Брошенный

16 February

На обочине дороги лежал пёс. Лежал, скрестив некогда сильные передние лапы, а сейчас не очень послушные из-за постоянного чувства голода и усталости. Некогда сильное, мускулистое тело, безвольно лежало на грязной земле. Ребра буквально просвечивали сквозь свалявшуюся шерсть. Настороженный взгляд загноившихся глаз внимательно провожал редких прохожих.

Людям он перестал доверять уже давно. Был неудачный опыт, когда его ещё щенком выкинули на улицу за испорченную обувь. Старые тапочки оказались важнее его собачьей судьбы.

Как ни странно, но он выжил на улице. Помогла колоссальная воля к жизни. Но сейчас у него не осталось сил. Он бы и рад побороться, но желание жить куда-то исчезло. Хотелось лишь лежать и ничего не делать. К сожалению, и этого последнего удовольствия его лишили.

На прогулку вывели крепкого, упитанного пса. Бойцовской породы зверь, натягивая поводок, тут же устремился к обессилевшему собрату. Грозно рыча и оскалив пасть, он подошёл и остановился в метре от него, как будто ждал команды фас.

– Ну вот и всё, – безразлично подумал пёс. Сейчас всё и закончится.

Но врождённая гордость не позволила принять свою участь лёжа.

Из последних сил он встал на дрожащие лапы и оскалился.

Прижав уши, он ждал развязки. Соперник не нападал. И это ожидание выматывало его, и так ослабевшее, тело.

И вдруг почувствовал, как заслоняя его от неприятеля, перед ним встал маленький человечек. Размахивая руками и громко говоря что-то. Он его закрыл собой. И пёс, окончательно обессилев, рухнул на землю.

Он уже не чувствовал, как чьи-то руки подняли его и куда-то понесли. Пришел в себя он в уже в теплой квартире, на мягкой лежанке.

Рядом с ним стояли миски с водой и вкусно пахнущим кормом.

Он с удовольствием поел и запил водичкой. Предательская слабость нехотя отступала и он, наслаждаясь теплом и чувством покоя, впервые в жизни спокойно заснул.

Сквозь сон он чувствовал, как кто-то гладит его по голове. И это было так приятно, что просыпаться не хотелось.