Инфильтрат, или Записки о российской украинской культуре 2017 года

Культура - как армия: не хочешь подать руку своей - тебя оседлает чужая.
Культура - как армия: не хочешь подать руку своей - тебя оседлает чужая.
Культура - как армия: не хочешь подать руку своей - тебя оседлает чужая.

30 августа лишь недавно приступившая к своим обязанностям корреспондентка российского «Первого канала» Анна Курбатова была задержана в Киеве за «антиукраинскую деятельность» и немедленно выдворена с территории Украины с трёхлетним запретом на возвращение.

28 августа ушедший с «Первого канала» телеведущий Андрей Малахов дебютировал на «России-2» в программе «Прямой эфир», уже в который раз посвящённой перипетиям судьбы Марии Максаковой.

Перед этим 24 августа Анна Курбатова сделала не слишком почтительный репортаж о праздновании Дня Независимости Украины, а Мария Максакова выступила на «майдане Незалежности» с ораторией «Славься, Украина». Украинские порнопропагандисты по поводу последнего, разумеется, принялись выжимать из себя заголовки вроде «Россияне в ужасе», но россияне нечего такого не замечали до малаховского интервью, а выводов кроме «Противно!» или «Тьфу на неё!» не сделали и дальше.

22 августа на основании ранее возбуждённого дела о хищении госсредств в особо крупном размере был арестован (вслед за своими сотрудниками) режиссёр Кирилл Серебренников. За режиссёра немедленно «поручились» всяческие «мастера культуры» всех возрастов и калибров – и при этом почти всех эстетических и общественных пристрастий. Высказавшихся о том, что не следует препятствовать следствию, было немного. Европейские коллеги российских «мастеров культуры» тут же взялись за сбор подписей в поддержку «диссидента» Серебренникова, который до последнего времени беспрепятственно экспериментировал за счёт государственных ресурсов, дойдя до Большого театра – где его шествие пока завершилось июльской отменой премьеры балета «Нуреев».

Серебренников известен своей весьма специфической эстетикой, не претендующей на широкую популярность, и общественной позицией, которую принято характеризовать как либеральную. При этом «вписываются» за него сверхпопулярные в разных слоях народа артисты высоких и низких жанров. А серьёзнейшие генералы от культуры, отнюдь не претендующие прослыть на Западе почём зря «диссидентами», высказывают, самое меньшее, надежду, что дело это как-нибудь «прояснится». Удивительным образом Серебренников оказался виновен лишь перед сайтом «Крым. Реалии» (очередного отростка от куста экс-радио «Свобода»). По мнению засевшего в виртуальном украинском «Крыму» Виталия Портникова, одного из ключевых майданных журналистов, Серебренников виноват уж тем, что недостаточно громко возмущался российским «неофашизмом».

К слову, для российской либеральной аудитории Портников – такой же свой, как, положим, Сергей Пархоменко. Аудитория воспринимает его как одного из «наших людей с хорошими лицами», борющихся за «вашу и нашу свободу». При этом понятно, что Портников и ему подобные думают о России, если и Серебренников показался ему виноватым недостаточной лояльностью к Украине.

Откуда же в артистической и медийной России такое почти единомыслие в отношении Серебренникова? Дело не только в сектантском характере российского либерализма и в либеральных взглядах значительной части «мастеров культуры». Повторимся, требуют «руки прочь» отнюдь не только завзятые либералы. Однако под удар – подчеркнём – антикоррупционного расследования попал человек, явно обладающий не только и не столько творческим авторитетом, сколько authority – в англоязычном смысле. Обладающий властью, занимая важное и едва ли не центральное место сразу в нескольких сетях, официальных и неофициальных, охватывающих московский и российский театральный мир. Выражаясь сегодняшним техническим языком, «сидящий на хабе», а также «на потоках». Пойти не то что против такой «княгини Марьи Алексевны», но даже перпендикулярно ей не осмелятся и куда менее легковесные и внушаемые люди, нежели многие из хвалёных «мастеров».

Не обращать особого внимания на подобного рода теневую власть – всё равно, что соглашаться с ультраукраинствующим ресурсом: мол, не так уж громко высказывался серый кардинал театральной Москвы о том, что сейчас требуется в приказном порядке от «приличных людей». Требуется государством, которое ведёт против России серую войну.

И государство это имеет в России гораздо больший авторитет, чем кажется не только его идейным неприятелям, но и сторонникам, уверенным в невероятной густоте «атмосферы ненависти», согласованно производимой «русским миром».

