Когда право требования морального вреда можно наследовать

Марина Ветрова обратилась в Верховный суд РФ с заявлением о замене истца правопреемником в кассационном производстве. До этого нижестоящий суд отказал ей в возможности получить компенсацию морального вреда вместо матери.

В 2016 году Сакский районный суд республики Крым обязал Петра Ишутова и Вадима Солвьева выплатить Евгении Ридовой по 250 000 руб. компенсации морального вреда, причинённого преступлением (что за преступление - в акте ВС не указано). В 2017-м  Верховный суд Крыма уменьшил  размер компенсации до 100 000 руб. с каждого.

Вскоре Ридова умерла. Её дочь Марина Ветрова обратилась в Верховный суд Крыма с заявлением о замене на правопреемника - она хотела вступить в дело вместо матери. Но Крымский ВС прекратил производство по делу, потому что "спорные правоотношения не входят в наследство и не допускают правопреемства".  Требования о компенсации морального вреда, которые заявила Ридова, носят личный характер, объяснил ВС Крыма. Петрова обжаловала это решение в Верховный суд РФ.

Гражданская коллегия ВС РФ решила, что жалоба подлежит удовлетворению, потому что нижестоящая инстанция допустил нарушения. Если истцу присуждена компенсация морального вреда, но он не успел получить её при жизни, то эти деньги переходят в состав наследства и могут быть получены наследниками, говорится в определении № 127-КГ18-33 (п. 2 Обзора судебной практики ВС за первый квартал 2000 года, п. 14 постановления Пленума ВС от 29 мая 2012 г. № 9 «О судебной практике по делам о наследовании»). Поэтому судебная коллегия по гражданским делам ВС отменила постановления ВС республики Крым и направила дело туда на новое рассмотрение.