дома нескучно
Как весело и с пользой пережить самоизоляцию

Как потерять миллиард?

2 February 2019

Средний Урал стал родиной очередного судебного прецедента: налоговая служба взыскала с арбитражного управляющего более 800 миллионов рублей за бездействие. Обе стороны подали жалобы в Верховный суд.

Дело о несостоятельности
Вначале было дело. Дело о несостоятельности (банкротстве) компании «Редом», которая была признана банкротом еще в 2012 г. в Свердловском арбитражном суде. Конкурсный управляющий Петр Подпорин «успешно» завершил процедуру и отчитался перед судом.

Неожиданно налоговый орган предъявил иск к конкурсному управляющему. По мнению представителей фискального органа, Подпорин не принял никаких мер к 14 контрагентам «Редома», имеющим задолженности перед организацией, не признал подозрительной сделку купли-продажи недвижимости. Общий убыток, нанесенный «Редому» и кредиторам, в том числе государству, составил 1,35 миллиарда рублей.

В декабре 2016-го Свердловский арбитражный суд постановил взыскать с Петра Подпорина 1,3 миллиарда рублей, на стадии кассации эта сумма уменьшилась до 833 миллионов.

Комментарии сторон
Уникальность дела не скрывают представители налогового органа. В частности старший государственный налоговый инспектор управления ФНС по Свердловской области Семен Мякишев поясняет:

«...новшество заключается в том, что доказательством послужила не бухгалтерская документация, а выписки по банковским счетам компании-должника. Мы установили, что «Редом» контрагентам деньги перечислял, однако доказательств, подтверждающих обоснованность такого перечисления, а также документов о встречных поставках товаров и услуг конкурсный управляющий представить не смог...»
Перед тем как расшифровать прецедент с судебного языка на общечеловеческий дадим слово участникам дела:

Сам «виновник торжества» грозится дойти до всех судебных инстанций.

«...Живу на пенсию 10 830 рублей и жду, когда придут приставы описывать имущество. Я не понимаю логики налоговой: чего они хотят? - говорит он. - Может у обычного человека, не Рокфеллера, «в заначке» быть 1,3 миллиарда? Профессиональная страховка этих рисков не покрывает. Мне трудно сдерживать эмоции. Я 20 лет в профессии, провел около сотни процедур, а СМИ, не разобравшись в ситуации, меня буквально в грязь втоптали...»
Подпорин уверяет, что принял все меры к удовлетворению требований кредиторов. По всем компаниям-дебиторам, выявленным по данным бухучета, у него имеются судебные решения.

Президент Уральской СРО арбитражных управляющих Михаил Сачев рассказал, что правовую позицию по делу Подпорина отстаивает целая команда привлеченных юристов и специалистов организации. Кроме того, он лично обратился к арбитражным управляющим, являющимся членами СРО, и порекомендовал оспаривать все сделки компаний-должников за последние три года.

Ольга Позднякова, начальник отдела обеспечения процедур банкротства УФНС по Свердловской области:

«...У банкротства не должно быть цели ухода от долгов, в том числе перед бюджетом. Мы тщательно анализируем деятельность как должника, так и лиц, его контролирующих. Именно от компетентных, законных действий арбитражных управляющих зависит ход процедур банкротства и эффективность погашения задолженности перед кредиторами. Права, предоставленные ФЗ о банкротстве кредиторам, в том числе ФНС, не должны подменять собой обязанности арбитражного управляющего: выявлять и возвращать имущество должника...»
Схема

Итак перевод на понятный язык: ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» настолько сегодня зарегулирован, что для основного живого дела у арбитражного управляющего не остается ни сил ни возможности. Но это обстоятельство ни в коей мере не оправдывает его профессионального бездействия.

Да, Подпорин выполнил все предначертания, которые в той или иной мере отражены в ФЗ. Но выполнить-то их он выполнил, но денег, которые должен был найти и распределить среди кредиторов, так и не нашел. Но до последнего времени это никого и не волновало. Как-то все привыкли считать, что это некие объективные обстоятельства. Деньги как будто были, а потом как будто их не стало. Арбитражные управляющие, чувствуя открывшуюся слабость системы, не утруждали себя чрезмерным усердием и искали деньги главным образом для удовлетворения собственного вознаграждения и выплате процентов по итогам проведения процедуры. В большинстве случаев неудовлетворенными оставались даже требования по заработной плате работников. В редких случаях дело доходило до выплаты незначительного процента по требованию кредиторов 3-й очереди.

Профессиональное сообщество арбитражных управляющих вздрогнуло: перспектива взыскания убытков шестилетней давности никого не обрадовала
А чего так засуетились? Да есть от чего. Дело в том что профессиональная деятельность арбитражных управляющих неплохо застрахована от причинения убытков кредиторам.

Во-первых, он застрахован сам. Минимальная страховка на 3 млн руб. (В соответствии с ФЗ № 360 от 03.07.2016 г минимальная страховая сумма составляет 10 млн руб). Однако при стоимости имущества свыше 100 млн руб страховая сумма увеличивается и требует дополнительного страхования ответственности. В случае причинения убытков в результате своих действий страховая компания обязана погасить ущерб в рамках страховой суммы.

Во-вторых, в СРО имеется страховой фонд, который формируется арбитражным управляющим при вступлении в члены СРО (до 01.01.2019 г сумма взноса была 50 тыс. руб.). При минимальном количестве членов СРО в 100 человек фонд СРО формировался на сумму не менее 5 млн руб. и предназначался для погашения причиненного убытка членами СРО.

