У Вэй Чжен Дао (81)

Дневник жизни дзен храма У Вэй (Китай)
Дневник жизни дзен храма У Вэй (Китай)

Бывало иностранцы называли У Вэй сы «шаолиньским храмом», потому что слышали, что тут преподают шаолиньское кунг фу. Это и так, и не так.

В исторических хрониках храма У Вэй сы говорится, что некоторые монахи, становившиеся его настоятелями, приходили из храма Шаолинь, и формы кунг фу, которые практикуют в У Вэй сы можно назвать «шаолиньскими». Однако, в настоящий момент, это название уже не используется, а говорится, что в храме занимаются «У Вэй кунг фу» и «У Вэй тай цзи».

Основные дисциплины, которыми обучали монахов, сформировывались постепенно и этот набор предметов оставался в дзен монастырях неизменным до начала ХХ в., а в некоторых и до сих пор. Курс обучения состоял из четырех основных разделов.

Первый – буддизм, представлял собой изучение основных буддийских уложений и канонов, монастырских правил, основ медитативной практики, созерцания и церемоний. Второй раздел – боевой, включал практику боевых искусств, методы поддержания физического здоровья, верховую езду. Третий раздел – медицинские знания, это основы массажа, использование и составление лечебных бальзамов, отваров, мазей, применение в медицинской практике ядов, минералов, внутренностей животных. Нередко во время тренировки монахи получали серьезные травмы, и для врачевания были разработаны тысячи различных рецептов. Четвертый раздел «гражданские науки» предусматривал занятия каллиграфией, стихосложением, изучение литературы, живописи, а также Дао Чая.

До сих пор одной из высших похвал в устах шаолиньских монахов является фраза: «Человек, искушенный в четырех дисциплинах».

Все это изучалось и в храме У Вэй сы, и дошло до наших дней, в гражданские науки добавляется еще культура выращивания орхидей - разведением которых уделялось большое внимание в этом регионе много веков, и составляло часть необходимых навыков, которыми владели и простые монахи, и члены императорского двора, и сама коронованная особа.

Представляя храм и его историю впервые прибывшим гостям, настоятель говорил, что У Вэй сы передает из поколения в поколение «Четыре Культуры»: чань, ушу, медицина, орхидеи. Но иностранцы, в силу краткосрочности пребывания в храме и не знания китайского языка, могли прикоснутся лишь к ушу. И рассказывая об У Вэй сы они называли его шаолиньским храмом, рекомендовав посетить эту кунг фу школу, не ведая об остальных сторонах жизни и традиции У Вэй.

Но в любом случае у людей со всего мира появлялась возможность окунуться в самую сердцевину китайской культуры, и испытать на себе некоторые её воспитательные принципы не привычные им.

На востоке занятия проходят так, чтобы на них достигалось безусловное овладение формами. Основополагающие этапы занятий: введение, повторение, повторение повторения, и повторение повторения на более высоком уровне. Это касается особенно овладения искусствами, основанными на древних традициях, в которые входят боевые искусства, так же, как и каллиграфия, и чайная церемония.

Введение, предъявление образца, подражание - фундаментальные принципы отношений учитель-ученик. Занимаясь делом мастера ведут себя так, словно вокруг никого нет, учитель редко удостаивает ученика взглядом, и еще реже словом.

Уже с момента подготовки, например, при занятии каллиграфии - в приготовлении туши и кистей, раскладывание бумаги, хорошо видно, что мастер пребывает в определенном состоянии сознания, окунается в процесс созидания и придания формы, все действия производятся сосредоточенно спокойно.

В каждом движении придерживаясь дошедших из глубины веков обычаев, но и по собственному опыту зная, что подготовка к работе — это важный настрой. Благодаря созерцательному покою, с которым он вершит работу, появляются определяющие успех его дела расслабленность и уравновешенность всех его сил, собранность и присутствие духа. Не имея никаких намерений он погружен в свое дело, приближается момент, когда то, что он делает осуществляется как бы само по себе.

Западные люди пренебрежительно называют это «китайскими церемониями», считая излишними, не понимая суть и значения этого важнейшего процесса, не догадываясь, что внимательное наблюдение за этими действиями - за этим церемониалом, дает ученику намного больше понимания, чем объясняющие слова. Ему приходит осознавание, что необходимого духовного настроя человек достигает, если подготовка и созидание, ремесленное и художественное, материальное и идеальное - состояние и предмет - плавно перетекают одно в другое.

Бывает, что ученика движет вперед лишь вера в учителя, если он уже способен увидеть, как мастер в состоянии чань «подобен молнии из облака всеобъемлющей Истины», которая существует в свободе его духа, и снова и снова встречается с ней как со своей изначальной и безымянной сущностью, и истина принимает для него - а через него и для других - тысячи форм и образов.

Но несмотря на поразительную дисциплину, которую ученик соблюдает терпеливо и без какого-либо протеста, ему еще предстоит много практики, прежде чем состояние чань станет его основой, поддерживая во всем на пути приобретения высшей свободы как глубочайшей необходимости. Иногда для этого требовались годы и десятилетия.