Какая там «атмосфера ненависти»! Различные должностные лица Украины в должностях уровня генерал-полковника – генерала армии то и дело выступают с заявлениями о том, как Украина вернёт утраченные (в ходе русского восстания) территории, зачистит на них весь этот ненавистный «русский мир» (читай – русских), а дальше, глядишь, примет с «мировым сообществом» участие в перекройке России. В «атмосфере ненависти» от человека наподобие Серебренникова (отец – украинский еврей, мать – украинка, взгляды – известные, круг общения – очевиден) естественным образом потребовали бы лояльности. Не к Украине – к России. И уж никто не позволил бы такому человеку и дальше наращивать влияние и контролировать ресурсы в таких масштабах. Свой бизнес – пожалуйста (под присмотром), но чтобы заведомо «не нашему человеку» давали «рулить» государственными ресурсами в культуре – увольте.

Накануне «Дня Незалежности» петербургский «5 канал» в очередной раз демонстрирует «Грозовые ворота» – военный сериал с украинским актёром Анатолием Пашининым в главной роли. Одновременно Анатолий Пашинин (ещё в 2014 г. объявивший о поддержке майдана и АТО) появляется перед украинскими журналистами, повествующими, что теперь он и сам участвует в АТО (в начальном звании героя).

Сколько таких пашининых обоего пола, причём не только в актёрском качестве, но и на более хлебных должностях, по-прежнему крутится в российском кино и телевидении, переделывая под себя саму социальную среду?

Что вообще происходит «в атмосфере ненависти» на российском телевидении, где нескольких нарочито упёртых и вроде бы комичных украинских персонажей ещё не позваны разве что в «Спокойной ночи, малыши»? Есть сведения, что они неплохо зарабатывают на своём шоуменстве, создавая образ неприятной, зато придурковатой и почти безобидной майданной Украины. «Хе-хе, кастрюли!» Вот только стреляют герои пашинины по-настоящему и по русским. И останавливаться на нынешних целях не намерены.

На кастинг ВГТРК.
На кастинг ВГТРК.
На кастинг ВГТРК.

Как не намерен отказываться от своих требований раздраконить Россию другой популярнейший телеперсонаж 2017 года – политолог Александр Сытин, вплоть до второго майдана трудившийся в РИСИ, организации, созданной при СВР и затем перешедшей на баланс АП. Можно понять, зачем теперь его держат на российском ТВ – нужно же кому-то работать в амплуа Новодворской в брюках. Но каким образом Сытин – буквально от майдана до майдана – проработал в РИСИ, занимаясь именно украинским направлением? И что происходит в российских учреждениях с более статской и более либеральной репутацией, от МГИМО до ВШЭ? И не возмутительна ли ситуация, когда, например, серьёзные учёные попросту не могут пробиться на российское ТВ, чтобы рассказать не только о своих нуждах, но и о своих достижениях, а «небратья» из обоймы неплохо зарабатывают (отнюдь не только популярность), на протяжении сотен эфирных часов изображая «врагов вообще». «Скакунчик! Ты богат. Профессор! Ты убог. К несчастью, голова в почтеньи меньше ног».

По российским хит-парадам тем временем вверх-вниз, подолгу задерживаясь на первых местах, гуляют украинские группы (разумеется, лояльные нынешнему украинскому государству), а также другие гости из солнечного ближнего зарубежья – и не факт, что не сторонники майдана и АТО. Разумеется, в засилье на российской поп-сцене украинцев виновны, прежде всего, хозяева российского шоу-бизнеса. В 1990-е, да и в 2000-е годы в России существовала, быть может, низкопробная, но по-своему эффективная, работавшая поп-музыка. В 2010-е движение почти прекратилось. (Обойдём вопрос, что происходит на рынке гламурного R’n’B – мы не армяне и, тем более, не таты, чтобы в этом разобраться). «Молодых артистов» на российской эстраде вновь изображают номенклатурные люди, давно уже вышедшие из комсомольского возраста. Впрочем, предназначена эта эстрада для людей возраста предпенсионного и старше, смотрящих телевизор. А для молодёжи есть разнообразная Нероссия, где существует настоящий шоу-бизнес и вообще настоящая жизнь. И слово «Неросiя» всё чаще пишется по украинской орфографии.

Что ж, инфильтрация в органы власти, культуру, прессу – давний метод украинских самостийников. Но сейчас порою кажется, что, проглодав в труху всё русское на юго-востоке Украины, очередную антирусскую украинскую революцию они готовят уже в России. Во всяком случае, им самим кажется где-то так.

Конечно, не стоит уподобляться нынешним украинским блюстителям идейности и госбезопасности – с порнографической пропагандой, советской провинциальной перецензуровкой, бравым доносительством и расчётом на то, что в отсутствие русской конкуренции графоманские вирши станут мировыми шедеврами, кавуны повырастут до крыш, а в интернете фотографии украинских подсолнухов побьют популярность лиловой лаванды. Тем более что в России довольно и своих желающих вытеснять неприятные мысли умилением перед подсолнухами. А ситуация в России давно уже складывается слишком странная даже для странной войны, которая – по украинскому мнению – идёт несомненно и должна продолжаться до украинской победы.