С 01.01.2019 г. вступили в силу изменения как по формированию страхового фонда СРО, так и по выплатам из этого фонда.

Теперь требуется взнос в 200 тыс. руб., но на погашение убытков может использоваться только определенная часть этого фонда, но надо заметить, не меньшая часть, чем прежняя, при 100 % выплате. При такой постановке дело оставалось за малым – признанием вины арбитражного управляющего и взысканием с него причиненного ущерба, что на практике продемонстрировала ФНС по Свердловской области.

На примере конкурсного управляющего Петра Подпорина союз саморегулируемых организаций арбитражных управляющих попытался обжаловать судебное решение, но неудачно.

В чем ошибка управляющего?
На чем попался уважаемый управляющий с 20-ти летним стажем.? На том что так и не научился искать и возвращать активы предприятия должника в конкурсную массу. Но и конкурсные кредиторы еще не научились предъявлять свои требования к арбитражному управляющему. Как только научатся этому нехитрому делу, научится и управляющий искать и находить потерявшиеся деньги кредиторов. Первым «грамотным специалистом» стал Подпорин, но он вряд ли уже сможет продолжить свою деятельность при наличии такого неподъемного обременения. Остальным предстоит срочно переучиваться.

Вот к примеру еще одно банкротное дело:

АРБИТРАЖНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН Дело № А 65-3952/2015 от 15.05.2018 г. Арбитражный суд Республики Татарстан в составе: председательствующий – судья Иванов О.И., при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Акбердиной В.С., рассмотрев в открытом судебном заседании вопрос о завершении либо продлении срока конкурсного производства в отношении открытого акционерного общества «Радуга», г. Казань (ИНН 1656058542, ОГРН 1111690019077), с участием: конкурсного управляющего – Кондратьев И.С., паспорт; уполномоченного органа – представитель Шевелев Н.В., по доверенности от 13.11.2017; представитель Касимова А.Р….В Арбитражный суд Республики Татарстан поступил отчет конкурсного управляющего о результатах проведения конкурсного производства с приложенными к нему документами.
Согласно отчету о результатах проведения конкурсного производства на расчетный счет должника поступили денежные средства в размере 20 090 498 руб. 20 коп.; данные денежные средства должника были использованы следующим образом:
964 233 руб. 28 коп. – публикация сведений по делу о банкротстве,
6 536 руб. 75 коп. – почтово-телеграфные расходы,
7 780 руб. 28 коп. – расходы на канцтовары и орг. технику,
132 204 руб. – вознаграждение бухгалтера,
963 096 руб. 74 коп. – вознаграждение конкурсного управляющего,
25 768 руб. 79 коп. – банковские расходы,
800 000 руб. – охрана имущества должника,
3 115 359 руб. 13 коп. – коммунальные услуги,
40 000 руб. – обслуживание системы отопления,
486 900 руб. – оценка имущества,
4 908 112 руб. 96 коп. – обязательные платежи в бюджет, страховые взносы,
1 803 044 руб. – оплата по трудовому договору в конкурсном производстве,
356 397 руб. 21 коп. – заработная плата работников,
193 607 руб. 53 коп. – налог на доходы физических лиц,
51 700 руб. – хозяйственные нужды,
5 291 489 руб. 38 коп. – оплата за торги,
6 000 руб. – возмещение расходов на оргтехнику,
10 250 руб. – изготовление ЭЦП, печати,
58 925 руб. – экспертиза БТИ,
7 355 руб. – государственная пошлина,
805 979 руб. 21 коп. – прочие,
23 040 руб. 94 коп. – оплата по исполнительному листу,
32 718 руб. – архив
Требования кредиторов, относящиеся к первой и второй очереди, не заявлены. Требования кредиторов третьей очереди включены в реестр требований кредиторов должника в размере 55 072 748 руб. 80 коп., из них: 50 687 668 руб. 43 коп. – основной долг, 4 385 080 руб. 37 коп.– финансовые санкции; требования кредиторов, заявленные после закрытия реестра требований кредиторов должника, составили 2 316 361 руб. 11 коп. Требования кредиторов не погашались из-за отсутствия средств.
Картина прозаичная до узнаваемости. Кредиторам долг составляет 55 млн руб. продают имущества на 20 млн руб. и кредиторам не достается ничего. А что им должно достаться, если только за проведение торгов должник платит больше 5 млн руб.? Далее миллион за опубликование сведений, миллион – вознаграждение арбитражного управляющего. Налоговая умудряется получить 5 млн, при том что ее требования включены в третью очередь, как и у всех конкурсных кредиторов, а текущие налоговые платежи, если и возникли, то не могли быть такими огромными. Почти миллион – охрана имущества и 3 с лишним – коммунальные услуги. Почти 2 миллиона управляющий выплатил привлеченным специалистам в ходе процедуры. Почти полмиллиона на оценку и 800 тыс. – прочие расходы. Подбивать на калькуляторе прочие «мелкие» расходы даже не интересно.

На кого работал конкурсный управляющий Кондратьев И.С., не понятно, но точно не на кредиторов.

Но подобный отчет о расходовании финансовых средств, рассматривался на собрании кредиторов перед завершением процедуры, и вопросов никаких у кредиторов не породил. Что оставалось суду если там все сплошь юристы, а считать столбиком они давно разучились.

Как показывает практика, выводов из дела арбитражного управляющего Петра Подпорина никто делать не хочет.