Как отмечали Новый год в Школах благородных девиц

5 January 2019
A full set of statistics will be available when the publication has over 100 views.

Образование в школах благородных девиц было действительно элитарным (перед революцией таких школ насчитывалось около 40-ка). Это означало, что девушки подчинялись строгой дисциплине и очень много работали. Праздников ждали они особенно сильно.

Девочки круглогодично просыпались в семь утра в холодной спальне-общежитии, быстро одевались, умывались ледяной водой и спешили на завтрак. Уроки, легкий обед, чтение, короткая прогулка, скудный ужин, молитва, Сон... И так каждый день. Из-за такого каждодневного однообразия торжества становились долгожданнее. Правила предписывали, за исключением крайних случаев, не отпускать учеников домой. Поэтому все праздники отмечались в стенах школы.

По данным культуры Российской Федерации, самыми ожидаемыми были зимние — Рождество, Святки, Новый год.

Наряды к праздникам готовились заранее. Принарядится - для девушек было редким удовольствием. Весь год они ходили в одних и тех же форменных платьях, и прически у них были одинаковые. Девушки говорили, что волосы у них «прилизаны, как у коров». В школах было положено одеваться и причесываться самостоятельно, без горничных, в облике культивировалась простота. А под Новый год разрешалось, как тогда выражались,«костюмироваться». Девочки продумывали и шили наряды сами: костюмы цветочниц и китаянок,цветков и бабочек , джигитов и цыганок. Родственники и классные дамы закупали все необходимые материалы для шитья. И работа начиналась.

Карнавальный костюм должен был быть недорогим. Эффект был достигнут фантазией и усердием. Девочки побогаче порой пытались принарядиться попышнее. Но порядки школы этого не разрешали: как-то дочь донского казацкого атамана на празднике появилась в роскошном костюме турчанки, украшенном бриллиантами.

Кроме костюмов, девушки по старше сами делали новогодние украшения. По традиции в каждом общежитии устанавливали свою ёлку, а классы соревновались, стараясь украсить её более нарядно. В лазарете установили особенную ёлку.

В конце декабря наряжались елки, и свечи на них зажигали минимум на неделю. В некоторых школах в конце века появилась новинка — электрическое освещение, тогда ёлки стали украшать лампами.

Классные дамы ёлку наряжали для младших классов. Описание такого вечера можно прочитать в рассказах Лидии Чарской, которая училась в Санкт-Петербургском Павловском Институте. Она рассказывала, как вечером девушки, увядая от ожидания чудесного, вели к большим дверям главного зала.

Под звуки рояля тяжелые створки распахивались, и перед восхищенными взглядами являлась огромная, под потолок, ёлка, сияющая множеством огней. На ветках висели позолоченные бонбоньерки, мандарины,орехи, яблоки, самодельные игрушки. Старшие девочки наряжались и надевали маски в новогоднюю ночь. В ту ночь они были относительно свободны — в их распоряжении была вся школа. Обычно такие заведения располагались в старинных дворцах, с высокими потолками, длинными коридорами, множеством комнат, соединенных переходами.

В течение года девочкам разрешалось передвигаться только в ограниченном количестве комнат: между общежитиями, классами и столовой, а затем только в оговоренное время. Теперь они могли бегать по коридорам, заглядывать в самые потаенные уголки, играть в прятки в недоступных местах. Прячась под масками, девушки высмеивали окружающих, порой довольно рискованных. Но в канун Нового года это было разрешено.

Большой радостью была вкусная еда. Обычно в школах они никогда не ели достаточно. Чаще всего, их стол был скудным и не слишком разнообразным. В воспоминаниях постоянно всплывает, как им все время хотелось есть. Перед танцем - легкий бульон с пирожками, а затем жареная птица, телятина, гуси, пирожные. Они пили шоколад, а то и прямо в общежитиях перед сном, в нарушение всех запретов, наслаждались присланными вкусностями.

Местная знать почитала долгом посылать подарки девушкам на праздники, даже если среди них не было родственников, - все знали, сколько там сирот и детей, у которых родители не имели достатка. Некоторые дети никогда не получали подарков из дома! Благотворители присылали корзины со сладостями, паштетами, цукатами, булочками, орехами, марципанами. Девочки делили лакомства между собой.

Приближалось Рождество. Нарядные и притихшие девочки ходили в церковь. После торжественной службы священник объяснял им значение праздника. Пел хор.

Музыке в учебной программе всегда отводилось очень важное место, а хоры учеников часто заслуживали похвалы профессиональных музыкантов.

В 1860-х годах, спустя столетие после основания таких школ, ученикам разрешали съездить домой на каникулы. Теперь в праздничные дни школы постепенно утихали и становились пустыми. Но всегда оставалось много тех, кому некуда было ехать, в основном это были сироты, или те, кто далеко жил и тяжело было добираться. Для оставшихся наряжалась ёлка.

В праздничные дни разрешалось вставали поздно — в половине десятого утра. Ходили в церковь, на прогулки, читали, играли, собирались в кружок и рассказывали друг другу страшные истории, которые передавались им по наследству от прежних поколений. Устраивались экскурсии, их возили в театр и цирк. В начале ХХ века кинематограф проник и в женские школы — так появились и киносеансы.

Столь характерное для традиционного общества противопоставление будней и праздников с особенной силой проявлялось в женских закрытых школах. Мало кто мог так, как эти девушки, ощутить радость праздника. Все познается в сравнении, и в долгой череде однообразных будней особенно радостными и запоминающими.