Зачем верблюдам в Катаре накачивают губы ботоксом?

В арабском языке существует более тысячи слов, с помощью которых можно описать внешний вид и характер верблюда. Неудивительно: для жителей Аравийского полуострова это не просто горбатые парнокопытные, которые издают рычащие звуки и плюются, а настоящие «корабли пустыни» - плывущие по песку грациозные животные. В арабских странах их разведение по-прежнему считается прибыльным занятием, а конкурсы красоты верблюдов привлекают внимание множества гостей.

Корреспондент РИА Новости побывала на таком соревновании в Катаре и узнала, к каким хитростям прибегают заводчики, чтобы обогнать конкурентов.

ИЗДЕРЖКИ ПОЛИТИКИ

Через ворота на территорию комплекса, где жюри будет оценивать верблюдов, загоняют сотни животных в ярких нарядных попонах. В конкурсе красоты, который проходит в местечке Шахания в пустыне на севере Катара, участвуют более тысячи верблюдов: светлого, почти белого окраса, красно-коричневые и черные. Большинство из них местные — катарские, светлые же верблюды привезены из Кувейта. Не побоялись приехать в Катар со своими верблюдами, несмотря на отсутствие официальных отношений между двумя странами, и около 20 саудовских заводчиков. Участвуют в конкурсе и владельцы верблюдов из ОАЭ, но они регистрируются под чужими именами, опасаясь репрессий своих властей, не желающих иметь с соседним Катаром ничего общего.

«Обычно владельцы верблюдов из Катара ездили на верблюжьи конкурсы красоты в Саудовскую Аравию или ОАЭ, потому что Катар — страна маленькая, и здесь существуют всего две разновидности верблюдов в отличие от Саудовской Аравии и Эмиратов, где встречаются по девять пород верблюдов. Но после того, как Саудовская Аравия закрыла свои границы для граждан Катара в июне 2017 года и выгнала с ее территории всех катарских верблюдов, власти эмирата решили устраивать собственные конкурсы красоты для «кораблей пустыни», — рассказал РИА Новости директор конкурса Абдалла аль-Кувари.

ПУХЛЫЕ ГУБЫ И КРУГЛЫЕ КОПЫТА

Он объяснил, какие верблюды считаются самыми привлекательными. «С крупной головой, большими губами и широким носом, длинной шеей и крупным телом. Немаловажным во внешности верблюдов на конкурсе красоты считается и то, насколько крупные и круглые у него копыта», — раскрыл секрет аль-Кувари. Длина шеи претендента на победу может достигать 2,5 метра, а ширина туловища — 3,5 метра.

Но если природа верблюда красотой не наделила, то в этом случае можно прибегнуть к маленьким хитростям. «Подготовка к конкурсу красоты верблюдов идет законными и незаконными методами. В рамках закона их моют, бреют и подрезают шерсть, ведь обросших верблюдов никто не любит, хотя существуют породы с совсем короткой шерстью. Для них готовят красивые покрывала. А незаконное облагораживание внешности животных — использование ботокса для увеличения губ, носа», — пояснил глава жюри конкурса.

По словам аль-Кувари, «жулики» проделывают подобные процедуры тайно, по ночам. Хозяева ни за что в этом не признаются, даже при наличии доказательств, они продолжают утверждать, будто природа наградила их верблюда именно такими губами и носом. Если жюри удастся распознать применение ботокса у конкурсанта, его отстраняют от участия в состязании, а его владельцу путь на конкурсы красоты заказан на два-три года.

«Я могу сказать, что благодаря строгому наказанию, использовать ботокс у верблюдов теперь стали меньше. Процедура эта дорогостоящая, а риск попасться очень велик. Сложно сказать, насколько ботокс вредит здоровью животных, он постепенно выводится из организма, хотя, конечно, для них мало в этом приятного, но мы за природную естественность и равные условия для всех участников конкурса», — отметил аль-Кувари.

Однако один из владельцев верблюдов в ответ на прямой вопрос РИА Новости о применении ботокса подмигивает. «Ну так, потихонечку можно», — признался он.

ПРИБЫЛЬНЫЙ БИЗНЕС

Игра стоит свеч: максимальный размер денежного приза за первое место составляет 500 тысяч катарских риалов (более 150 тысяч долларов США). Но этим возможная прибыль не ограничивается: таких верблюдов-победителей можно продать в несколько раз дороже. Они становятся самыми желанными особями для селекции во всех аравийских странах. «Мой верблюд занял второе место, теперь прошу за него миллион (300 тысяч долларов), — хвастается хозяин одногорбого коричневого исполина.

«Максимальная цена, которую владелец может выручить за верблюдицу, — миллиона четыре риалов (свыше миллиона долларов), а вот за «мужика» есть вариант получить и до 20 миллионов (около пяти миллионов долларов), потому что верблюдица приносит потомство лишь раз в два года, а верблюд за это время способен оплодотворить десятки», — поясняет директор конкурса красоты.

Обладатель 150 верблюдов Салех бен Нгейт считает их разведение не только данью древней традиции, но и прибыльным бизнесом. «Разумеется, разводить верблюдов совсем не дешево, затраты на содержание одного верблюда в Катаре не меньше 20 тысяч риалов (шести тысяч долларов) в месяц, но и заработать на них можно прилично. У меня 70 верблюдов участвуют в скачках, занимают призовые места, я их и по четыре миллиона продаю, и по шесть (один-два миллиона долларов), нормальный бизнес», — поделился он.

«Вы говорите, 150 верблюдов — это много, у нашего эмира (правителя Катара — ред.), например, их две тысячи, есть, к чему стремится», — добавляет бен Нгейт, чьим «кораблям пустыни» на этот раз не удалось победить в конкурсе красоты.