристской коммуне

Повстанцы были обязаны непрерывно заниматься «критикой и самокритикой», которая нередко заканчивалась жестокими наказаниями. Повстанцы выискивали и зверски убивали «развратников» и гомосексуалистов; убивали даже за употребление алкоголя.

Блокада «Сияющим путём» Лимы и вероятный штурм города, наподобие осады и взятия «красными кхмерами» Пномпеня, провалилась по неожиданной причине: сендеристы столкнулись с жёстким сопротивлением… ещё одной маоистской группировки. В городах, и особенно в столице, за время повстанческой войны сендеристов набрало силу Революционное движение имени Тупака Амару (МРТА) – маоистская террористическая организация, ведшая «городскую герилью» наподобие уругвайских тупамарос или аргентинских монтонерос. Это была традиционная организация, без сендеристских крайностей, чудовищного фанатизма и индейского расизма.

В июле 1990 г. президентом Перу стал Альберто Фухимори – представитель среднего класса, изнемогавшего от хаоса и анархии, и сделавший уничтожение терроризма своей главной целью. Он боролся с повстанчеством методами гватемальского президента Риоса Монтта: силами крестьян, ненавидевших сендеристов. Рондерос стали главной силой борьбы с повстанцами: в короткий срок было создано 7226 комитетов самообороны, члены которых получили оружие с армейских складов. С воздуха рондерос поддерживали ВВС, отряды спецназа и морской пехоты приходили им на помощь в самых трудных операциях. В охваченных войной районах конституционные гарантии были отменены. Если учесть, что поддержка «Сияющего пути» к тому времени сильно ослабела, движение «председателя Гонсало» было обречено. Тем не менее армия и рондерос обрушились на сендеристов, как молот на наковальню. За годы повстанчества множество крестьян так или иначе были вовлечены в деятельность «Сияющего пути», и теперь их и их родных ждала смерть. В общинах Ла Кантута и в Барриос Альтос, где были сильны позиции сендеристов, военные и рондерос устроили настоящую бойню.

Полицейский спецназ
Полицейский спецназ
Полицейский спецназ

12 сентября 1992 г. спецназ полиции, после сложнейшей операции по выслеживанию, захватил «председателя Гонсало» и нескольких лидеров «Сияющего пути» в одном из районов столицы. Арестованные выдали все свои контакты: латиноамериканские полицейские умеют добиваться своего. В течение нескольких месяцев «Сияющему пути» были нанесены тяжелейшие удары по всей стране: организация была фактически обезглавлена. Новым «председателем» стал Оскар Рамирес, но к 1994 г. все районы, контролировыавшиеся «Сияющим путём», оказались в руках правительства. Сендеристы, разбившись на небольшие отряды, отступили в безлюдные высокогорные районы, или отошли в дебри Амазонии.

Дом в Лиме, где был захвачен "председатель Гонсало"
Дом в Лиме, где был захвачен "председатель Гонсало"
Дом в Лиме, где был захвачен "председатель Гонсало"

Гражданская война в Перу закончилась. Президент Фухимори, склонный к диктаторским методам правления, не чуждый насилию и коррупции, выполнил наказ средних слоёв Перу: от в течение первого срока правления уничтожил «Сияющий путь», а заодно и МРТА.

Пленные сендеристы
Пленные сендеристы
Пленные сендеристы

Конечно, спокойствие в Перу – бедной стране, страдающей от социальных проблем и расовых конфликтов, коррупции и преступности, так и не наступило. «Председатель Оскар» был схвачен в 1999 г., и «Сияющий путь» окончательно распался.

За время гражданской войны Перу, с 1980 по 2000 г., было убито и пропало без вести 69280. 54% смертей приписываются «Сияющему пути», около 30% - армии, полиции и рондерос, остальные стали жертвами МРТА и более мелких ультралевых, а также ультраправых группировок.

В XXI веке остатки «Сияющего пути» пытались возобновить свою деятельность. В 2003 г. активизировался сендеристский фронт Proseguir (Впер ё д ): он закрепился в Амазонии, где взялся «крышевать» местных наркоторговцев. Боевики «Сияющего пути», переименовавшегося в «Красный путь», совершили несколько громких терактов (таких, как взрыв бомбы у посольства США 21 марта 2002 г.) и захватов заложников (9 июня 2003 г. боевики взяли в заложники 68 служащих аргентинской компании «Techint»). После этого армия (рондерос были распущены) провели ряд успешных рейдов в Амазонии, разгромив наркоплантации и перебив охранников-сендеристов. Попутно солдаты освободили сотни индейцев, которых сендеристы обратили в рабов и заставляли работать на плантациях коки – вот во что превратились эти «борцы с капитализмом». В марте 2012 г. армия захватили очередного «председателя» по кличке «товарищ Артемио», а через месяц – сменившего его Диаса Вегу, не успевшего придумать партийную кличку.

Несмотря на это, остатки «Сияющего пути» продолжают время от времени отмечаться в отдалённых районах перуанской Амазонии и высокогорья Анд. Но после 1994 г. наследники «председателя Гонсало» уже не угрожают существованию перуанского государства, не контролируют никакие территории и не имеют поддержки населения.

***

Из гражданской войны Перу 198094 гг. можно сделать несколько выводов. Первый: неудачно проведённые социальные реформы, какими бы благородными мотивами не руководствовались их авторы, могут привести к обратному эффекту - люди считают, что их надежды обмануты и способны обрушиться на реформаторов с оружием в руках. Так было в Камбодже, где «королевский социализм» Нородома Сианука, направленный на уравнение населения в правах и улучшение жизни бедняков, привёл к страшному феномену «красных кхмеров». Так и в Перу «революционный гуманизм» военных, раздавших помещичью землю крестьянам и уравнявший индейцев в правах с белыми, спровоцировал появление «Сияющего пути». Это отнюдь не означает, что социальные реформы не нужны – наоборот, они необходимы, но их надо проводить по чётким программам, рассчитывая каждый этап и каждый шаг, тщательно взвешивая все последствия. Второй вывод: хорошо законспирированная подпольная группировка силой, жестокостью и демагогией способна привлечь на свою сторону большие массы малообразованных, озлобленных и отчаявшихся людей. И, наконец, третье: такая группировка может долгие годы воевать без поддержки извне («Сияющий путь», в отличие от «красных кхмеров», получавших помощь Китая, не имел внешних контактов и не получал никакой внешней поддержки).

История «Сияющего пути» показывает, что движения, основанные фанатиками с явными психическими отклонениями, базирующиеся на убогих, давно изживших себя доктринах (таких, как маоизм) и апеллирующие к самым низменным чувствам людей, способны стать мощной политической силой. И даже поставить целую страну на грань гибели.