У Вэй Чжен Дао (78)

Дневник жизни дзен храма У Вэй (Китай)
Дневник жизни дзен храма У Вэй (Китай)

Большинство религиозных людей считают храмовые церемонии священными, но в свете чань(дзен) все церемонии - это технические действия, помогающие в структурировании внутренних и внешних процессов. Которые необходимы для поддержания ритмов жизни обитателей храма, и предоставляют удобный способ тренировать сознание пребывать в состоянии покоя.

Но бывают и великолепнейшие церемонии, проводимые во время буддийских фестивалей, поражающие роскошью, торжественностью и многомесячной подготовкой. Грандиозность церемонии - дань древним индийским и китайским традициям - в современном Китае, как и во времена императоров, присутствие высокопоставленных особ непременное условие легитимности мероприятия.

Религиозную деятельность курируют партийные чиновники местного, городского, регионального, провинциального и государственного уровней, многие из которых приглашаются на важные храмовые мероприятия.

Каким 15 декабря 2015 года было «Открытие статуй Будд храмового комплекса на утесе ГэЛао», совмещенное с началом ежегодного фестиваля Воды и Земли, а также уникальнейшего события - принятие высшего сана настоятелем храма У Вэй, присуждение титула 大和尚 «Большой Монах», титул, «выше которого только Будда», - как сказал один из послушников.

Оба храмовых комплекса - У Вэй и на утесе ГэЛао были полны народу, на мероприятие съехались сотни монахов, учеников шифу и местных жителей. Уже за неделю до события все бурлило в предвкушении, чистилось от строительной пыли, проводилось электричество в места, где обычно его не использовали, все украшалось букетами, лентами, стягами, фонарями, красными растяжками с надписями, и огромными надувными арками, которые в Китае были очень популярны.

В кухне, в галерее у её входа, во внутреннем дворике, в беседке творилась упорядоченная неразбериха, продукты с рынка подвозили мешками, туда-сюда сновали сотни людей, эта часть храма стала походить на рыночную площадь небольшого городка. Но похожий на гнома монах Син Дэ, проводивший в У Вэй сы уже третий фестиваль Воды и Земли, справлялся с ситуацией безупречно, он четко дирижировал галдящими кухарками, нависающими над ним как стая кудахтающих куриц над цыпленком, одетым в синие нарукавники и длинный фартук, почти достающий до его монашеских желтых тапок.

Эта часть храма, всегда немного шумноватая, на период проведения фестивалей становилась такой суматошной, что заходить туда ничего не понимающему иностранцу было невыносимо. Но китайской душе мило это 热闹 (же нао) - «оживленно», хотя точнее можно понять этот термин, зная, что он состоит из иероглифов «жарко» и «шумно». В кухонно-столовой части У Вэй сы было так невероятно жарко-шумно, что на время забывалось что находишься в отдаленном лесном храме в середине декабря.

Но главные события происходили все же не в кухне, и оформлены они были сногсшибательно, основным декоративным элементом фестиваля, поразившим собравшихся, был оранжево-желтый ковер из лепестков живых цветов, которым утром в день торжества оказались усыпаны все места прохождения процессии: начиная от парковки храма У Вэй, затем лестница, ведущая к воротам, вся площадь перед воротами, ступени, внутренний двор, проход в главных двор, сам главный двор, ступени к основному залу, и зал внутри. А также главный зал, двор, лестницы на утесе ГэЛао и площадь перед скульптурным изображением Будд, где проходило основное мероприятие открытия.

Цвет лепестков оранжевых бархатцев почти совпадал с тоном монашеского одеяния, и создавалось впечатление, что монахи вырастали из земли и были одним целым с окружающим. На торжественные мероприятия в Китае обычно используется красное ковровое покрытие, и эта удивительная идея с живыми цветами, застилающими все пространство, восхитила присутствующих, толпа охала от восторга и не могла перестать фотографировать.

По всему храму стоял невероятный цветочный аромат, многие видели такую красоту впервые в жизни и не могли поверить в реальность происходящего, ощущая высочайшую сакральность церемонии.

- Как в кино! -шептались ошеломленные деревенские жители.

- Как в историях про небесные дворцы! – вторили другие.