Боль, холод, голод и покой.

Такая боль, не можешь ты представить. Как больно мне все вспоминать во сне.
Но все ж стонать меня ты не заставишь.
Я губы сжал, чтоб не сказать тебе.
Что я страдаю, как страдает узник.
Не сможет он понять и не поймет.
Ведь он сидит, он не виновен.
Такая боль, не можешь ты представить. Как больно мне все вспоминать во сне. Но все ж стонать меня ты не заставишь. Я губы сжал, чтоб не сказать тебе. Что я страдаю, как страдает узник. Не сможет он понять и не поймет. Ведь он сидит, он не виновен.
Он не поймет весь свой кошмарный сон. Страдаю я, уж кровь из губ сочится.
Я губы прикусил, чтоб сдержать свой стон.
Уж думаю, что все это мне снится.
Но на яву все это и не сон.
Я чувствую соленый привкус крови.
Все раны, что опухли и болят.
Он не поймет весь свой кошмарный сон. Страдаю я, уж кровь из губ сочится. Я губы прикусил, чтоб сдержать свой стон. Уж думаю, что все это мне снится. Но на яву все это и не сон. Я чувствую соленый привкус крови. Все раны, что опухли и болят.
От боли и страшной дергаются брови. И мысли смерти в вышине парят.
Но я держусь, считаю я секунды.
Ведь смерти нет, есть только боль.
От боли и страшной дергаются брови. И мысли смерти в вышине парят. Но я держусь, считаю я секунды. Ведь смерти нет, есть только боль.