Дневник жизни дзен храма "У Вэй" Китай (602)

26 November 2019

- Я заметила, - обратилась послушница храма У Вэй к голландцу афганского происхождения Фариду, - Тебе интересно собирать истории и судьбы других людей, ты много рассказываешь о других, о тех, с кем встречался, о ком читал, похоже, это занимает почти все твои мысли. А ты самим собой интересуешься? Есть время на самого себя обратить внимание? – улыбнулась послушница.

- Ну так я и приехал сюда повзрослеть, как раз самим собой заняться как в физическом, так и в моральном плане, а истории других людей помогают мне узнать жизнь. Разве не так это работает?

- Расскажи, как прошло тогда твое голодание.

-Оказалось не так тяжело. В первый день вообще легко было. И потом, на 4-й - 5-й день вообще не было чувства голода. Мне понравилось. И сознание не терял, но помнил, что, если станет очень плохо, если голова будет сильно кружиться, то надо прекращать, я это в книжке прочел, из-за которой решил голодать.

Правда потом, когда спустился в Дали из храма и начал есть, мне хотелось много мяса. Я даже искал ресторан, в котором прямо передо мной курицу зарежут, или еще какое животное, мне было все равно, просто хотелось это увидеть. Но, правда, не нашел такого, а просто ел в разных местах разное мясо. И в Макдоналдсе бургеры. А потом у меня три дня очень болел живот, и был сильный понос. Я не ожидал такого. Спать не мог.

- А в книге не написано было, что из голодания надо выходить постепенно, не обжираться сразу? – удивленно спросила послушница.

-Да, что-то такое было, вроде, но я не думал, что это так серьезно.

-Ты никогда не слышал истории, что во время войны, когда люди голодали, если их потом сразу начинали закармливать, то некоторые умирали?

-Кажется что-то слышал такое, но не думал, что это ко мне может относиться. Не война ведь все-таки.

Послушница шла молча какое-то время.

- Зато теперь знаешь. Хорошо, что не помер в этот раз, следующий раз не будешь так набрасываться на еду после голодания.

- Да, теперь знаю. Кстати про голод, мой дед из Афганистана убегал в СССР, в Казахстан, и рассказывал, что там был такой голод, что все ели траву. Жуть конечно, что было, я вот сейчас читаю «Архипелаг Гулаг», тяжело идет, но я стараюсь.

- Ого. Откуда такой выбор?

- Я думал, что у меня жизнь тяжелая, но я все равно решил не сдаваться, начать помогать людям. И вот решил почитать про тех, у кого действительно была тяжелая жизнь, а они даже в тех условиях находили силы помогать другим, что же говорить обо мне и моей жизни в Амстердаме. Я надеюсь меня эта книга вдохновит изменяться к лучшему и помогать другим.

О, вспомнил, мы сидели с Бабаком во дворике храма, читали свои книги, у меня «Архипелаг Гулаг» Солженицына, а у него «Дни Восстания» Марии Алехиной из Пуси Раят, о том, как она в тюрьме сидела. Мимо проходила группа туристов, скорее всего семья – отец, мать и два сына подростка. Мы тогда о чем-то разговорились с Бабаком, книжки закрытыми лежали, вверх обложками, так эти туристы, наверное, русские были, так опешили, стали между собой громко говорить, на книги показывали. Вот удивились наверное - мы с Бабаком два явно мусульманских мужчины, Бабак еще и с бородой такой, сидим, в буддийском храме на фарси болтаем, а на коленях книги про Гулаг и Российскую тюрьму.

- Да, сюрреалистичненко! – заулыбалась послушница, представив себе эту сцену.

Над ними в чистом небе парила большая птица.

-Ух ты! Это орел? – глядя вверх спросил Фарид.

- Я точно не могу определить, но знаю, что тут много разных птиц-охотников, и орлы, и всякие ястребы, соколы, часто вижу. И над горами, и даже над старым городом иногда парят. Бывает и парами, а однажды видела 6 птиц вместе кругами летали.

-Ничего себе! Я слышал, во всем Афганистане всего орлов 20 живет, большая редкость, а тут оказывается почти каждый день можно увидеть. Надо чаще в небо смотреть!

О, знаешь, жизнь в храме точно что-то во мне меняет, и, наверное, в разных аспектах, я недавно заметил, что как-то по-другому стал видеть цвета, и цветы. Как-то ярче что ли. Очень необычно, не ожидал таких изменений!