ОБ УГОДЛИВО-ПОДОБОСТРАСТНЫХ ЛЮДЯХ-РАБАХ

«… Но нет спасенья от раба,
Который стал царем!
Он в созиданьи бестолков,
А в разрушеньи скор,
Он глух к рассудку — криком он
Выигрывает спор.
Для власти власть ему нужна,
И силой дух поправ,
Он славит мудрецом того,
Кто лжет ему: «Ты прав!»
Редьярд Киплинг,
«Раб, который стал царем»

Частенько вспоминаю последнюю беседу с ныне ушедшим в иной мир возрастным профессором, который не был моим другом, а находился со мной в приятельских отношениях…

И в этой беседе он, много лет поработавший в вузовском управлении, а до этого в обкоме КПСС (но в душе так и остался рабом), пожурил меня за то, что я лезу на Ученом совете университета на рожон в спорах с ректором и вузовской администрацией и посоветовал помалкивать, чтобы не потерять работу…

Мне, возрастному преподавателю-пенсионеру, было откровенно досадно от совета возрастного профессора, который, даже будучи пенсионером и работая на доли ставки, сохранил рабскую привычку смирения перед вышестоящим чиновником… Я несколько резковато отверг его предложение, заявив, что я не буду, как он ради работы прогибаться перед ректором…

Когда я «прокручиваю» этот эпизод в своей голове, то вспоминаю рассказы А.П. Чехова о глубочайшем почтении чиновников в царской России к вышестоящему начальству…

Многие уже догадались, что речь я веду о рассказе «Смерть чиновника» с трагикомическим финалом кончины старичка-чиновника Червякова, введшего себя в нервный срыв из-за нечаянного чиха на лысину статского генерала Бризжалова, и о рассказе «Толстый и тонкий», повествующий о встрече двух чиновников, друживших в детстве, один из которых так и остался мелким, боявшимся начальство клерком, который сразу перешел от простого дружеского общения на заискивающий тон, когда узнал, что друг стал тайным советником…

Как это ни странно, но и в наше время многим даже невдомёк, что, когда человек перестает «отстаивать свои личные права», то он теряет свои значимость, индивидуальность, гордость свободного человека и превращается в раба, беспрекословно выполняющего любой приказ вышестоящего начальника, подменяющего собой государственное учреждение, теряет создаваемый столетиям борьбы предков менталитет неприятия любого вида угнетения и любой несправедливости, как противовеса нравственному укладу занявшим властные ниши чиновников, в массе своей нацеленных лишь на обеспечение личного благополучия и благополучия близко приближенных лиц, а не на обеспечение интересов простых граждан.

Причем угодливо-подобострастным человеком-рабом можно быть, даже находясь на высоких ступенях власти

И как здесь с сарказмом не напомнить льстецам и подхалимам начальства об ожидаемом их будущем:

«Начальству спину гнешь ты зря,
Однажды «выметут» тебя …
Другой найдется подхалим,
Он будет более любим!
А ты опять «пойдешь в народ»,
А люди скажут: вот урод!»