Измена сквозь пальцы 25

Молчание затянулось. Что ответить мужчине, когда он говорит такие слова? Сережа, кажется, сам все понял.

-Кира, мои слова ни к чему тебя не обязывают. Я знаю твою историю, Люба рассказала. Понимаю. Точнее нет, не понимаю! Извини, но твой муж идиот, кроме того , что сволочь и предатель, - он осторожно взял мою руку, - Извини, если что не так сказал.

-Сережа, да все так, -я, наконец отмерла, - Насчет мужа ты прав. Но я себя сейчас не понимаю. Почему я терпела все эти издевательства? Боялась его потерять, любила...Ну вот и дождалась, что он меня просто выкинул, - боль резанула острым лезвием, слезы закапали.

-Кира, Кира, не вини себя ни в чем. Ты удивительная, - налил мне Любиной наливки, - Давай немного, чтобы все было хорошо.

Я пригубила настойку, встала и подошла к камину. Сергей тоже поднялся, но пошел к окну. Гроза не утихала, ливень грозил затопить все вокруг. Как же мы назад поедем?

-Сереж, а кто камин этот сложил? Очень красиво и зимой, наверное, от него весь дом обогреть можно?

-Это умелец наш местный, дядя Гриша. Легендарная личность, печник, мастер - золотые руки, но пошутить любит, - отвернулся от окна, - Показалось, что как-будто фары в лесу мигали. Кира, садись в кресло, я сейчас чай заварю.

-Сережь, про печника расскажи, - наш разговор вернулся в прежнее русло, моя минутная слабость прошла, воспоминания о муже спрятались и непринужденность вернулась. Снова стало спокойно, за окном буря, а здесь так уютно, трещат березовые поленья, горят свечи, Волк спит на коврике и мужчина, такой сильный и уверенный, заваривает чай.

-Клал он как-то печь и договор с хозяевами был, что пока работает, его кормить будут. А хозяйка жадновата оказалась, на стол одну картошку ставила. Дядя Гриша взял и вмазал в трубу две пустые не заткнутые бутылки по самые горлышки. Стали говорить хозяева: «Все бы хорошо, да кто-то свистит в трубе — страшно жить». Пригласили его назад, посмотреть, а он говорит «Поправить можно, только меньше десятки не возьму». Сделал, но, вместо бутылок, положил гусиных перьев, потому что, кроме еды он и полного расчета не получил. Свист прекратился, но кто-то стал охать да вздыхать. Хозяева опять к нему, отдали все, что должны были, вот тогда он все исправил.

Волк вдруг вскочил и прижал уши, а мы услышали стук в дверь. Сергей пошел открывать, а мне стало жутко, страх сковал, не могла даже с кресла встать.

-Проходите, Волк спокойно, - Сережа кого-то приглашал, голос был спокойный, я встала и на ватных ногах подошла к двери.

В коридоре стояли мокрые, напуганные мужчина и женщина, вода стекала с них, они тряслись и глаза были полубезумные. Мужчина пытался что-то сказать, но Сергей остановил его.

-Сначала, идите в ванную, сейчас сухую одежду дам, переоденетесь, потом все расскажите, - мужчина кивнул и придерживая женщину за руку прошел в дом, - Кира, пойдем, поможешь мне одежду найти, гардероб-то у меня не очень.

Поднялись в его комнату, он достал теплый халат, брюки, свитер и шерстяные носки. Я взяла полотенца и мы молча понесли все это нашим неожиданным гостям. Когда они переоделись, получили по кружке горячего чая и немного успокоились стали рассказывать.

-Мы ехали в деревню, в Гвоздевку, а тут как началось, потемнело все, сам не понял, куда свернул, дороги нет, все вокруг гремит, ливень такой - ни черта не видно, машина заглохла. Жена говорит, вроде огонек какой-то впереди, может дом, может мы все-таки до деревни доехали. Откуда, говорю, в лесу дом. Сидели, сидели в машине, страшно. И выходить страшно, но решились. Меня Слава зовут, - протянул Сергею руку, - А это моя жена, Лена.

Сергей кивнул, мы познакомились, но меня не покидало какое-то тревожное чувство. Сергей был приветлив и успокаивал гостей, что гроза закончится и он поможет Славе с машиной. Странно все. Дорога в Гвоздевку асфальтированная, как с нее можно было в лес свернуть?

Я отошла, достала еще свечей, в неверном свете лица наших гостей выглядели растерянными. Лена еще не сказала ни слова.

-Да вы не стесняйтесь, берите пирожки. Я лесник, живу здесь постоянно, а Киру вот, на экскурсию привез, она в Алексеевке живет. А вы сами в Гвоздевке живете?

Гости переглянулись.

-Нет, мы в городе живем, а в деревню к родне ехали, - Слава смутился, а Лена покачала головой.

-Спасибо вам за приют, - голос у женщины был низкий, грудной, - Слава, ты извини, но люди нас в своем доме принимают, а мы врем. Мы не муж и жена. Мы любовники. Приехали в лес, побыть вдвоем, ну вот, что теперь делать будем, не знаю. Что дома говорить? Мне то все равно, я с мужем не живу, хоть и не разведены пока, а у Славы жена ничего не знает, волноваться будет.

Она замолчала. Повисла тишина, нарушаемая только шумом дождя и треском дров в камине, да еще сопеньем Волка. Это их проблемы, меня совершенно не касаются какие-то там отношения, не хочу ничего знать.

-Кира, помоги мне, пожалуйста, до утра мы все равно отсюда никуда не тронемся, надо спальные места оборудовать, - Сергей взял свечу, протянул мне руку, - Вот я болван, у меня же лампы керосиновые в кладовке есть,

С лампами стало светлее и мы пошли наверх, оставив гостей под присмотром Волка.

-Кира, ты устраивайся в моей комнате, гости - в гостевой, а я внизу. Тебе неприятна эта ситуация? - посмотрел на меня внимательно.

-Ты знаешь, они вызвали у меня сначала страх, не пойму чем, но даже ноги не шли. А сейчас, да, мне неприятно, но кто я, чтобы из судить? Не мое дело, - я пыталась убедить себя, что мне, действительно, все равно. Но это было не так. Волна боли захлестывала меня, я представляла жену этого Славы, которая ждет мужа, стоя у окна, видит эту жуткую грозу и переживает всем сердцем.

Спускаясь по лестнице услышали, как Слава говорит по телефону.

Читать дальше

Предыдущая глава

Начало

Для развития канала очень важна Ваша подписка и лайк.

С любовью и уважением к моим читателям.

-