Талибан открывает лицо

6,3k full reads
12k story viewsUnique page visitors
6,3k read the story to the endThat's 51% of the total page views
7,5 minutes — average reading time

Талибан, Аль-Каида и Исламское государство запрещены в РФ

Талибы объявили состав нового правительства Афганистана. Как и следовало ожидать, пожелания Запада и России ими учтены не были – наоборот, сбылись самые зловещие ожидания. И.о. премьер-министра стал Мохаммад Хасан Ахунд – бывший вице-премьером и министром иностранных дел при власти Талибана в 1996-2001 годах. «Лицо» Талибана на переговорах с Западом в Катаре Абдул-Гани Барадар, которого прочили в главы правительства, занял пост вице-премьера. Министром обороны назначен мулла Мохаммад Якуб – сын первого лидера Талибана Муллы Омара. Главой МВД стал Сараджуддин Хаккани, лидер экстремистской «Сети Хаккани». Имена остальных большого значения не имеют.

Министры-талибы
Министры-талибы
Министры-талибы

Формальный лидер Талибана, мавлави (правитель) Хайбатулла Ахундзада, будет духовным лидером страны, причём его полномочия не конкретизируются.

Большинство министров – муллы, почти все они входили в состав руководства Талибана во время «первого пришествия» талибов. Никакой инклюзивности, на которой настаивали Москва, Вашингтон и Брюссель, нет и в помине: все назначенцы – члены Талибана, и почти все - пуштуны. Среди назначенных чиновников (не министров, а чиновников вообще) - три этнических таджика (важный пост получил только один – начальник штаба армии Кори Фасехуддин) и один узбек, Абдулсалам Ханафи, ставший вторым заместителем премьер-министра. Все четверо – члены Талибана.

Представителей каких-либо партий и движений, шиитов, хазарейцев, туркмен, чараймаков, белуджей в правительстве нет. Даже идейно мало отличимая от талибов Исламская партия Гульбеддина Хекматияра не вошла в правительство, хотя ранее талибы говорили об этом. О возможности участия женщин в правительстве представитель Талибана Сайед Зекрулла сказал в эфире Tolo News, что «в правительстве Афганистана нет нужды в женщинах, их роль ограничивается рождением и воспитанием детей в исламе», и что они «не могут выполнять эту работу». Показательно, что в конце августа, после занятия Кабула талибами, их представители говорили обратное. Но тогда талибы рассчитывали на финансовую помощь и признание Запада. И говорил это Барадар, который в последние дни молчит.

Женщины Афганистана не прекращают протестовать, несмотря на репрессии
Женщины Афганистана не прекращают протестовать, несмотря на репрессии
Женщины Афганистана не прекращают протестовать, несмотря на репрессии

Политическая система, которую выстраивает Талибан в Афганистане, напоминает аналогичную систему Ирана: власть принадлежит духовному лидеру с монархическими полномочиями, которому подчиняется светская власть. Но есть огромная разница: рахбары (верховные вожди) Ирана, начиная с аятоллы Хомейни – совершенно реальные люди, сильные лидеры, управляющие страной. А мавлави Ахундзада – человек, которого никто не видит и не слышит. Жив ли он вообще, неизвестно. Но он явно не управляет Талибаном. Его имя используется талибами как некий символ своей легитимности, и лидеры Талибана делают свои дела, не считаясь с этим символом. Такая система по определению неустойчива, чревата неожиданностями и внутренней борьбой.

Иностранные наблюдатели не напрасно с тревогой ожидали объявления списка правительства – затягивание с этим свидетельствовало о внутренней борьбе в верхушке Талибана. 3 сентября в Кабуле слышалась ожесточённая стрельба, и никто не поверил в заявление Талибана, что таким образом боевики праздновали победу в Панджшере. Талибы тогда сообщили, что «праздничный салют» унёс жизни 17 человек, и больше 40 получили ранения. Понятное дело, что стрельба в воздух к таким результатам привести не могла. В тот же день появились слухи, что бой на кабульских улицах связан с формированием правительства: боевики «Сети Хаккани» перестреливались со сторонниками бывшего «лица» Талибана Барадара и одолели их, причём сам Барадар, по неподтверждённым данным, получил ранение.

Ещё до столкновения 3 сентября в Афганистане поговаривали, что полевые командиры, к которым принадлежать Якуб и Хаккани, недовольны, что политикой талибского Афганистана будут ведать не воевавшие люди, в первую очередь Барадар.

Стрельба прекратилась 4 сентября, когда в Кабул прибыл глава ISI (Межведомственной разведки Пакистана) генерал-лейтенант Фаиз Хамид. Это ведомство сформировало Талибан в 1994 году, и во время его правления пыталось, с разной степенью успешности, управлять им. Ряд экспертов утверждает, что успехи Талибана летом 2021 года, завершившиеся установлением власти над всем Афганистаном, тоже были организованы ISI. Поскольку договориться о составе правительства талибам удалось только после визита Хамида, эти слухи кажутся правдоподобными.

Канонада в ночь с 3 на 4 сентября: то ли праздничный салют, то ли бой
Канонада в ночь с 3 на 4 сентября: то ли праздничный салют, то ли бой
Канонада в ночь с 3 на 4 сентября: то ли праздничный салют, то ли бой

При содействии Пакистана «Сеть Хаккани», экстремистская группировка, лишь формально входящая в Талибан, и имеющая тесные связи с ISI, Аль-Каидой и Исламским государством, одолела талибских традиционалистов, пытавшихся поставить во главе правительства Барадара.

