ЧАСОВОЕ НАСЛЕДИЕ ШВЕЙЦАРИИ

ЧАСОВОЕ НАСЛЕДИЕ ШВЕЙЦАРИИ
“Мы убрали минутную стрелку, так что, если вы хотите знать точное время, эти часы не для вас”, – говорит генеральный директор HYT Грегори Дурд. Он показывает нам часы. Изделие украшено изображением черепа, вокруг которого бежит черная жидкость, отображая время и словно говоря вам – “Помни о смерти” (Memento mori).

Поначалу эта идея может показаться нелепой. Но для участников Международного салона часового искусства International Salon of Fine Watchmaking (SIHH) функциональность – это далеко не самое главное. Можете быть уверены, большинство представленных здесь моделей показывают время, в том числе изделия марки HYT. Но все-таки важнее всего – эстетическая сторона и креативность.

ЧАСОВОЕ НАСЛЕДИЕ ШВЕЙЦАРИИ

“Есть много способов узнать, сколько времени, и носить часы для этого необязательно. Такой бренд, как наш, может подарить эмоции, удовольствие, а это выходит за рамки функциональности”, – говорит Николас Бос, генеральный директор Van Cleef & Arpels.

Салон Haute Horlogerie

“Когда вы носите на запястье механические часы, то не забывайте, что это живой организм, – говорит Фабьен Лупо, директор Fondation de la Haute Horlogerie (FHH), организующего это мероприятие. – Это мозаика, составленная из микроскопических механизмов, и она требует к себе особого отношения. Это как живое существо, внутри которого бьется сердце. Очень волнительно!”

Academia Endless Drive DeWitt
Academia Endless Drive DeWitt
Academia Endless Drive DeWitt

Вместе с группой экспертов, в которую входят часовых дел мастера, историки, художники, Лупо отбирает участников для выставки. В этом году их 35. Рекорд для этого относительно секретного мероприятия, которое организуется всего в 28-ой раз.

“Нынешний салон дает понять, что два года назад мы выбрали правильное направление. Мы решили стать более открытыми. Изначально это был частный салон для профессионалов, ориентированный на розничных торговцев и журналистов из разных стран. Сегодня же мы обращаемся к клиентам, общественности и коллекционерам, которые хотят больше узнать об этом ремесле. Мы стремимся стать культурным отражением часового искусства”.

Clifton Baumatic Baume et Mercier
Clifton Baumatic Baume et Mercier
Clifton Baumatic Baume et Mercier

Искусство, наследие и швейцарский опыт

Мастера Cartier хотят изучить все возможные техники, которые позволят создавать красивые, но функциональные изделия, в том числе часы.

Швейцария. Ла-Шо-де-Фон. Горы Юра. Здание Maison des Métiers d’Art примыкает к главному производственному цеху. В конце 18 века здесь располагалась ферма. Сегодня местные мастера работают над созданием новых техник и пытаются восстановить уже забытые: зернь, маркетри и филигрань.

“Наши циферблаты украшены перьями зимородка. Благодаря этому появляются синие, зеленые и лиловые переливы. У нас огромный запас этих перьев с 1908 года. Многие музеи нам завидуют, – рассказывает директор по стилю и имиджу Пьер Райнеро. – Мы также нашли способ, как добиться того же эффекта, используя цветочные лепестки, которые сохраняют свои цвета”.

ЧАСОВОЕ НАСЛЕДИЕ ШВЕЙЦАРИИ

Бренд представляет часы Ronde Louis Cartier. Выполнены они с применением необычной техники – маркетри. Изделие выполнено из макассового дерева с использованием золота в 25 карат. Мастер шлифует песком или гравирует часы до тех пор, пока не получит желаемый результат: эффект прозрачности, определенный цвет, плавность линий. На то, чтобы в центре циферблата появилось изображение пантеры, уходит около пяти рабочих дней. Часы выпущены лимитированной коллекцией, всего 30 экземпляров.

ЧАСОВОЕ НАСЛЕДИЕ ШВЕЙЦАРИИ

Карл Фридрих Шэйфель, генеральный директор Chopard, тоже стремится продвигать швейцарские часовые традиции. В 2015 году он приобрел компанию Chronométrie Ferdinand Berthoud. Сегодня Шэйфель впервые выступает на International Salon of Fine Watchmaking – на площадке Carré des Horlogers, участники которой – независимые бренды.

“Когда я работал над созданием музея Chopard во Флёрье, я наткнулся на старинный морской хронометр Ferdinand Berthoud. Позже я узнал, насколько у бренда давняя история. Это стало моей страстью!”