Камера за 250$

Вечеринка была в самом разгаре. Под столом уже позвякивала небольшая батарея пустых бутылок, на столе громоздились миски с салатами и закусками. А вокруг - кто на диване, кто на кресле, кто просто на полу - расселась компания. Все слушали рассказы Васи, только вчера приехавшего из Китая.

– А ещё их привычка пить - это нечто! Квасят вроде как из напёрстков мелких. Но надираются посильнее наших!

Компания зашумела. Всем были понятны устремления простых китайцев.

– Ну и ещё там на рынок заходишь, и глаза разбегаются! Стоит всё очень разумно. А если поторговаться, то вообще за копейки!

Василий запустил руку в большой рюкзак и начал раздачу подарков.

– Это тебе. А это тебе. Михалыч, на! Ты давно хотел! Серёга, спецом для тебя, фанатика! Света, держи красоту!

Последней на свет божий появилась довольно потрёпанная фотокамера.

– Вася, это ты кому такое хочешь отдать?
– Себе.
– Себе? Это убожество? Сколько ты за неё отдал? Надеюсь, не больше пятисот наших?
– Дороже.
– Тысячу? Две? Только не говори, что две!
– Эта камера за двести пятьдесят американских баксов.
– Вася, скажи честно: ты дурак?

Все покатились со смеху. Вечеринка продолжалась.

– Вааась, а Вась! А сфотай нас!

Порядком набравшаяся Люда схватила фотоаппарат и попыталась сделать снимок. Камера даже не включилась.

– Дай, сломаешь же! Тут мне дедок-продавец объяснял как включать.

Василий нажал пару кнопок на корпусе, и лампочка на корпусе камеры засветилась. Все засуетились, стараясь занять самое лучшее место на диване. Щёлк! Короткая вспышка, и на экранчике появилось изображение. Вася нажал кнопку приближения, чтобы оценить качество фото.

На снимке отлично разместилась вся компания. Но что-то было не так. Лица ребят были какими-то усталыми, осунувшимися. Грустные глаза. Натянутые улыбки.

– А ну-ка улыбнулись нормально! Вы что, лимонами закусывали? Давайте хороший кадр сделаем!

Щёлк! Ещё одна короткая вспышка, светящийся экран. Лица ещё более осунувшиеся и грустные. А ещё Васе на миг показалось, что у некоторых будто бы поседели волосы.

– Ребзя! Тут камера глючная! Давайте я сейчас серию сниму, а потом выберем нормальное? Ну-ка сели! Улыбаааааемся!

Щёлк! Щёлк! Щёлк! Камера мерно вспыхивала, на экранчике сменялись картинки. Кадр, ещё кадр, и ещё.

– Вась, ну чо там? Получилось хоть что-то?
– А? Н-не. Всё стёрлось почему-то. Ну её! Барахло китайское. Давайте лучше выпьем!

И Вася трясущейся рукой убрал камеру в рюкзак. Он боялся снова смотреть на последние снимки - всё более усталые лица, седые редкие волосы, запавшие глаза. На последнем фото из всей компании на диване осталось сидеть лишь двое дряхлых стариков.