За пределами Афганистана говорят, что судить о политике талибов намерены не по их словам, а по делам. И дела не замедлили проявиться. Сразу после опубликования состава правительства заместитель главы комиссии Талибана по культуре Ахмадулла Васик объявил о запрете женщинам заниматься спортом (показательно, что до столкновений 3 сентября и визита главы ISI тот же Васик заявлял, что женщины имеют право заниматься спортом).

8 сентября посол Норвегии в Иране Сигвальд Хауге сообщил, что боевики Талибана ворвались в норвежское посольство в Кабуле для того, чтобы… уничтожить запасы спиртного и детские книги. «Оружие, по-видимому, менее опасно», - написал Хауге в своём Twitter.

Самым громким «делом» талибов стало убийство Рухоллы Салеха, брата вице-президента Амруллы Салеха – одного из лидеров Пандшерского сопротивления. Рухолла направлялся в Кабул, был остановлен талибским патрулём, подвергнут пыткам и убит без суда и следствия. Показательно, что факт убийства талибы подтвердили, никак не прокомментировав тот факт, что оно совершено варварским способом. Удивляться тут нечему: талибы открыто угрожают убийством не только бывшим бойцам афганского спецназа, но и их семьям.

Блок-пост талибов
Блок-пост талибов
Блок-пост талибов

О других реальных делах Талибана сообщил представитель Фронта национального сопротивления Али Майсам Назари: по его словам, талибы изгнали из Панджшера тысячи человек. Представитель Ирана заявил, что талибы отключили в захваченных районах Панджшера электричество и воду, а также препятствуют подвозу продовольствия.

Талибан также потребовал от США и НАТО убрать из чёрных списков террористов и экстремистов членов своего правительства, поскольку это якобы нарушает достигнутые в Дохе соглашения. Т.е. по логике талибов, террорист, ставший министром, должен перестать считаться таковым.

Показательно, что первоначально Талибан назначил официальную инаугурацию правительства на 11 сентября. Разумеется, в мире это восприняли как демонстрацию преемственности к событиям 20-летней давности: мы, мол, победно завершаем 20-летнюю борьбу с американцами. Все словесные кривлянья любителей талибов в мире (такие, к сожалению, есть и на Западе, и в России) истолковать по-другому этот жест Талибана не в состоянии. Правда, потом талибы отказались от празднования 11 сентября, чем показали, что внутренняя борьба в движении ещё не закончена.

Роль Пакистана в Афганистане – сегодня самая важная тема. Нельзя исключить, что Пакистан специально провоцирует талибов на антизападные акции типа запрета женского спорта и вторжения в норвежское посольство – для того, чтобы остаться эксклюзивным партнёром Кабула. Поддержка талибов Пакистаном не вызывает сомнений: если сообщения об ударах пакистанских ВВС по позициям сторонников Ахмада Масуда в Панджшере не доказаны, то участие пакистанского спецназа в этих операциях, скорее всего, соответствует действительности. А использование талибами пакистанских БПЛА и электронных систем слежения сомнений не вызывают. Как и то, что сами талибы не способны ими управлять.

Пакистанский спецназ "Чёрные аисты"
Пакистанский спецназ "Чёрные аисты"
Пакистанский спецназ "Чёрные аисты"

Возможно, Пакистан и стоящий за ним Китай хотят полностью замкнуть Афганистан на себя. По непроверенной информации, Талибан пообещал Пакистану передать под контроль его ВВС авиабазу в Кандагаре, а крупнейшую в стране авиабазу в Баграме – Китаю, ближайшему союзнику Исламабада. Если это правда, Пакистан и Китай будут нести ответственность за то, что вытворяют талибы.

Есть большие сомнения в том, что Исламабад, даже с помощью могучего Китая, сможет долго держать под контролем талибов. 3-4 сентября, устраняя «гражданское» крыло движение во главе с Барадаром, объединились две основные группировки внутри Талибана – «Сеть Хаккани», контролирующая столицу, и отряды муллы Якуба, обосновавшиеся в Кандагаре. Но напряжённость между ними сохраняется: если люди нынешнего министра обороны – пуштунские националисты, нацеленные на строительство исламского общества (как они его понимают) в Афганистане, «Сеть Хаккани», связанная с международными террористическими организациями, опасна возможными акциями за пределами страны.

Боевики "Сети Хаккани" в Кабуле
Боевики "Сети Хаккани" в Кабуле
Боевики "Сети Хаккани" в Кабуле

Пакистанская ISI манипулирует обеими группировками, но в случае конфликта между Якубом и Хаккани, ей придётся делать между ними выбор. У Талибана теперь нет выбора, кроме как ориентироваться на Пакистан, но это не значит, что это удержит талибов от несогласованных с пакистанцами действий. Теракт 11 сентября 2001 года и вообще «дружбу» с Аль-Каидой Пакистан совсем не одобрял, но Талибан сделал по-своему. С какой стати теперь, после «победы» над США (а талибы, в силу низкого культурного уровня, действительно верят в свою победу), Талибану быть гибче и прагматичнее? Скорее, наоборот, иллюзорная победа придала им самоуверенности (что показывает отстранение Барадара и разрыв с его политической линией).

***

Талибан показал своё истинное лицо. И оно оказалось столь страшным, что теперь на Западе рассуждают не о том, признавать ли правительство талибов, а о том, стоит ли вообще поддерживать с ним хоть какие-то контакты с Афганистаном.

Когда в 1979 году в Иране пришло к власти шиитское духовенство, некоторые СМИ окрестили его «режимом бешеных мулл». Так же иногда называли в режим талибов в Афганистане в 1996-2001 годах, особенно после того, как стало известно о жестокостях, творимых боевиками движения. Теперь к власти в этой стране вернулись те же люди, которые 20 лет назад сеяли ужас в Афганистане. Большинство из них – муллы, и старое определение «бешеные муллы» им вполне подходит.